Храм Вятки с 300-летней историей

царевна несмеяна

В одном царстве-государстве жила-была царевна. Никто никогда не видел, чтобы она смеялась, чтобы она радовалась или даже просто улыбалась. Всегда она ходила грустная, мрачная, как медведь в лесу. Однажды царь-отец, не выдержав ее угрюмого вида,  сказал:

 -Доченька, почему ты никогда не улыбаешься, никогда не веселишься?

А царевна в ответ только молча рукой махнула, глазки утерла от слез и опять в окно вперилась. Решил тогда царь нанять людей, чтобы её рассмешить. И клич пустил по всей земле и далее земли своей в пределы иноземные, чтобы приезжали музыканты, плясуны, насмешники, чтоб приводили с собой диковинных зверушек для того, чтобы развеселить царевну. Вскоре со всех сторон съехались к царскому двору гусляры, песенники,  скоморохи, шуты и веселушники, привезли они с собой пляшущих медведей в атласных штанах, мартышек в очках, попугаев пишущих  перьями железными, даже одного маленького розового носорога в узелке принесли.  Наготовили царские повара разных отменных кушаньев и разносолов, собрали царские слуги всех забавников в царский терем, ударили в соборный колокол и начали люди  смехотворные цельными днями с утра до вечера царевну смешить. А царевна, чем громче и дольше они смеялись и хохотали, тем печальней и печальней становилась.  Ничто её не радовало. Увидит, к примеру, как медведь в атласных штанах на балалайке играет, так слезы сразу в три ручья бегут. Посуровел царь, всех весельчаков разогнал, сам люто закручинился, что  дальше делать не знает. Печаль, как паутина весь царский терем оплела. 

В это время далеко-далеко от царского терема жил себе на уме, горя не мыкая,   добрый молодец  по имени Силантий. Работал он  у одного  человека богатого и духом небедного, пас у него скот, ухаживал за коровами, косил траву, сеял пшеницу, трудился на совесть. Миновал год. Поставил хозяин перед Силантием мешок медных монет  и сказал:

- Бери, сколько хочешь монет. Ты заработал.

И  вышел из комнаты. Подумал работник:

- Как бы мне не согрешить перед Господом? Возьму-ка я всего одну монетку, одну копеечку возьму.

Взял он одну копеечку, попрощался с хозяином, и пошел, куда глаза глядят. Долго ли коротко ли он шел, захотелось ему воды напиться. Подошел к колодцу, нагнулся, чтобы водички зачерпнуть, а копеечка-то единственная и упала в колодец. Другой бы на его месте, что бы сделал?

Дети. Подобрал копеечку.

Преподаватель. А как? Она же в колодце утонула.

Дети.  А он бы надел водолазную одежду и нырнул.

Преподаватель. А тогда еще не было водолазных одежд. Мы бы, наверное, заплакали, закручинились: столько работали и вся награда  теперь на дне колодца лежит. А добрый работник решил иначе:

- Наверное, я плохо трудился, я буду еще лучше трудиться!

И вернулся он к своему хозяину и вновь стал работать еще лучше, еще прилежнее.  В трудах, да заботах прошел целый год. И вновь хозяин поставил перед ним   мешок, только уже серебряных монет, и сказал:

- Работник добрый,  сколько хочешь, бери. Можешь взять целый мешок.

И вышел  из комнаты.

И вновь подумал Силантий:

- Как бы мне перед Господом не согрешить?

И взял…

Преподаватель. Сколько, как вы думаете, ребята?

Дети. Одну монетку.

Преподаватель. Взял  работник одну серебряную монетку и пошел, куда глаза глядят. Долго ли коротко ли он шел, повстречался ему на пути  колодец, решил он умыться, воды напиться, наклонился Силантий, и вдруг вторая  монетка  выскользнула из кармана  в колодец. Мы бы, наверное, тут совсем загрустили, сказали: да что же это такое, два года работали  ни за что! Вторая монетка пропала, так ведь?

Дети. Да уж.

