Храм Вятки с 300-летней историей

books-internet-reading-teenagers

Сегодня погружение в текст книги, не говоря уже о глубокой и долгой молитве  — удовольствие, радость доступное не каждому. Когда в последний раз вы читали книгу, молились не отвлекаясь на смартфон, даже мысленно? Почему быстрое сканирование текста для мозга предпочтительнее глубокого погружения в текст?

Обычный пример. У Наташи Кузьминой проблемы с вниманием в онлайне. В социальных сетях она переходит по ссылкам, на открывшейся странице читает несколько строк, пробегается взглядом по тексту и переходит на другую страницу, которую также вряд ли прочитает. Так она непрерывно серфит, скользит по интернету. Знакомо?

«На одном тексте я задерживаюсь буквально на несколько секунд, — даже не минут, — и так по кругу», — рассказывает Наташа Кузьмина, 35-летняя выпускница филологического факультета.

Открыв привычную книгу, Наташа не смогла сфокусироваться на чтении, — проблема вышла за пределы интернета.

«Ты как будто пробегаешься глазами по словам, но не улавливаешь содержание, — призналась она. — Когда я ловлю себя на этом, приходиться возвращаться в начало текста, чтобы читать снова и снова».

Для нейробиологов подобные случаи стали предметом растущего беспокойства и даже тревоги. Похоже, что люди освоили новый способ чтения благодаря непрекращающемуся потоку информации в интернете. Такой альтернативный способ сканирования текста начал конкурировать с традиционным осмысленным чтением.

Десятилетняя привычка вытесняет тысячелетний опыт человечества.

«Я беспокоюсь, что поверхностное чтение на протяжении дня мешает нам читать тексты, которые требуют внимания», — говорит нейробиолог Мэриэнн Вольф. Она практик, область онлайн-чтения малоизученная, поэтому будем в нашей статьей обращаться к ее личному опыту. И не раз.

В эпоху повсеместного распространения телевидения ТВ человечество получило «звуковую прививку» — мы научились определять, о чем передача, лишь по нескольким фразам, — поэтому стали слушать невнимательно. Эпоха интернета, увы, привнесла такую «прививку» для глаз. Проведение времени в интернете — на десктопах и мобильных устройствах — заняло первое место среди всех ежедневных занятий взрослых европейцев, да и мы в России от них не отстаем.  По данным исследования «Электронный магазин», уже в 2013-году ежедневно люди проводили перед экраном в среднем 5 часов, тогда как в 2010 году — 3 часа. Темпы  нашего живого срастания с экраном растут с каждым годом!

wpid-730b1dadf432ba52a565a457127a4fa3

Ценители литературы и ученые призывают к «медленному чтению, наподобие движения активистов «медленная еда». Они советуют не просто снизить скорость чтения, и не бежать галопом по тексту, а контролировать свой доступ к социальным сетям и электронным письмам, пытающихся завладеть нашим вниманием с помощью мигающих и звонящих уведомлений на гаджетах.

Исследователи стремятся понять разницу между чтением в интернете и чтением с бумаги. Разница может отражаться не только в удовольствии от чтения, но и в способности воспринимать сложные материалы на работе и в школе.

Дети, с раннего возраста привычные к гаджетам, могут столкнуться с проблемами при освоении осмысленного чтения — когда потребуется глубоко погрузиться в текст.

«На протяжении всей жизни человеческий мозг непрерывно адаптируется к окружению», — говорит Вольф.

Мэриэнн Вольф — одна из первых экспертов в изучении чтения — тоже ощутила на себе, как мозг адаптируется к разным способам чтения. После дня непрерывного серфинга в интернете и просмотра сотен электронных писем, вечером она решила почитать толстенный роман «Война и мир»  Льва Толстого.

«Я не шучу, я не смогла читать. Было мучительно сложно одолеть первую страницу. Я не могла притормозить, чтобы судорожно не бегать по тексту и не пытаться выловить главные слова. Сложно управлять движениями глаз, сложно настроиться на оптимальную скорость чтения, чтобы улавливать смысл написанного. В тот момент я была сама себе противна».

Изначально наш мозг не приспособлен для чтения. Не существует гена чтения, в отличие от речи или зрения. Но с появлением письменности — от древнейших египетских иероглифов до печатного станка Гутенберга, — мозг к чтению адаптировался.

До появления интернета мы читали линейно: предложение за предложением, страницу за страницей. Конечно, встречались и изображения посреди текста, но в целом отвлекающих элементов было мало. Читая книги, мы даже могли запоминать, в какой части текста произошли важные события. Мы знали, в каком месте страницы погиб персонаж, — вот в этом предложении среди двух длинных параграфов, после страницы с диалогом.

