Храм Вятки с 300-летней историей

x_306fd5ba

Во вступительном слове епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон обозначил основную цель семинара: «Сегодня мы собрались, поскольку по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла идет работа по подготовке пособия для пастырей по совершению исповеди на приходе».

Владыка отметил, что сейчас для многих людей исповедь является входом в Церковь, вторым Крещением. «Многие люди из тех, кто был крещен в советское время или в 90-е годы, после крещения надолго уходили из Церкви и, возвращаясь в нее вновь, нуждаются в особой заботе».

Митрополит Аргентинский и Южноамериканский Игнатий, защитивший в 2014 году диссертацию на соискание ученой степени кандидата психологических наук, отметил, что многие психологические отклонения и пограничные состояния внешне бывают похожи на духовные недуги: «Базовыми знаниями о психозах, неврозах и пограничных состояниях должен обладать каждый священнослужитель, чтобы не допустить трагических ошибок. Хорошо известен случай, как духовник Гоголя дал ему в состояния сильного невроза неверный совет и тем самым чуть не довел его до самоубийства».

Человек – как писал святой патриарх Софроний Иерусалимский «загадка Бога», загадка каждому: кто я? что я? куда иду и зачем живу? Все жизнь человек «разгадывает» сам себя. Психология за две сотни лет своего развития узнала много важного о человеке. Этот опыт помогает сегодня верующему человеку выдержать информационное давление внешнего мира. Давайте познакомимся с православными психологами поближе, чтобы не ошибиться.

Наталья Скуратовская о границах исповеди и душеведной  помощи 

Православный психолог — это специалист православного мировоззрения, который понимает конфессиональные особенности и этические установки христиан, подбирает соответствующие методы работы и видит взаимосвязь психологических и духовных проблем. Хочу сказать сразу: духовных советов я не раздаю. Нельзя примерять роль «старца», хотя сами люди иногда этого ждут.

Психолог – не батюшка!

Некоторые люди считают, что психологи конкурируют со священниками, борются с ними за души паствы. Другие боятся, что их могут загипнотизировать. И еще каких-то восемь лет назад мне регулярно приходилось объяснять, что психология — это не сатанизм. Самое крупное заблуждение — православному человеку психология не нужна, она якобы для неверующих. Я всегда говорю: если у человека не решены внутренние конфликты, есть застарелый невроз, то к духовной жизни у него приступить не получится. Иногда невротизированные люди с агрессивной моделью поведения обличают еретиков, громят выставки и выдают картину совершенно неадекватной нехристианской злобы. Христос не ставил ультиматумы ни одной из блудниц, с которыми он общался. Даже Господь не посягает на свободу воли, а тем более психологу не подобает этим заниматься

x_7d668cb2

Что такое религиозные травмы?

Люди приходят в церковь по разным причинам: хотят обрести душевный покой, избавиться от неврозов, почувствовать Божью благодать. Часто им не хватает того, что в психологии называется безусловным принятием, то есть веры в то, что их может кто-то любить просто так.

Напуганные мифами о психологии  прихожане целенаправленно ищут православного психолога. У нас в стране психологическая деятельность не лицензируется. Вы можете повесить на шею крестик, сходить пару раз в церковь, послушать пару популярных лекций и объявить себя в интернете православным психологом, наговорив любую чепуху, которая звучит близко к теме. В большинстве случаев это не мошенничество, а шарлатанство, поскольку сами люди, которые занимаются таким консультированием, часто уверены в своем подходе.

Шарлатана от настоящего психолога отличить нетрудно. Во-первых, стоит обратить внимание на то, насколько человек категоричен. Если он навязывает свое мнение, значит, это, скорее всего, не очень хороший психолог. Во-вторых, насторожиться следует, если вы видите, что человек не разграничивает зону ответственности психолога и священнослужителя. Если психолог дает советы исцеляться постом, молитвой и паломничеством по святым местам — это не психолог. Третье — надо посмотреть, как он договаривается о результате. Некоторые псевдопсихологи считают, что раз человек пришел, значит, надо его воцерковлять, хочет он того или нет.

Депрессия – это не  просто уныние

То, что депрессия и уныние одно и то же, — страшное заблуждение. Тут важна дифференциальная диагностика, потому что это разные состояния. Если подойти с аскетической точки зрения, то уныние — это болезнь воли, а депрессия — это с научной точки зрения нарушение баланса нейромедиаторов. Также состояние депрессии для человека неприятно и неестественно. А уныние, как и любая страсть, поначалу даже приятно: «А не пойти ли мне порасслабляться?» Бывает и бодрое уныние — когда человек вроде и занят, но какой-то ерундой.

Для начала надо исключить или подтвердить депрессию. Я всегда объясняю священникам опасность депрессии, а также опасность приложения к ней всех аскетических средств, которые рекомендованы для уныния. Если человеку с клинической депрессией советовать больше поститься, молиться и усугублять аскетические подвиги, его расстройство будет прогрессировать — причем очень быстро и с увеличением риска суицида. Кстати, это понимают многие священники. Я им рассказываю о симптомах и говорю, что если хотя бы часть из них есть, ваша задача — деликатно, тактично отправить человека к психологу. Господь, конечно, силен, он творит чудеса, но если у человека аппендицит, можно молиться и ждать его исцеления, а можно взять и вызвать скорую.

 x_1d7d983e