Преподаватель. Но работник  видимо был человек особого склада.  Он сказал себе: «Наверное, я опять мало усердствовал. Пойду-ка я снова к своему хозяину, буду еще лучше трудиться». Снова нанялся Силантий к человеку богатому и духом небедному. Стал он так трудиться, что ночи не спал, целыми днями работал прилежно. У других людей урожай не удавался, а  этого хозяина пшеница восходила высокая. У других коровки давали по полведра молока, а у этого хозяина – по  два ведра. Догадался хозяин, откуда такая благодать и радость пришла на все его строения, на все его коровки, на все его поля. Он понял, что Господь за честность Силантия благословил его дом.  Прошел снова год.  Хозяин поставил перед работником мешок золотых монет и сказал:

- Милый человек, ты трудился без устали и отдыха целый год. Бери хоть целый мешок, но я не смею тебе приказывать и говорю: бери столько, сколько захочешь.

Сказал и вышел из конматы.

Преподаватель. Как вы думаете, ребята,  сколько взял монеток  добрый  работник?

Дети. Одну?

Преподаватель. Силантий  взял одну монетку, и пошел, куда глаза глядят.  И вновь, утомленный  трудами своими, достиг   он  в пути  колодца, но теперь уже не сплоховал - денежку золотую  крепко в левом кулаке зажал. Нагнулся, над водой и видит: две монетки, что раньше он упустил, всплыли наверх и прямо к нему в правую ладошку стукнулись. И он сам себе сказал: «Наверное, это Господь благословил мой труд и за то, что я старался, меня простил». И пошел человек дальше с кроткой улыбкой. Вдруг, встречается ему мышка-норушка и говорит:

- Добрый человек, дай мне копеечку.

Силантий  ответил:

- Раз тебе нужна копеечка, возьми её.

Идет он дальше. Смотрит, ползет поперек дороги жучок с длинными  усиками, и говорит ему:

- Добрый человек, я знаю, у тебя копеечка есть. Дай мне копеечку.

Силантий и ему протянул копеечку. Дальше пошел. Когда через речку по мостику стал переходить, выглянул, рыба-сом  говорит:

- Добрый человек, знаю, есть у тебя копеечка золотая. Не дашь ли ты мне её? Мне очень твоя копеечка нужна.

И бросил Силантий  ему в воду  золотую монетку.

Преподаватель. Интересно, а мы с вами  три честно заработанные монетки просто так  отдали бы?

Дети. Нет.

Преподаватель. Три монетки  он взял за три года трудов великих,  и отдал их по первой же просьбе первым встречным. Ладно бы людям, а то отдал их:  мышке, жучку,

Дети. И сому.

Преподаватель. Три года трудился человек и все потерял. Шел, пылил по дороге добрый работник и добрался до города, где жила царевна-Несмеяна. Видит, кругом народу видимо-невидимо, дверей  считано-несчитано, богатства и славы меряно-немеряно. Посреди площади высокий терем стоит. В тереме царевна сидит, прямо на него из окошка глядит, горькие слезы по лицу катятся. Как увидел ее Силантий, зевнул широко, рухнул столбом на дорогу и  в сон провалился.  Целый год он трудился, целый год почти не спал, усталость душу и тело его обуяла. И уснул-то он не на широкой кровати, и упал-то он не на белые перины, а прямо в грязь, поперек  изъезженной дороги.

Дети.  И  ничего нету тут смешного.

Преподаватель.  Да, упал он прямо в грязь на виду у всех людей. А царевна сидит такая же грустная  и смотрит:  Мало ли какой человек в придорожную грязь упал. Может, он заболел или еще что с ним случилось. И вдруг, Несмеяна, молодыми зоркими своими глазками разглядела: бежит мышка-норушка к спящему чужеземцу, пиджачок с него снимает, начинает хвостиком, да лапками чистить, рыба-сом приполз на брюхе, и толстыми усами лицо чужестранца умывает, жучок маленький,  такого наперстком  накрыть с головой можно,  пришуршал  и давай крылышками   сапоги чистить незнаемому  человеку. Силантий спит себе, да спит, в ус не дует,  а  они втроем о нем заботятся, каждый на свой лад его обихаживают. И царевна-Несмеяна рассмеялась на всю площадь.  Заколыхалась  белым телом, да так,  что косы пшеничные сами собой расплелись, ножки в башмачках сами собой по половицах застучали.  Чуть из окошка не выпала. Слуги едва за подол успели ухватить. Потешно было ей наблюдать, как рыба-сом лицо умывает доброму человеку, как мышка-норушка чистит пиджачок, как жучок крылышками до блеска надраивает сапоги. И когда она рассмеялась,  печальный царь услышал радостный смех дочки своей и воскликнул:

