Храм Вятки с 300-летней историей

 

vrubel1885-580x368

Общий смысл праздника Святой Троицы

Праздник Новозаветной пятидесятницы есть  День рождения нашей Церкви через благодатное сошествие Духа Святого.  Когда мы празднуем день Святой Троицы, сошествие Святого Духа на апостолов, мы празднуем также день дарования Божественной Личности Утешителя. В молитвах преподобного Силуана Афонского, в его обращениях к Богу всегда звучит присутствие Святого Духа как его личного Друга. Он обращается к Богу, к Святой Троице со словами, чтобы мы все познали Бога: «Молю Тебя, милостивый Господи, да познают Тебя Духом Святым все народы земли». Чтобы каждому из нас Дух Святой явился как как наш личный Бог, как та Личность Божественная, с которой мы должны соприкоснуться и сочетаться. В день Троицы для нас день узнавания Святого Духа. Дух Святой сходит вниз. Он подчиняет себя законам этого мира, законам тяготения, законам грешной земной жизни. Утешитель Божий снисходит, умаляется до нас, чтобы мы с Ним сочетались, Им напитались, наполнились, зажглись, как зажглись апостолы этими языками пламени в день Сошествия Святого духа, в день Пятидесятницы. «Да будут они едины, — говорит Христос, — как Мы едины». Чтобы это единство Святой Троицы в Духе Святом даровалось человечеству как Церкви.

Уставные особенности праздника 

Сразу после Божественной Литургии совершается вечерня в воспоминание сошествия на святых апостолов Духа Утешителя. Во время этого богослужения читаются коленопреклоненные молитвы, о ниспослании и нам Духа Святого, Духа премудрости, Духа разума и страха Божия. 

Православные христиане в этот день украшают дома и храмы зелеными веточками, цветами. Обычай этот идет еще от Ветхозаветной Церкви, когда дома и синагоги украшались зеленью в Пятидесятницу в память того, как при Синайской горе все цвело и зеленело в день, когда Моисей получал скрижали закона. Сионская горница, где на апостолов сошел Святой Дух, в то время, по общему обычаю, тоже была украшена ветвями деревьев и цветами. В праздник Троицы вспоминают и явление Аврааму Троицы в Мамврийской дубраве, поэтому украшенный зеленью храм напоминает и ту дубраву. В Последний же "День Христов" вся вселенная зазеленеет, украситься Духом Божиим.

 troica

Благовестие праздника

Тысячелетия человечество мечтало о Единстве, о том, чтобы «никто и ничто» не было забыто в земных пропастях истории и времени, чтобы малейший информационный бит о человеческих свершениях не затерялся и был сохранен общей людской памятью на любых мнемонических носителях от песен и саг до жестких дисков. Поднимались десятки великих завоевателей, желавших под своим началом объединить людей и воздвигнуть вечную империю. Ради идеи Единения были убиты десятки миллионов людей. В  жертву всеобщего единства и сегодня безумцы готовы принести половину человечества, но все их усилия со времен древнего правителя Нимрода, строителя Вавилонской башни, тщетны и обречены на провал.

Вчера в Троицкую родительскую субботу многие верующие люди посетили на кладбище родные могилы. Ходил между скорбных земляных холмиков, просевших от времени, маленький мальчик, с интересом рассматривая надгробные памятники, читая утешительные надписи, оставленные ближними. На многих старых надгробиях стерлись имена, утратились даты жизни и смерти. Время не щадит даже мертвых. Страшно, неуютно ему стало в солнечный день на кладбище посреди тотального забвения, смертных вздохов и сочной зеленой травы, выпирающей из всех земных щелей с неудержимой силой. Как войти вечность? Как сохранить свое маленькое имя навсегда?

В незапамятные ветхозаветные времена люди  начали строить башню «высотою до небес», чтобы «сделать себе имя» (Быт. 11.4). Это была «коммунистическая» небывалая стройка века. Не во благо решили соединиться люди, а в грешном  себялюбивом обособлении от Бога и Его Любви. Это было словно земное повторение райского грехопадения, новая попытка самообожествления. Сыны Адама в горделивой автономии вознамерились устроиться на земле без истинного источника всякого бытия, жить для себя, для «своего имени» вечно. Они строили башню до неба, теряя небесную радость в сердце! Человеческим титанам казалось, что между Богом и людьми есть только некоторая количественная разница, что достаточно объединенными усилиями «взойти на небеса», как Божье самовладычество падет, и они станут счастливыми и свободными. Быть «подобными богам» и жить в горделивой автономии извечная бессмысленная мечта человечества. Однако, Господь не тиран и не ревнует людей к Своему божественному достоинству. Между Богом и человеком не числовая разница, а сущностная, онтологическая пропасть. Он разрушил задумку древних народов, смешал их языки, так, что один народ перестал понимать «наречие другого» (Быт. 11.7).