Интернет неоднороден. Со всем разнообразием информации, текстовыми гиперссылками, видеоформатами и интерактивностью, — и наш мозг формирует ярлыки и привычки для обработки всего этого: сканирование глазами, поиск ключевых слов, скроллинг вверх и вниз по странице. Это нелинейное чтение, и такой способ уже задокументирован в академических исследованиях. Некоторые исследователи верят, что такой способ чтения начинает доминировать над другими способами потребления информации в медиа.

cRhhkZKEs1M

cRhhkZKEs1M

И действительно, мы так много времени тратим на касания, клики, нажатия, скроллирование и прыжки по тексту, что садясь за роман, не можем спокойно читать, — эти привычки уже глубоко в нас укоренились, пришло время потребления больших объемов  информации.  К чему это приведет?

Борис Житков, 32-летний экономист из Москвы ощутил на себе такие изменения.

В его книжном клубе читают бестселлер Евгения Водолазкина «Авиатор». На очередной встрече клуба он осознал, что упустил ряд ключевых моментов книги. Он понял, что просканировал лишь часть текста, прямо как это происходит в интернете, где он проводит большую часть дня.

«Когда пытаешься читать роман, появляется ощущение, будто мы не созданы для этого, как бы ужасно это ни звучало».

47-летний Илья Васильев, преподаватель университета, заметил кое-что еще более тревожное. Читая произведения литературных классиков: Толстого, Чехова, Достоевского, Астафьева, Солженицына, — Илья обнаружил, что испытывает проблемы при чтении длинных предложений со сложными словами и подтекстами, а также во время изучения прилагающейся справочной информацией. В интернете предложения короткие и информативные, а если какое-то слово требует пояснения — сразу прилагаются ссылки на разъясняющий материал.

«А все почему? В книге нет рисунков и гиперссылок, которые поддерживают внимание к тексту», —  говорит Илья. 

Он считает, что проще сразу смотреть пояснения по ссылкам, чем держать в уме сложное слово и находить пояснение в конце печатной страницы.

Наблюдение Ильи Васильева может показаться надуманным, но нейробиолог Вольф так не считает. Она привела в пример письма студентов, изучающих английский язык, которые она получила из филиалов учебных заведений по всей стране. В письмах многие студенты рассказывают о трудностях при чтении классики.

«Они не могут читать великий роман «Мидлмарч» Элиота. Не могут читать Уильяма Джеймса или Генри Джеймса, — говорит Вольф. — Я не могу передать, насколько много людей мне писали об этом феномене. Студенты предпочитают не связываться с замысловатым синтаксисом и литературными конструкциями Джордж Элиот и Генри Джеймса». Да уж, если студенты не могут читать книги с простым английским синтаксисом, то чтобы они сказали о трудности чтения русских классиков? У Толстого в романе «Анна Каренина» есть предложения на полтора страницы. Одно предложение – на полторы страницы!

Вольф специально уточняет, что она не преувеличивает, что она не луддит, то есть не противник технических новинок.   Она отправляет электронные письма  со своего смартфона не реже своих студентов. Также она участвует в волонтерской программе: отправляет планшеты в развивающиеся страны, чтобы дети имели возможность учиться читать. Но взгляните, говорит она, на Twitter с его ограничением в 140 символов.

«Как много синтаксиса теряется, а что такое синтаксис, если не отражение наших мыслей? — беспокоится Вольф. — Меня беспокоит то, что мы потеряем способность изъясняться и понимать запутанную прозу. У нас будут Twitter-мозги?»

В 2012 году в Израиле провели исследование на студентах-инженерах. Проверяли, в каком случае учащиеся лучше усвоят информацию: читая с экрана или с бумаги. Студенты предположили, что лучше поймут изложенное с экрана, но оказалось, что напечатанный на бумаге текст оказался эффективнее.

Исследователи считают, что различия в восприятии информации с экрана и с бумаги следует изучить детальнее, и полученные данные следует применить в образовании, особенно с детьми школьного возраста.

Обратной дороги нет, это понятно любому, мы должны читать детям книги и давать им печатные издания, помогать настраиваться на более размеренный ритм чтения. Ведь они растут в цифровом, технологическом окружении со всеми его особенностями. Это неизбежно. Нам стоит задаться вопросом: «Что мы хотим сберечь в них?»

Любопытно как нейробиолог Вольф  сражалась сама с собой за чтение книги! А что говорить тогда о настрое на тихую и продолжительную молитву? Итак, потерпев поражение, Вольф вновь взялась за чтение Толстого на следующий день, дав себе передохнуть и отдалившись от экранов гаджетов.

150211-01

150211-01

«Я все отложила и сказала себе: Я должна это сделать, — рассказала она. — Это было действительно сложно. Это заняло три недели, но к концу второй недели я почувствовала себя восстановившейся, и теперь могу с удовольствием дочитать книгу».

Затем она снова перечитала её.

«Я хотела снова получить удовольствие от осознанного чтения. Ощущения такие, будто я выздоровела. Я обнаружила в себе силы притормозить, наслаждаться чтением и думать не спеша».

Итог наших размышлений неожиданный: медленное и вдумчивое чтение книги – хороший опыт для  сердечной молитвы. Кто любит много читать, тому легче молиться!