- Кто, кто насмешил мою царевну, мою дочку? Любую награду дам!

Как услышали  его слова царские слуги и люди площадные стали наперебой кричать:

- Это я,  насмешил! Я царевну развеселил!

А царевна еле-еле утихла от смеха и сказала:

- Врут они царь-батюшка!  Вон тот дурачок, что поперек дороги лежит,  меня насмешил.

Подошли царские слуги к работнику Силантию,  разбудили,  поставили  перед грозными очами государевыми и спросил его царь:

- Отвечай, кто  ты есть?

- Я простой работник.

- А знаешь ли ты, что ты сделал?

- Прости меня царь, не знаю.

- Ты насмешил мою царевну. Не желаешь ли ты взять её себе в жены?

- Желаю, - отвечает добрый человек. – Всю жизнь мечтал на царевне жениться!

А сам одним глазком на нее косится. Хороша, бела, весела   была бывшая Несмеяна! 

Царевна с радостью вышла замуж за Силантия. Пригляделась она к нему и увидела, какой он сильный, да пригожий. Глаза умом светятся.  И был  пир на весь мир, свадьба весельем полнеба охватила, все  площади, тупики и   перекрестки  каблуками в плясках утоптала. Народ вместе с царем-батюшкой  радовался и веселился, как на Пасху Нечаянную. А больше всех на  свадьбе радовалась и веселилась  царевна, только ее теперь люди  Смеяной прозвали. 

Преподаватель. А теперь, ребята,  я вас спрошу. Почему её никто не мог рассмешить, а дурачок удалось?

Дети. Потому что в луже был человек, его очистили и умыли.

Преподаватель. А почему она рассмеялась?  Почему она не смеялась, когда плясали вокруг нее, медведи прыгали, когда на гуслях играли, когда квасок и вкусные конфетки ей подносили? Почему не радовалась? А пришел какой-то дурачок, упал в грязь, стали за ним ухаживать зверушки и насекомые – она вдруг и засмеялась.

Дети. Потому что смешно стало.

Преподаватель. А что смешного?

Дети. Ничего смешного не было.

Преподаватель. Я по-другому вас спрошу. Если бы это был ни  добрый работник, а какой-нибудь злодей, бандит, да хоть Кощей Бессмертный. Прибежала бы к нему мышка-норушка?

Дети. Нет.

Преподаватель. А сом к злодею приполз бы

Дети.  Нет.

Преподаватель. А жучок стал бы Кощею Бессмертному чистить сапоги?

Дети. Нет.

Преподаватель. А если бы это был не злой человек, а обычный, простой человек, прибежала бы мышка-норушка?

Дети. Да.

Преподаватель. Уверены? Вот, я обычный человек, представьте, выйду  сейчас на улицу и упаду  на клумбу. Прибежит ко мне мышка-норушка?

Дети. Нет.

Преподаватель. Станет ли мне ботинки чистить жучок?

Дети. Нет.

Преподаватель. Значит, что это был какой-то необыкновенный человек?

Дети. Он был смешной.

Преподаватель.  Разве только смешной?    А вы вспомните, я вам рассказывал. Он, во-первых, за свой труд брал всего по одной копеечке, так?

Дети. Да.

Преподаватель. И попросили у него мышка, сом и жучок по монетке  – он им отдал, даже не спрашивал, зачем сому в воде деньги? Что он на них собирается в речке купить?  Какой он, значит, был? Не просто был добрый, а очень добрый.

Трудолюбивый был,  честный, бескорыстный.  На кого этот человек походит?