106444

Строительство Вавилонской башни остановилось само по себе. Никого Бог не уничтожил «огнем и серой». Все закончилось безмолвием, люди «рассеялись по всей земле» сами, они перестали понимать друг друга, утратив «язык сердца».  Бог не допустил, чтобы человечество обескровило самое себя в пустых горделивых замыслах, то, что люди пожелали вырвать у вечности своими силами, как известно, Господь хотел даровать  человечеству еще в райском саду. Божье намерение после грехопадения не изменилось, только теперь на пути к достижению этой сверхъестественной цели стоит Крест Христов, осиянный светом Воскресения Сына Божьего.

Во время Своего Благовестия Господь сказал ученикам: «Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!» (Лк. 12.49) и добавил к этим таинственным словам на пасхальной вечере: «Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа Истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его; а вы знаете Его, ибо Он с вами пребывает и в вас будет.  Не оставлю вас сиротами; приду к вам. Еще немного, и мир уже не увидит Меня; а вы увидите Меня, ибо Я живу, и вы будете жить» (Ин. 14. 16-19). Уже «близ при дверях» Вознесения апостолы, получив от Христа повеление не отлучаться из Иерусалима, обещая им «крещение Духом Святым» в недоумении спрашивали Его: "Не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилю?» (Деян. 1.6)  Они не понимали Своего воскресшего Учителя. Он обещал им не «мед и млеко Земли Обетованной», не избавление от Римского владычества, не что либо земное и существенное, а «Дух Святой». Для них это было  совершенно непонятно. Они же получили уже все наставления, познали  «все законы и пророков», принимали участие в благовестии и чудесах Сына Божьего, предстояли Таинству Креста и изведали славу Воскресения Христова. Чему же еще им следует научиться? Что предпринять? Почему любимый Бог-учитель покидает их, обещая взамен «огонь с неба» и неведомого Духа? Вопросов миллион! И главное – без получения этого «Иного Утешителя» невозможно было ничего апостолам существенно объяснить или хотя бы даже намекнуть. Придет Утешитель, «Которого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил вам» (Ин. 14.26). Оставалось только верить и ждать этого дня! И он наступил, через десять дней после Вознесения, в иудейский праздник Пятидесятницы, когда апостолы все вместе, «единодушно» собрались в сионской горнице, начался великий и последний «День Господень»!

«При наступлении дня Пятидесятницы все они были единодушно вместе.  И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них.  И исполнились все Духа Святаго, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать. В Иерусалиме же находились Иудеи, люди набожные, из всякого народа под небом. Когда сделался этот шум, собрался народ, и пришел в смятение, ибо каждый слышал их говорящих его наречием.  И все изумлялись и дивились, говоря между собою: сии говорящие не все ли Галилеяне? Как же мы слышим каждый собственное наречие, в котором родились.  Парфяне, и Мидяне, и Еламиты, и жители Месопотамии, Иудеи и Каппадокии, Понта и Асии,  Фригии и Памфилии, Египта и частей Ливии, прилежащих к Киринее, и пришедшие из Рима, Иудеи и прозелиты,  критяне и аравитяне, слышим их нашими языками говорящих о великих делах Божиих?  И изумлялись все и, недоумевая, говорили друг другу: что это значит?» (Деян. 2. 1-12)

890x675_oWk44pQgl6CQjcsPsle8

«Что это значит?»  Вспомним еще раз события тайной Вечери. Христос установил на ней не Таинство Причастия Своего Тела и Крови, оно явилось следствием иного божественного чуда-феномена. Даруя новую заповедь «любить друг друга, как Я возлюбил вас», заповедь «пребывать в Его любви», Христос не учредил, а основал новую божественную реальности, которой еще не рождала земля и небо – Свою Церковь. Собрание людей, призванных жить по образу и подобию Святой Троицы. Однако, эта первая «таинственная» община во образ любви Отца и Сына и Святого Духа, еще не имела Утешителя, еще не была соединена «кровными» благодатными узами Святого Духа. Она еще не была наполнена полнотой Его божественного содействия, и поэтому Христос заповедал ученикам «сидеть в Иерусалиме, ожидая прихода «Иного Утешителя».

