Храм Вятки с 300-летней историей

56560_original

На протяжении двух тысячелетий Церковь отвергала учение гностиков и еретиков о предсуществовании душ и доктрину метапсихоза. В 20-ом веке, новые гностики - теософы, ререхианцы, атропософы, и т.д. – вновь подняли эти ложные духовные концепции на свои полинявшие знамена якобы как некогда забытое тайное знание о путях человеческой души на земле. Благо бы они собирали бы своих легковерных адептов, используя только свои «духовные откровения», но им этого мало. Для авторитетности и древности своего лжеучения они повсеместно прибегают к цитированию и вольному толкованию некоторых цитат и событий Священного Писания. Одной из таких цитат, оправдывающей теорию реинкарнации, по мнению новоявленных гностиков, являются слова Христа о Предтече Господнем Иоанне Крестителе   как о восставшем древнем пророке Илие.  Нашей статьей мы закрываем для них эту возможность.

 Имя и Служение

Господь в Евангелии от Матфея называет Иоанна Крестителя его собственным именем шесть раз и дважды  именует его  Илией; соответственно, в Евангелии от Марка  - один раз Иоанном и один раз Илией; в Евангелии от Луки - шесть раз Иоанном и ни одного раза Илией.  В Евангелии от Иоанна Христос именует Предтечу  дважды только Иоанном. И ни разу Илией.  К слову сказать, в  первой главе  «Деяний святых  апостолов»   воскресший Сын Божий  называет  пророка-крестителя  также Иоанном: «И, собрав их, Он повелел им: не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обещанного от Отца, о чем вы слышали от Меня,  ибо Иоанн крестил водою, а вы, через несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым» (Деян. 1 гл.  4-5).

Из этого простого факта мы можем сделать первый вывод: Христос не вводил своих учеников в заблуждение, когда называл Иоанна Предтечу Илией, а имел для этого особые причины. Было бы неразумным предполагать, что в Евангелие, могла вкрасться какая-нибудь соблазняющая деталь или слово,  не замеченная авторами священного текста. Если бы апостолам-евангелистам  показалось, что то или иное событие или изречение может бросить, хотя бы легкую тень на совершенный  образ Христа, то они ради немощных в вере устранили бы его. Мы это говорим  гипотетически, потому что невозможно представить, чтобы в спасительной деятельности Христа могло заключаться какое-нибудь несовершенство. И если евангелисты оставили слова Христа, где Он именует  Иоанна  Пророка - Илией, то, следовательно, желали обогатить наше сердце совершенно особой стороной Божественного Откровения.

1265011857_7873

 

Итак, перестановку имен Христос совершает только в двух случаях:

1. После отправки послов к Иоанну в темницу.

2. После схождения с Фаворской горы, разрешая недоумения учеников о продолжительности своего служения.

Рассмотрим сначала  последний случай:

« Когда же сходили они с горы, Он не велел никому рассказывать о том, что видели, доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых.  И они (ученики) удержали это слово, спрашивая друг друга, что значит: воскреснуть из мертвых? И спросили Его: как же книжники говорят, что Илии надлежит придти прежде?» (Мк. 9. 9-11). Ученики Христа знали о предсказании пророка  Малахии: «Вот, Я посылаю Ангела Моего, и внезапно придет в Храм Свой Господь, Которого вы ищите» (Мал. 3. 1), а также: «Вот, Я вышлю к вам Илию пророка перед наступлением дня Господня, великого и страшного» (Мал. 4. 5). Оба эти пророчества говорят о приходе Мессии, но первое (Мал. 3.1) – повествует о пришествии Его в уничиженном виде, а последнее раскрывает некоторые черты, предшествующие Второму Пришествию Христа – «Дню Господню». « И когда они (апостолы) смотрели на небо, во время восхождения Его, вдруг предстали им два мужа в белой одежде, и сказали: мужи Галилейские, что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, каким вы видели Его, восходящим на небо» (Деян. 1. 11-12). Или: « И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются. Тогда явится знамение Сына Человеческого (креста) на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою» (Мф. 24. 29-30).