Дети. На святого.

Преподаватель. Правильно, на святого. Он был праведник.   А как вы думаете, царевна-Несмеяна догадалась, что это праведный  человек?

Дети. Догадалась. Мы бы тоже догадались!

Преподаватель. Догадалась, конечно. Ведь только к праведным людям могут не испугаться и безбоязненно подойти и мышка-норушка, и жучок, и рыба-сом. К грешному человеку они не приблизятся,  вдруг каблуком раздавит, хвост накрутит. Отчего же  рассмеялась царевна? Она сидела у окошка. Обыкновенная грешная понятная жизнь раскинулась перед ней  до самого горизонта! И вдруг, словно молния сверкнула!  Ангел крылом блеснул! Она увидела праведного человека и рассмеялась. Всей душой развеселилась!  Что это значит?

Дети. С грехами жить не весело.

Преподаватель.  Почему она раньше не веселилась? Почему ей было грустно?

Дети. Потому что её смешили.

Преподаватель. Её смешили, а ей от шутовского смеха было еще  грустней.

Дети.  Царевна хотела замуж.

Преподаватель. Возможно, немножко ей было грустно. Что рядом нет близкого по сердцу человека, но самое-то главное, отчего ей грустно было?

Дети  молчат.

Преподаватель.  Когда вы идете по улице и видите, как бьют собаку палкой, вам грустно становится?

Дети.  Жалко собаку.

Преподаватель. А если вы видите, – нищие у храма сидят, копеечку просят, вам их жалко? Вам грустно?

Дети. Да. Да.

Преподаватель. А если вы видите бездомную кошечку, вам грустно?

Дети. Да, грустно и жалко.

Преподаватель. Детки иногда под машину попадают. От этого очень-преочень грустно становится?

Дети. Да, очень.

Преподаватель. Сколько же много поводом для грусти на свете! Хоть грусти с утра до вечера и с вечера до утра! Грусти по большому поводу и по маленькому!  Грустить и плакать можно бесконечно. Каждый, если посмотрит на жизнь из терема, может стать как царевна-Несмеяна!

Дети. И мы можем.

Преподаватель. Царевна была несмеяной  оттого, что видела, сколько же в мире не просто грустного, но жестокого и тяжелого для души: болезни, войны, драки, ссоры. Как можно веселиться, если есть нищие, если бьют собаку палкой, если в Африке детки голодают?

Дети. Если где грустят.

Преподаватель. Она считала, может быть, что веселиться – это грех, нехорошо.

Дети. И смеяться нельзя?

Преподаватель.  Как я, живя в тепле и сытости, буду смеяться над обезьяной в колпаке, над медведем в кедах, если вон там, за углом лежит несчастный  нищий человек? Почему же она тогда рассмеялась, когда увидела праведника?

Дети. Ей стало смешно, что его чистили звери!

Преподаватель. Она увидела, что в мире есть не только злость, подлость и жестокость, но и что-то святое, что в мире есть добро, что добро побеждает зло; она увидела, что на землю порой спускается Небо! Царевне  открылось, что не вся земля черной краской покрашена, что сияет Радуга над ней! Сказать совсем просто: в мире есть добро и оно непобедимо, поэтому можно не только плакать, но и смеяться. Ребята, если вы встретите грустного человека, как вы его развеселите? Будете смешить? В цирк его поведете?

Дети. Мы его добром развеселим! Добрым поступком!

Преподаватель. Вот мама с работы придет грустная, уставшая, мы ей смешную историю расскажем?

Дети. Что-нибудь хорошее маме сделаем, поможем маме. Она заулыбается!

Преподаватель. Согласен. А если мама заулыбается, то и папа хмуриться перестанет!

 

 

В одном царстве-государстве жила-была царевна. Никто никогда не видел, чтобы она смеялась, чтобы она радовалась или даже просто улыбалась. Всегда она ходила грустная, мрачная, как медведь в лесу. Однажды царь-отец, не выдержав ее угрюмого вида,  сказал:

 -Доченька, почему ты никогда не улыбаешься, никогда не веселишься?