В великий день Пятидесятницы апостолы получили не только дар « постижения чуждых наречий» и способность творить «чудеса и знамения» во имя Христово. Великие чудеса совершали многие вожди и пророки Ветхого Завета, достаточно вспомнить, что Иисус Навин в битве за Обетованную Землю однажды остановил солнце: «стой, солнце, над Гаваоном, и луна, над долиною Аиалонскою!» (Нав.10.12). Не в даре понимать иностранную речь и производить остановки солнца состояло чудо Новозаветной Пятидесятницы. Во время строительства Вавилонского зиккурата  Господь «смешал языки» и люди перестали понимать друг друга. Другими словами, Господь оставил их, и постепенно, без благодатного содействия Божьего, между ними появилась вражда, каждый стал «тянуть одеяло на себя»,  утверждать свою волю первенствующей, свои планы возвеличивать и пренебрегать планами другими. Такой порядок жизни, а точней беспорядок не мог продолжаться долго, и междуречные племена разошлись во все стороны земных пределов без всякого сожаления, но как мы уже писали, Божье намерение спасти людей от греха, смерти и межличностных разделений не изменилось! Когда «Дело Отца» (Ин. 14.10) было совершено Сыном Человеческим, пришло время вновь соединить людей «свыше», даровать им «один язык и одно сердце».

В великом шуме словно от райских деревьев, Бог Дух Святой «самовладычне» сходит на землю и Сам поставляет новую башню света, а лучше сказать, столп Истины, только с одним огромным отличием. Бог строит свой Столп не снизу, а сверху. С неба на землю, кстати, храмовый купол символизирует именно это утверждение. Только такое благодатное единение  «свыше» производит в людях благие перемены, интегрирует их в Богочеловеческий организм, в  «Тело Христово», где каждому члену даруется простор для души и духа! С Божьей башни далеко видно! Церковь –  новое человечество, «кто во Христе, тот новое творение» (2 Кор. 5.17), говорящее со всей вселенной на языке любви Христовой. Именно поэтому, люди разных племен, пришедшие на праздник Пятидесятницы в Иерусалим, отлично поняли апостолов, на которых сошел Дух Святой. И не только люди, этот Божий язык прекрасно понимают и звери и птицы, горы и всякая космическая стихия. Свидетельств этому в книге апостольских «Деяний» и в агиографической литературе «тьма и тьма». Иконография праздника утверждает точно такую же мысль, изображая в центре иконы (в нижней части на темном фоне)  космос в виде человеческой фигуры в царском одеянии.

На Тайной Вечере Христос собрал своих учеников, как Свое Тело. В день Новозаветной Троицы «Тело Христово», Церковь Божия была оживотворена Духом Святым. Она стала «душою живою» (Быт. 2.7). «Огненные языки» не сошли на апостолов волнами сплошного пламени. Каждый из присутствующих получил по одному Господнему языку. И сегодня каждый православный христианин в Таинстве Миропомазания, сразу следующего за Таинством Крещения, получает как личный Дар – Святого Духа. Не дары Святого Духа, а Самого Святого Духа и возможность личного с Ним общения. Ветхозаветная Пятидесятница, через соблюдение Закона, осуществляла (творила действенным образом) Завет с Богом. Новая Пятидесятница, через получение дара «Иного Утешителя» возводит человека ко Христу и к полноте Богообщения в Троице Святой.

22665

Об этой логике Богообщения, например, говорит явление Святой Троицы преподобному Александру Свирскому, русскому святому, жившему в 15 веке. Поэтому «стяжание Святого Духа» есть подлинное приобщение к жизни Сына Божьего. Без Святого Духа познание Бога-Отца и Бога-Сына благодатно-сущностно невозможно, «никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым» (1 Кор 12.3). Сын Божий желал этого для апостолов, а теперь и для всех нас всей своей Богочеловеческой душой. В этом призвании Христовом быть «единодушно вместе», получить «крещение Святого Духа», содержится призыв – войти в «пространстве Церкви» в глубины Божественной Жизни, в свет и свободу Святой Троицы. В этот чудный день Господь вновь и вновь говорит нам: «Сын дай мне твое сердце и прими Дух». И это не от какой либо нужды или таинственной потребности, просто у Него есть только один Дар – Он Сам – Его Святой Дух, который Он «туне дает» нам, чтобы «всех привлечь к Себе» для радости нас же самих. Не нужно никаких завоеваний, великих низовых объединений, не надо «делать себе имя». Ничье имя теперь не погибнет под небесами, пусть даже пока и временными и стершееся на могильном памятнике, ибо «имена ваши записаны на небесах» (Лк.10.20).