Храм Вятки с 300-летней историей

history2-19_1 

Аскетические предписания Страстной седмицы отделены от Великого поста и по смыслу, и по богослужебному строю. Обычно говорят, что Великий пост заканчивается в пятницу перед Лазаревой субботой, но можно считать и по-другому: Великий пост завершается в Страстную среду, так как великопостное богослужение продолжается в обычном порядке до Страстной среды, а вечером в срединный день недели совершается Чин прощения за Святую четыредесятницу, подобный чину в Прощеное воскресенье. В этом чине прощения приводятся слова игумена, обращенные к братии: «Благословите, отцы святии, и простите ми грешному, яже согреших во всей жизни моей, и во всей Святей четыредесятнице…». Таким образом, по мысли Постной Триоди, Страстная среда является последним днем Великого поста.

Евангельские чтения Страстной седмицы

На Страстной седмице Евангелие читается почти на каждой службе суточного круга, ибо последние дни земной жизни Спасителя описаны гораздо подробнее, чем другие периоды Его жизни. По тексту четырех Евангелистов можно проследить буквально каждый шаг Спасителя: все, что он говорил, делал, куда ходил, с кем общался в предкрестные дни. Богослужение Страстной седмицы дает нам возможность провести эти дни шествуя по Его стопам, слушая Его слова.

Итак, в понедельник, вторник, среду и четверг Христос проповедовал в Иерусалимском храме. Ближе к вечеру, когда солнце начинало клониться к закату, Он уходил вместе с учениками из города для отдыха и прощальных бесед только с ними. Утром сын Божий возвращался обратно в Иерусалим. Такая последовательность событий продолжалась четыре дня.

евангелие

Евангельские чтения Великой среды

Утреннее Евангелие

В Великую среду читается отрывок о событиях, происходивших в среду утром в Иерусалимском храме, когда вокруг Христа собираются некоторых из язычников, пришедших на празднование ветхозаветной Пасхи, и Господь говорит: «Пришел час прославиться Сыну Человеческому». Его слава вышла за пределы Израиля, избранного народа. Слава Господа становится всемирной. И в этот же момент слава Господа является с Небес — гремит гром, и в нем Сам Господь и его ученики слышат голос Бога Отца: «И прославил, и еще прославлю». (Ин. 12: 17-50). Народ же ничего не услышал; для него это был просто атмосферное явление – заурядный  гром. Так была явлена Слава Господа с небес и в мире. Этот Евангельский отрывок  суть свидетельство  о небесной и всемирной славе Господа. 

грешница 2

Вечернее Евангелие

Вечером в среду читается Евангельский отрывок о грешной женщине, помазавшей Господа миром и оттершей  своими власами Его ноги. В этом же чтении  говорится об Иуде Искариотском. Сопоставление грешной женщины и предателя Иуды очевидно. С одной стороны, женщина, совершающая  подвиг, ради любви ко Христу, и Господь говорит ей, что везде, где будет проповедано Евангелие, сказано будет о том, что она сделала. С другой стороны, Иуда - замысливший предательство. Немыслимое чудовищное предприятие, выношенное в сердце, спланированное в уме одного из двенадцати апостолов, ставшее в предпасхальные дни зловещей реальностью. Ад распахивается в душе предателя и, обжигая сердечную внутренность, окаменевает его изнутри. Для того, чтобы понять преступную логику бывшего апостола, выпишем  последовательно все  Евангельские отрывки, относящиеся к его последовательному  скольжению в смертельную петлю отступничества.

Евангельское повествование о предательстве Иуды (в сокращении)

«Тогда один из учеников Его, Иуда Симонов Искариот, который хотел предать Его, сказал:  Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим?  Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали.  Иисус же сказал: оставьте ее; она сберегла это на день погребения Моего» (Ин. 12. 1-7).

«Вошел же сатана в Иуду, прозванного Искариотом, одного из числа двенадцати и он пошел, и говорил с первосвященниками и начальниками, как Его предать им.  Они обрадовались и согласились дать ему денег; и он обещал, и искал удобного времени, чтобы предать Его им не при народе (Лк. 22. 3-6).

«В первый же день опресночный приступили ученики к Иисусу и сказали Ему: где велишь нам приготовить Тебе пасху? Ученики сделали, как повелел им Иисус, и приготовили пасху. Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками; и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.  Они весьма опечалились, и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи? Он же сказал в ответ: опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня; впрочем Сын Человеческий идет, как писано о Нем, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться. При сем и Иуда, предающий Его, сказал: не я ли, Равви? Иисус говорит ему: ты сказал» (Мф. 26. 17-25).