Фарисеи, не ведая глубины Домостроительства Божия, знали только об одном пришествии Мессии – Славном и Страшном, и поэтому учили, что перед пришествием Избавителя явится проповедь Илии. Но, вот, ученики, только что видели этого ревностного пророка «беседовавшего с Иисусом» (Мк, 9. 4). Что значило его явление? Возможно, древний пророк спустился  с Неба, и будет готовить евреев к принятию Христа, когда Христос решит открыть языческому миру всю полноту своей божественной славы?  Зачем же тогда Христу умирать? Зачем подвергать себя позору и страданиям, когда, вот может быть сейчас, Илия начнет свое ревностное служение по обращению единоплеменников к вере во Христа?! И Христос отвечает ученикам: «Правда, Илия должен придти прежде и устроить все; и Сыну Человеческому, как написано о Нем, надлежит много пострадать и быть уничиженну; но говорю вам, что и Илия уже пришел, и поступили с ним, как хотели, как написано о нем» (Мк. 9. 12-13).

1301586657_icons-of-cyprus-061

Господь, таким образом, повторяет вопрос учеников, раскрывая его смысл. Он разъясняет ученикам: «Если правда то, что Илия должен приготовить евреев к принятию Меня, как Мессии, то, как согласовать с этим то, что сказано в Писании о Сыне Человеческом, именно те пророчества (например, Ис. 52. 53), в которых говорится о ненавистном отношении евреев к Мессии, о великих страданиях Его и уничижениях (Пс. 2.2; Пс. 21. 13-19; Пс. 117. 22-23; Ис. 8. 13-14; Ис. 29. 13;  Ис. 65. 1-3; Ис. 50; Зах. 12. 10  и многие другие). Но Я объясняю вам, что и с самим Илией, моим  Предтечею, который уже пришел, люди Мне враждебные  поступили жестоко. Они сделали с ним, что хотели – именно так как в Писании предсказано о Сыне Человеческом». В Ветхом Завете не сказано, что имеющий придти Илия, должен пострадать от людей, а о Мессии такие пророчества существуют во множестве.  Теперь понятно с какой целью Христос наименовал в этом случае Иоанна Крестителя Илией. И Апостолы вполне поняли ответ своего Учителя: «тогда ученики поняли, что Он говорит об Иоанне Крестителе» (Мф. 17.13).

Если бы какой-то иной смысл заключался в словах Христа, то апостолы по причине важности разговора, несомненно, переспросили бы, кого из людей Он считает Своим Предтечей-Илией? Христос «не обманывает» апостолов, не вводит их в заблуждение, не раскрывает тайно доктрину метапсихоза, а только с большей полнотой раскрывает святое дело служения Иоанна Пророка.

104932574_ib1339

Второй раз, когда Христос именует своего предтечу Илией, мы находим в одиннадцатой главе Евангелия от Матфея. Вот полный текст этого эпизода: « И когда окончил Иисус наставления двенадцати ученикам Своим, перешел оттуда учить и проповедовать в городах их. Иоанн же, услышав в темнице о делах Христовых, послал двоих из учеников своих сказать Ему:  Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого? И сказал им Иисус в ответ: пойдите и скажите Иоанну, что  слышите и видите: Слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают и нищие благовествуют. И блажен, кто не соблазнится о Мне. Когда же они пошли, Иисус начал говорить народу об Иоанне: что смотреть ходили вы в пустыню?  Трость ли, ветром колеблемую?  Что же смотреть ходили вы? Человека ли, одетого в мягкие одежды? Носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских. Что же смотреть ходили вы? Пророка? Да, говорю вам, и больше пророка. Ибо он тот, о котором написано: «се, Я посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою». Истинно говорю вам: из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя; но меньший в Царствии Небесном больше его. От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его. Ибо все пророки и закон прорекли до Иоанна. И если хотите принять, он есть Илия, которому должно придти. Кто имеет уши слышать, да слышит» (Мф, 11.4-15).

