Храм Вятки с 300-летней историей

v1R5447rKKY

Ассертивность: этот термин заимствован из английского языка (от слова assert - настаивать на своем, отстаивать свои права). В психологии под ассертивностью понимается определенная личностная черта, которую можно определить, как автономию, независимость от внешних влияний и оценок, способность самостоятельно регулировать собственное поведение. Ассертивность в поведенческой шкале находится между агрессивностью и пассивностью. Когда нарушаются физические (телесные) и психологические границы человека, ответная реакция может происходить в форме нападения или убегания.

Таким образом в обычной жизни большинству людей близки эти два крайних образа действий:

1. Агрессивный — делаю, что хочу, беру все, что можно и нельзя, и начихать с высокой колокольни на всех других.

2. Пассивный — прогибаюсь и угождаю в робкой надежде, что мне что-то перепадет за мою услужливость.

Но ассертивность — это не что-то среднее между первым и вторым. Это в корне другое отношение к себе и к людям. Это способность высказывать свое мнение, выражать открыто свои эмоции, добиваться того, на что ты, по твоему мнению, имеешь право, при этом не позволяя манипулировать собой и уважая окружающих людей вне зависимости от их социального положения.

Ассертивность как оптимальный и весьма конструктивный способ межличностного взаимодействия формируют две составляющие. Во-первых, это психологический настрой (уверенный взгляд, спокойная речь, умение не воспринимать грубость на личный счет, способность вести себя так, будто между тобой и обидчиком некая стена). Во-вторых, это сумма рациональных душевных действий, позволяющих противодействовать самым деструктивным способам поведения – агрессии и манипуляции.

Ассертивность — это особый способ взаимодействия с миром. Мирские душеведы определяют его несколькими пунктами, называя их «Кодексом ассертивности».

1. Я имею право оценивать собственное поведение, мысли и эмоции и отвечать за их последствия.

Манипулятивное предубеждение: Я не должен бесцеремонно и независимо от других оценивать себя и своё поведение. В действительности оценивать и обсуждать мою личность во всех случаях должен не я, а кто-то более умудрённый и авторитетный.

2. У меня есть право не давать каждому встречному и поперечному объяснение своим решениям и поступкам.

 Манипулятивное предубеждение: Я отвечаю за своё поведение перед другими людьми, желательно, чтобы я отчитывался перед ними и объяснял все, что я делаю, извинялся перед ними за все свои поступки.

3. Я имею право самостоятельно обдумать, отвечаю ли я вообще или до какой-то степени за решение проблем других людей.

Манипулятивное предубеждение: У меня больше обязательств по отношению к некоторым учреждениям и людям, чем к себе. Желательно пожертвовать моим собственным достоинством и приспособиться.

4. Я имею право изменить свою точку зрения.

Манипулятивное предубеждение: В случае, если я уже высказал какую-то точку зрения, не надо её никогда менять. Я бы должен был извиниться или признать, что ошибался. Это бы означало, что я не компетентен и не способен решать.

5. Я имею право ошибаться и отвечать за свои ошибки.

Манипулятивное предубеждение: Мне не положено ошибаться, а если я сделаю какую-то ошибку, я должен чувствовать себя виноватым. Желательно, чтобы меня и мои решения контролировали.

6. Я имею право сказать: «я не знаю».

Манипулятивное предубеждение: Желательно, чтобы я смог ответить на любой вопрос.

7. Я имею право быть независимым от доброжелательности остальных и от их хорошего отношения ко мне.

Манипулятивное предубеждение: Желательно, чтобы абсолютно все люди ко мне хорошо относились, чтобы меня решительно все любили, я в них бесконечно нуждаюсь.

8. Я имею право принимать нелогичные решения.

Манипулятивное предубеждение: Желательно, чтобы я соблюдал логику, разум, рациональность и обоснованность всего, что я совершаю. Разумно лишь то, что логично.

9. Я имею право сказать: «я тебя не понимаю».

Манипулятивное предубеждение: Я должен быть внимателен и чувствителен по отношению к потребностям окружающих, я должен «читать их мысли». В случае, если я это делать не буду, я безжалостный невежда и никто меня не будет любить.

10. Я имею право сказать: «меня это не интересует».

Манипулятивное предубеждение: Я должен стараться внимательно и эмоционально относиться ко всему, что случается в мире. Наверное, мне это не удастся, но я должен стараться этого достичь изо всех сил. В противном случае, я чёрствый, безразличный, грешный человек, раз не расстраиваюсь по поводу проигрыша сборной России по футболу.

26306809

Вот эти десять пунктов стали «Декалогом» ассертивного поведения. Вроде бы в целом похоже на православное смирение, но! Напомним тезисы о смирении из нашей предыдущей статьи:

- смирение огромная сила, когда человек достигает поставленных перед собой целей, не обижая других людей, не нанося им ущерба и урона.

- смирение подразумевает желание научиться. Когда у человека есть смирение, он не говорит: «Я все знаю!». Он задает вопросы – своему супругу, супруге или даже своему ребенку.

- смирение подлинная сила духа, когда ты можешь ответить ударом на удар, но мужественно побеждаешь в себе гнев и обиду, проявляешь к обидчику благородство, любовь.