поцелуй иуды 2.jpeg

«Один же из учеников припав к груди Иисуса, сказал Ему: Господи! кто это?  Иисус отвечал: тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам. И, обмакнув кусок, подал Иуде Симонову Искариоту. И после сего куска вошел в него сатана. Тогда Иисус сказал ему: что делаешь, делай скорее.  Но никто из возлежавших не понял, к чему Он это сказал ему.  А как у Иуды был ящик, то некоторые думали, что Иисус говорит ему: купи, что нам нужно к празднику, или чтобы дал что-нибудь нищим.  Он, приняв кусок, тотчас вышел; а была ночь (Ин. 13.23-30).

«Сказав сие, Иисус вышел с учениками Своими за поток Кедрон, где был сад, в который вошел Сам и ученики Его. Иуда, взяв отряд воинов и служителей от первосвященников и фарисеев, приходит туда с фонарями и светильниками и оружием. Иисус же, зная все, что с Ним будет, вышел и сказал им: кого ищете? Ему отвечали: Иисуса Назорея. Иисус говорит им: это Я. Стоял же с ними и Иуда, предатель Его» (Ин. 18. 1-5).

«Иуда подошел к Иисусу, чтобы поцеловать Его. Ибо он такой им дал знак: Кого я поцелую, Тот и есть. Иисус же сказал ему: Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого?» (Лк. 22. 46-48)

поцелуй иуды.jpeg

«Когда же настало утро, все первосвященники и старейшины народа имели совещание об Иисусе, чтобы предать Его смерти;  и, связав Его, отвели и предали Его Понтию Пилату, правителю. Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и, раскаявшись, возвратил тридцать сребренников первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: что нам до того? смотри сам. И, бросив сребренники в храме, он вышел, пошел и удавился. Первосвященники, взяв сребренники, сказали: непозволительно положить их в сокровищницу церковную, потому что это цена крови» (Мф. 27. 1-6). 

Сложив все цитаты, повествующие об Иуде и его предательстве, у нас получился достаточно связный, совсем немаленький рассказ по соотношению с объемом всего Новозаветного текста.  Не много ли отводиться в Евангелии предателю Иуде повествовательных строк? Не нам судить, но исходя из этого соотносительного факта, мы в полной мере можем предположить, насколько глубоко были потрясены апостолы произошедшим  предательством своего бывшего спутника. Можно найти множество мотивов предательства, но евангелисты оставили нам только один: Иуда вор и предал Христа по корыстным, совершенно бездуховным мотивам. За две тысячи лет христианства множество раз возникали оправдатели иудиного, как они называли его, «незримого подвига любви».

Такие проиудинские настроения возникали и будут появляться до тех пор, пока стоит «второй мир», послепотопная вселенная, ибо грешному человеческому уму кажется невозможным фактом, что предательство было вызвано не высокими этическими принципами, не тайным решением «помочь Христу в спасении человечества, взяв вину мнимого предательства на себя», а обыкновенной страстью к деньгам, к личному обогащению за счет других. И не только отдельные горе-мыслители поднимали Иуду на победный щит,  складывались целые секретные сообщества почитателей сребролюбивого перерожденца. Есть подобные богоборческие секты и в нашем двадцать первом веке, но мы не будем погружаться в логику их ментального антихристианства накануне Великой Пятницы. Интересно другое, все Святые Отцы, независимо друг от друга, единодушно высказались, что  предательство было совершено Иудой только ради денег. Его сердце сгорало не в пламени безымянной любви, а в темном огне сребролюбия.  Сребролюбие в своей глубокой сущности – это вражда к человеку, как к своему потенциальному противнику.  

Апостол Павел называет сребролюбие идолопоклонством, вхождением человека в темный мир зла – в область падших духов, и заменой Бога земной пылью, какие бы образы и формы не принимала эта пыль. «Ради мамоны» предать Учителя, мыслимое ли дело? Сделаем несколько выписок из святоотеческих трудов:

«Священное Писание называет сребролюбие идолослужением: сребролюбие переносит любовь сердца (в вере и надежде) от Бога к деньгам, делает деньги богом, истинного Бога уничтожает для человека».

                                                                     Святитель Игнатий Брянчанинов

«…святой апостол, имея в виду зловредный ад этой болезни, назвал ее не только корнем всех зол (1Тим 6, 10), но и идолослужением, говоря: умертвите... любостяжание (по-гречески — сребролюбие), которое есть идолослужение (Кол 3, 5). Итак, видишь, до какого порока эта страсть постепенно возрастает, так что апостол называет ее идолослужением, потому что, оставив образ и подобие Божие (которое благоговейно служащий Богу должен сохранять в себе чистым), хочет вместо Бога любить и хранить изображения людей, запечатленные на золоте».

                                                                       Преп. Иоанн Кассиан Римлянин

«Тот, кто жаждет денег, осуждается как сребролюбец, хотя бы совершенно ничего не имел».