Рассмотрев внимательно текст Евангелия, мы может сделать выводы:

Перед тем, как отослать учеников Крестителя, Христос называет Иоанна его собственным именем (Мф. 11. 4). Следовательно, он знает, что Иоанн – это не Илия. Более того, в этой короткой речи Христос называет Иоанна собственным именем пять раз и один раз – Илией, с оговоркой: «если хотите принять, он есть Илия» (Мф. 11. 14). Оговорка эта показывает, что Сам Христос не считал Иоанна восставшим древним Пророком Илией.

Для полноты картины следует так же добавить, что не только Христос, но и Ангел,  посланный к священнику Захарии для объявления ему, что «услышана молитва твоя, и жена твоя Елизавета родит тебе сына, и наречешь ему имя Иоанн» (Лк. 1. 13), говорит, что сын его, когда придет срок «многих из сынов Изралиевых обратит к Господу Богу их; и предъидет перед Ним (Мессией) в духе и силе Илии» (Лк. 1. 17). Эти слова Архангела Гавриила и дают нам ключ к пониманию той причины, по которой Христос наименовал Крестителя – Илией.

62216129_1280682454_44529154

Называя Иоанна – Крестителя именем древнего еврейского  пророка, Христос обращал внимание своих слушателей на ревностное служение Иоанна Крестителя, которое «по духу и силе»  было подобно служению пророка Илии. Древнееврейское имя – Илия имеет значение: «Крепость Господня».  Поэтому, когда Христос сказал, что « если хотите» Иоанн – это Илия, то Его слова следует перевести так: Иоанн – это Крепость Господня, которую воздвиг Бог для проповеди покаяния: «покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное!»  Духовное  служение Крестителя было похожим на служение пророка Илии не только внутренним, но даже и внешним образом. Сравните, хотя бы, ниже приведенные отрывки из Святого Писания:

- оба пророка скрывались в пустыне и питались, в полном смысле этого слова, тем, что Бог пошлет: «и было к нему слово Господне:  пойди отсюда и обратись на восток  и скройся у потока Хорафа, что против Иордана; из этого потока ты будешь пить, а воронам Я повелел кормить тебя там» (3 Цар. 17. 2-4); «Они сказали: человек тот весь в волосах и кожаным поясом подпоясан по чреслам своим. И сказал он: это Илия Фесвитянин» (4 Цар. 1. 8); «Сам же Иоанн имел одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих; и пищею его были акриды и дикий мед» (Мф. 3-4). 

- оба пророка обличали своих соплеменников: « и сказал Илия: не я смущаю Израиля, а ты и дом отца твоего, тем, что вы презрели повеления Господни и идете вслед Ваалам» (3 Цар. 18. 18); «и подошел Илия ко всему народу и сказал: долго ли вам хромать на оба колена? Если Господь Бог, то последуйте Ему, а если Ваал, то ему последуйте. И не отвечал народ ему ни слова» (3 Цар, 18. 21); «увидел же Иоанн фарисеев и саддукеев, идущих к нему креститься, сказал им: порождения ехиднины! Кто внушил вам бежать будущего гнева? Сотворите же плод достойный покаяния» (Мф. 3. 7-8);  «и спрашивал его (Иоанна) народ: что же нам делать?» (Лк. 3. 10). 

- оба были гонимы, причем, прежде всего царскими женами: «и послала Иезавель посланца к Илии сказать: если ты Илия, а я Иезавель, то пусть то и то сделают мне боги, и еще больше сделают, если я завтра к этому времени не сделаю с твоею душою того, что сделано с душою  каждого из них. Увидев это, он встал, чтобы спасти жизнь свою» (3 Цар. 19. 2-3); «ибо Ирод, взяв Иоанна, связал его и посадил в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, потому что Иоанн говорил ему: не должно тебе иметь ее. И хотел убить его, но боялся народа, потому что его почитали за пророка. Во время же празднования дня рождения Ирода дочь Иродиады плясала перед собранием и угодила Ироду, посему он с клятвою обещал ей дать, чего она не попросит. Она же, по наущению матери своей, сказала: дай же мне здесь на блюде голову Иоанна Крестителя. И опечалился царь, но, ради клятвы и возлежащих с ним, повелел дать ей, и послал отсечь Иоанну голову в темнице. И принесли голову его на блюде и дали девице, а она отнесла матери своей» (Мф. 14. 3-11). 