- смирение поднимает в нас дух самопознания, дух понимания величия Божественной любви, радость от того, что Бог тебя принимает таким, какой ты есть, а не каким хочешь выглядеть в глазах других.

- в смирении человек обнаруживает свои лучшие качества; в смирении человек устанавливает особые отношения с другими людьми, так что эти отношения никоим образом не разрушают другой личности, не наносят ей ущерба.

На первый взгляд пункты ассертивности походят на христианское смирение, но это только на первый. 

Сергей Степанов в книге «Мифы и тупики поп-психологии» посвятил критике ассертивной модели поведения целую главу, мы взяли из нее самое главное:

«Квинтэссенцией такого подхода выступают так называемые «ассертивные права человека» По сути дела, кодекс этих прав, составляющих ключевые положения любого тренинга ассертивности, является обоймой новых, ассертивных установок, которые предлагается усвоить взамен прежних, якобы негодных. На первый взгляд, подкупает позитивная направленность этих принципов на освобождение человека от чуждых установок, навязанных корыстными манипуляторами, от ложных авторитетов, бессмысленных ритуалов и обременительных условностей.

Fp-zUPfG42A

С другой стороны, не может не настораживать по-американски безыскусная проповедь индивидуализма, которая, будучи воспринята буквально, рискует привести к печальным последствиям. В самом деле, если более конкретно сформулировать эти замечательные права и довести их до логического завершения, они легко принимают примерно такую форму:

1. Ничье мнение обо мне и моем поведении не имеет такого важного значения для меня, как мое собственное. Ничье мнение не должно поколебать мою самооценку. Иначе говоря, с мнением окружающих можно просто не считаться. Если мне нравится ковырять в носу и сморкаться в занавески, а другие люди это осуждают, то прав, разумеется, я, а не они. И я вправе это делать, не испытывая ни малейшей неловкости.

2. Поскольку я сам знаю, что делаю, нет никакой нужды в том, чтобы окружающим мое поведение было понятно, а тем более ими одобрялось. Я поступаю правильно по определению.

3. Если мне удобнее считать, что ничьи проблемы меня не касаются, я могу с легким сердцем наплевать на всех и вся.

4. Твердые убеждения и незыблемые принципы — признак косности. Напротив, совершенно нормально сегодня хвалить то, что вчера ругал, и наоборот.

5. Не надо бояться ошибок. Нет ничего страшного в том, чтобы по ошибке вынести смертный приговор невиновному или, скажем, неловким нажатием кнопки нацелить зенитную ракету в пассажирский самолет. Как говаривал один мудрый вождь одного свободолюбивого народа: «Не надо из этого делать трагедию»

6. Замечательным оправданием собственного невежества выступает волшебная формула «Я не знаю». Ну, не знаю, и нет с меня никакого спроса! А если, скажем, какой-то придирчивый экзаменатор этим не удовлетворится, то значит он просто бессовестный манипулятор и агрессор.

7. Нет никакой необходимости заслуживать расположение других людей. Зачем оно вообще нужно, если в своей жизни я все решаю сам?

8. В своем поведении можно отказаться от здравого смысла и элементарной логики и следовать исключительно настроению.

9. Стремление понять другого — совершенно излишнее и напрасное усилие. Гораздо проще отрезать: «Я тебя не понимаю!»

10. На любой предмет, который не затрагивает моих личных интересов, я вправе плевать с высокой колокольни и заявлять об этом во всеуслышание.

А теперь признайтесь честно: как вы отнесетесь к человеку, исповедующему такие жизненные принципы, доведись вам столкнуться с ним на жизненном пути (тем более что, наверное, уже не раз доводилось)? И неужели самому хотелось бы таким стать?»

1360466

Конечно, если судить отвлеченно, в «Кодексе ассертивности» есть добрые зерна, из которых может вырасти что-то подлинное, живое, даже евангельское, но и «плевел» в нем достаточно. На практике правила ассертивности легко превращаются в железные догматы эгоизма, холодной и рассудочной самости: я тебя не трогаю, и ты меня оставь в покое; ни о какой самоотдаче, жертвенности, прощающей любви в них и речи нет. Они рождены нашей постиндустриальной эпохой, чтобы одинокий человек, живущий в мегаполисе в своем каменной улье, забитый тоннами информации, десятками рутинных ежедневных дел, навроде заполнения банковских деклараций, тысячами социальных коротких связей - не сошел с ума, смог сохранить свою психику относительно здоровой в быстро меняющемся цифровом мире, чтобы у него были силы с улыбкой встречать «утомление наступающего дня».

В этом практическая, но повторим, относительная польза ассертивной модели поведения. До христианского смирения, до высоты этого христианского чувствования ему далеко, как далеко рекомендациям доктора Спока до подлинных заветов отеческого воспитания. Уповать христианину в своей жизни только на правила ассертивного поведения — это значит ничего не знать о целостном подходе в христианстве о воспитании «красоты внутреннего человека», саморазвитии чувств и мыслей. Христианство –это единая система преображения человека и не только для Бога, для вечности, но и, совсем не в последнюю очередь, - для крепкой, радостной, трезвой, человеколюбивой, светло-добродетельной, нескучной жизни на земле.

9