                                                            Преподобный Симеон Новый Богослов

PH8f1QzRZYY

«Пристрастившиеся к деньгам неизбежно бывают и завистливы, склонны к клятвам, вероломны, дерзки, злоречивы, исполнены всех зол, хищны и бесстыдны, наглы и неблагодарны. Сребролюбие не в том только, чтобы любить множество денег, но и вообще в любви к деньгам. Желать более, чем нужно,- великое сребролюбие. Разве таланты золота склонили предателя? Всего тридцать сребреников; за тридцать сребреников он продал Владыку».

                                                                         Святитель Иоанн Златоуст

«Сребролюбец есть хулитель Евангелия и добровольный отступник. Стяжавший любовь расточил деньги, а кто говорит, что имеет и то и другое, тот сам себя обманывает. Сребролюбие начинается под видом раздаяния милостыни подобно тому, как это было у Иуды, а оканчивается ненавистью к бедным» и добавим  от себя - к самому Богу, ибо Он богат изначально по самой Своей природе, а это для  сребролюбца – невыносимо.

                                                                    Преподобный Иоанн Лествичник

«Из-за любви к деньгам вражда, драки, войны; из-за нее убийства, разбои, клевета; из-за нее не только города, но и пустыни, не только обитаемые страны, но и не населенные дышат кровью и убийствами... Из любви к деньгам извращены законы родства, потрясены уставы природы, нарушены права самой сущности... Сколько бы зол ни отыскал кто в народных собраниях, или в судилищах, или в домах, или в городах,- увидит в них отростки этого корня».

                                                                     Преподобный Исидор Пелусиот

А вот, что пишут Святые Отцы о побудительных мотивах иудиного предательства:

«Посмотри на Иуду, бывшего в числе апостолов. Поскольку он не хотел сокрушить смертоносную голову этого змея, тот своим адом отравил его и, опутав сетями вожделения, вверг его в такую глубокую пропасть порока, что убедил продать Искупителя мира и виновника спасения людей за тридцать сребреников. Он никогда не был бы доведен до такого нечестивого предательства, если бы не был заражен недугом сребролюбия; не сделался бы нечестивым виновником убийства Господа, если бы прежде не привык красть вверяемые ему деньги».

                                                        Преподобный  Иоанн Кассиан Римлянин

«Не потому поползнулся Иуда на предательство, что Господь предсказал злое его произволение. Но поскольку злочестивец сей страдал злоумышлением, то Господь, видя тайные движения его сердца, предрек будущее, как настоящее».

                                                                    Преподобный Исидор Пелусиот

«Дабы ты знал, что не простой ученик предал Его, но один из высшего разряда, для этого и говорит евангелист: един от обоюнадесяте. И не стыдился написать это св. Матфей. Для чего не стыдился? Для того, чтобы ты знал, что евангелисты всегда во всем говорят истину, и ничего не скрывают, даже и того что кажется унизительным, потому что и это, по-видимому унизительное, показывает человеколюбие Владыки: предателя, разбойника, вора Он удостоил таких благ и до последнего часа терпел его, вразумлял, увещевал и всячески оказывал попечение о нем. Если же он не внимал, то виною не Господь; свидетельница этому — блудница, она была внимательна к самой себе — и спаслась. Итак, не отчаивайся, взирая на блудницу; и не будь самонадеян, взирая на Иуду».

                                                                           Святитель Иоанн Златоуст

Итак,  любовь к Богу  и людям  не совместимы со сребролюбием. Он хватается за деньги, как за спасительный круг в «море житейском. Сребролюбец верит подобно Иуде, что с денежным ящиком  он будет обезопасен во всех земных передрягах. Он считает, что богатство – единственный друг, на которого можно положиться, а остальные люди, на самом деле, – только посягатели на его «злато-серебро».   

Сребролюбец не может любить Бога, хотя бы и какое-то время был  учеником Христовым, как Иуда,  исполнял продолжительные молитвенные правила, посещал храмы, путешествовал по святым местам и делал бы  громогласные пожертвования. У кого нет надежды на Бога, у того нет доверия к Богу, а любовь немыслима без доверия.

Сребролюбец никого не любит и его никто не любит. Он играет в любовь и с ним играют в любовь. Неизвестно место могилы Иуды – и могила сребролюбца вскоре будет забыта: от нее будет веять таким же холодом, как от его сердца при жизни.

Господь учит нас видеть в каждом человеке своего ближнего. Сребролюбие превращает ближнего в чуждого. Учителя - в объект предательства. Бога - в личного врага, желающего отнять «кровно и честно» нажитое богатство -  «мою прелесть, мое сокровище!» Любовь расширяет сердце, а сребролюбец сужает свое сердце до размеров иудиного денежного ящика. Исходя из всего вышесказанного, становится понятным, почему в Евангелии отведено такое значительное текстовое место о поступательном  движении души Иуды к предательству своего Учителя и почему в Великую среду вспоминается его чудовищное преступление.

шапка страницы.jpeg