Однако при всем внешнем подобии двух пророков, Христос косвенным образом называет Иоанна, «больше, чем пророк» (Мф. 11. 9) Илия. Ибо пророки только предсказывали явление Мессии, а Иоанн был Его Предтечей и готовил народ к принятию долгожданного Избавителя. Никого из пророков, кроме Иоанна, Слово Божие не называет «Ангелом» (Мал. 3. 1). И, конечно же, ничего странного, темного в наименовании Христом Своего предтечи Илией не было, тем более, что арамейский язык, на котором говорил Христос, подобно всем древним восточным языкам, был очень живым и образным, можно сказать, требующим поэтической «выпуклости» речи, чем сухих логических речений. К тому же отношение к имени в древнем мире было несколько иным, чем в наше рационализированное время.  Имя выявляло сущность и назначение человека, и поэтому, если менялось служение человека, могло быть изменено и имя. Многочисленные этому примеры мы находим как в Ветхом, так и в Новом Завете. Вот некоторые из них. Даем их без комментариев, просто, как пример иного отношения к именованию, где имя определяет, прежде всего, не человека, а то новое поприще, или ту новую  ступень постижения Откровения, на которую восходит данная человеческая личность:

- «И нарек Адам имя жене своей: Ева, ибо она стала матерью всех живущих» (Быт, 3;20). (До грехопадения внешнее имя жене не требовалось, ибо она была «кость от кости» Адама, «плоть от плоти» его, потому что она «называлась женою, ибо была «взята от мужа своего» (Быт. 2. 23). 

-  «Аврам был девяносто девяти лет, и Господь явился Авраму и сказал ему: Я Бог Всемогущий; ходи передо мною и будь непорочен. И поставлю завет Мой между Мною и тобою, и весьма, весьма размножу тебя. И пал Аврам на лице свое. Бог продолжал говорить с ним и сказал: Я – вот завет Мой с тобою: ты будешь отцом множества народов, и не будешь ты больше называться Аврамом, но будет тебе имя Авраам, ибо Я сделаю тебя отцом множества народов» (Быт. 17. 1-5).

- «И остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появления зари; и, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его и повредил состав бедра Иакова, когда он боролся с ним. И сказал ему: отпусти меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня. И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков. И сказал ему: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь» (Быт. 32. 24-28). 

- «Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не кровь и плоть открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах; и Я говорю тебе: ты – Петр, и на сем камне Я создам церковь Мою» (Мф, 16;17-18).

Стоит также вспомнить, что любого благочестивого царя, и опять-таки в силу образности языка, иудеи называли «Давидом». И никому в голову не приходило зачислить их  в тайные следователи доктрины реинкарнации душ.  Для исчерпывающей полноты, приведем отрывок из разговора св.мученика Иустина с иудеем Трифоном: «Мы все ожидаем, что Мессия, - сказал иудей Трифон, - будет человеком от человеков. И что, когда придет, будет помазан Илею. Посему, если откроется, что Тот, о Котором вы говорите, есть Христос, то должно вполне признать Его человеком, рожденным от человеков; а так как Илия еще не приходил, я и Христом Его не признаю.

- Не говорил ли, - спросил я опять, - Слово Божие через пророка Малахию, что Илия придет перед тем великим и страшным днем Господним?

- Конечно так, - отвечал он.

- Итак, если слово Божие побуждает нас признать, что по пророчествам имеют быть два пришествия Христа, одно, когда Он явится страждущим, бесславным и не имеющим вида. Другое, когда придет во славе, как Судия всех, - как доказано это из прежде приведенных мест Писания: то не должны ли мы признать, что слово Божие предвозвестило Илию предтечею страшного и великого дня, то есть второго Его пришествия?

- Да, - отвечал Трифон.

- И наш Господь, - сказал я, - в Своем учении преподал, что будет тоже самое, когда сказал, что Илия придет; и мы знаем, что это исполнится, когда Господь наш Иисус Христос со славою придет с небес. Первому явлению Его также  предшествовал вестник, т.е. бывший в Илии Дух Божий, который действовал потом через Иоанна Пророка из вашего народа, после коего у вас не являлось никакого другого пророка. Он, сидя при реке Иордане, восклицал: «Я крещу вас водою для покаяния, но придет Сильнейший меня, у которого я недостоин носить сапоги: Он будет крестить вас Духом Святым и огнем. Посему и наш Христос, когда еще жил на земле, так говорил тем, которые утверждали, что прежде Христа надлежит придти Илии: «Илия придет и устроит все; но Я вас сказываю, что Илия уже пришел и не узнали его, а поступили с ним как хотели».

- Странным мне кажется то, что говоришь, - сказал Трифон, - именно, что пророчественный Дух Божий, бывший в Илие, был так же и в Иоанне?

- Но разве ты не думаешь, - отвечал я, - что то же самое было с Иисусом, сыном Навина, принявшим начальство над народом после Моисея, когда сам Бог повелел Моисею возложить руки на Иисуса  и сказал: « И Я возьму от Духа, который в тебе, и перенесу на него»

- Конечно, думаю, - сказал он.

- Итак, продолжал я, - если Бог еще при жизни Моисея взял от Духа, который был в Моисее, и перенес на Иисуса, то так же мог перенести  его и с Илии на Иоанна, для того, чтобы как Христос во время первого Своего пришествия явился бесславным, так и первое явление Духа, который в Илие всегда пребывал в чистоте, представлялось подобно пришествию Христову, бесславным. Ибо сказано, что «Господь тайною рукою ратует на Амалика», и вы не отрицаете, что Амалик пал. Если же сказать, что Амалик  будет поражаем только во время славного пришествия Христа, то какой будет плод Писания, которое говорит: «Господь тайною рукою ратует на Амалика?» Вы поэтому можете понять, что тайная сила Божия была во Христе распятом, Которого трепещут и демоны, все вообще начальства и власти земные».

78034751_large_Ioann_Predtecha_v_pustuyne_1689_T_Filatev

О пророческом служении Иоанна Крестителя

На вопрос иудеев: «Ты пророк?»  Иоанн Предтеча  отвечал отрицательно. Почему? Нет ли тут противоречия с тем, что Христос неоднократно называл его пророком,  и сами иудеи воспринимали Его проповедь покаяния именно как пророческую. Служение Иоанна на границе двух Заветов ярким образом отразилось как раз в противоречивых оценках его служения: то Иоанн,  призванный Богом, как пророк «не будет пить вина и секера и Духа Святого исполнится еще от чрева матери своей. И многих от сынов Изралиевых обратит к Господу Богу их» (Лк. 1. 15-16) действует как и подобает пророку, то, напротив, отказывается от своего пророческого звания. Господь поступает так же: то именует Иоанна пророком, то называет его Ангелом Своим (т.е. предвестником), то утверждает, что он «больше, чем пророк». Все это не случайно, а закономерно. Само служение Иоанна, начавшееся как  пророческое, подготовительное, заканчивается с приходом Христа на реку Иордан. Дело его меняется – отныне он свидетельствует о приходе Мессии: «Сей был Тот, о Котором я сказал, что Идущий (Христос) за мною, стал впереди меня, потому что был прежде меня» (этими словами Иоанн утверждает Божественность Сына, ибо по человечеству Иисус родился позже Иоанна крестителя на полгода - примечание ред.) (Ин. 1.15). С явлением Христа он говорит: «Не я Христос, но я послан перед Ним. Имеющий невесту есть жених; а друг жениха, стоящий и внимающий ему, радостью радуется, слыша голос жениха. Сия-то радость моя исполнилась. Ему должно расти, а мне умаляться… Верующий в Сына имеет жизнь вечную, а не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем» (Ин. 3.  29-30)

Получив отрицательные ответы на все свои вопросы, фарисеи совершенно логично спросили  Иоанна: «Что же ты крестишь (т.е. что призываешь народ к покаянию и очищению), если ты не Христос, не Илия, не пророк?» (Ин, 1. 26). И Креститель отвечает им, определяя точное значение своей миссии: «Я крещу в воде, но стоит среди вас Некто, Которого вы не знаете. Он-то , Идущий за мною, но Который стал впереди меня; и я не достоин развязать ремень у обуви Его» (Ин. 1. 26).

Итак, Иоанн-Предтеча дает отрицательный ответ на вопрос фарисейской делегации: «Ты пророк?», потому что его дело прежде всего не пророчествовать, а свидетельствовать о пришествии в мир Искупителя. Он «друг жениха», и, пожалуй, эта образная формулировка его  служения является наиболее точной и полной. Ибо в мир явился Жених, чтобы вознести народ свой в «чертоги брачные на божественный пир».

  1216833418_1193574598_sweptaway

 

Заключение

Библия, как единая книга, хотя в ней заключено около 80 книг, написанных разными авторами в различный период времени, имеет свою внутреннюю структуру и последовательность. Достаточно только напомнить, что 1 книга Библии – «Бытие» начинается словами: «В начале сотворил Бог небо и землю» (Быт. 1. 1), а заканчивается радостным восклицанием, при виде восстановления творения в полноте божественной жизни: «И увидел я новое небо и новую землю» (Откр.  21.1);  «И сказал Сидящий на престоле: се творю все новое» (Откр. 21. 5).  Подобных параллельных мест между Священным Писанием Ветхого и Нового заветов так много, что не увидеть эту взаимосвязь просто невозможно. Апостол Павел пишет: «Закон, имеет тень будущих благ, а не самый образ вещей» (Евр. 10. 1). То есть то, что совершалось в Ветхом Завете было образом тех событий, которые явились, когда пришла «полнота времен».  «Тень будущих благ» – в нашем случае это пророческое служение, перестало быть необходимым, когда явился «Свет Истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир» (Ин. 1.9). Вспомните также: «Я - свет миру» (Ин. 9.5). По этой простой и очевидной причине пророческое служение – не стоит путать с харизмой пророческой, по образу ветхозаветных пророков, как, например, Моисея, Илии, Самуила – закончилось. И не следует ссылаться здесь на обетование о приходе в мир Еноха и пророка Илии перед Вторым Пришествием Христовым. Откровение Божие не называет их пророками, но «двумя светильниками, двумя маслинами» (Откр. 11. 3-4). Ибо хотя они и будут пророчествовать «тысячу двести шестьдесят дней» (Откр. 11. 3), но могут ответить на вопрос: «пророки ли они?» подобно Иоанну Крестителю словами: « Я глас вопиющего в пустыне, исправьте путь Господу» (Ин. 1. 23), ибо пророчество их будет состоять в том, что скоро наступит «День Господень, великий и страшный» (Мал. 3. 5), когда «увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою» (Мф.  24. 30), т.е. они будут новыми предтечами Сына Божьего.

Пророк, как мы уже говорили, в точном смысле этого слова - не человек, вещающий о будущем, а посредник между  Богом и народом, который открывает людям волю Господню и призывает хранить Закон. Сегодня Христос для  христиан – наивысший и единственный Законохранитель и  Посредник (1Тим.  2. 3), несущий свое Посредничество вечно, ибо Он Сам о Себе возвестил: «Я с вами во все дни до скончания века».