А царевна в ответ только молча рукой махнула, глазки утерла от слез и опять в окно вперилась. Решил тогда царь нанять людей, чтобы её рассмешить. И клич пустил по всей земле и далее земли своей в пределы иноземные, чтобы приезжали музыканты, плясуны, насмешники, чтоб приводили с собой диковинных зверушек для того, чтобы развеселить царевну. Вскоре со всех сторон съехались к царскому двору гусляры, песенники,  скоморохи, шуты и веселушники, привезли они с собой пляшущих медведей в атласных штанах, мартышек в очках, попугаев пишущих  перьями железными, даже одного маленького розового носорога в узелке принесли.  Наготовили царские повара разных отменных кушаньев и разносолов, собрали царские слуги всех забавников в царский терем, ударили в соборный колокол и начали люди  смехотворные цельными днями с утра до вечера царевну смешить. А царевна, чем громче и дольше они смеялись и хохотали, тем печальней и печальней становилась.  Ничто её не радовало. Увидит, к примеру, как медведь в атласных штанах на балалайке играет, так слезы сразу в три ручья бегут. Посуровел царь, всех весельчаков разогнал, сам люто закручинился, что  дальше делать не знает. Печаль, как паутина весь царский терем оплела. 

В это время далеко-далеко от царского терема жил себе на уме, горя не мыкая,   добрый молодец  по имени Силантий. Работал он  у одного  человека богатого и духом небедного, пас у него скот, ухаживал за коровами, косил траву, сеял пшеницу, трудился на совесть. Миновал год. Поставил хозяин перед Силантием мешок медных монет  и сказал:

- Бери, сколько хочешь монет. Ты заработал.

И  вышел из комнаты. Подумал работник:

- Как бы мне не согрешить перед Господом? Возьму-ка я всего одну монетку, одну копеечку возьму.

Взял он одну копеечку, попрощался с хозяином, и пошел, куда глаза глядят. Долго ли коротко ли он шел, захотелось ему воды напиться. Подошел к колодцу, нагнулся, чтобы водички зачерпнуть, а копеечка-то единственная и упала в колодец. Другой бы на его месте, что бы сделал?

Дети. Подобрал копеечку.

Преподаватель. А как? Она же в колодце утонула.

Дети.  А он бы надел водолазную одежду и нырнул.

Преподаватель. А тогда еще не было водолазных одежд. Мы бы, наверное, заплакали, закручинились: столько работали и вся награда  теперь на дне колодца лежит. А добрый работник решил иначе:

- Наверное, я плохо трудился, я буду еще лучше трудиться!

И вернулся он к своему хозяину и вновь стал работать еще лучше, еще прилежнее.  В трудах, да заботах прошел целый год. И вновь хозяин поставил перед ним   мешок, только уже серебряных монет, и сказал:

- Работник добрый,  сколько хочешь, бери. Можешь взять целый мешок.

И вышел  из комнаты.

И вновь подумал Силантий:

- Как бы мне перед Господом не согрешить?

И взял…

Преподаватель. Сколько, как вы думаете, ребята?

Дети. Одну монетку.

Преподаватель. Взял  работник одну серебряную монетку и пошел, куда глаза глядят. Долго ли коротко ли он шел, повстречался ему на пути  колодец, решил он умыться, воды напиться, наклонился Силантий, и вдруг вторая  монетка  выскользнула из кармана  в колодец. Мы бы, наверное, тут совсем загрустили, сказали: да что же это такое, два года работали  ни за что! Вторая монетка пропала, так ведь?

Дети. Да уж.

Преподаватель. Но работник  видимо был человек особого склада.  Он сказал себе: «Наверное, я опять мало усердствовал. Пойду-ка я снова к своему хозяину, буду еще лучше трудиться». Снова нанялся Силантий к человеку богатому и духом небедному. Стал он так трудиться, что ночи не спал, целыми днями работал прилежно. У других людей урожай не удавался, а  этого хозяина пшеница восходила высокая. У других коровки давали по полведра молока, а у этого хозяина – по  два ведра. Догадался хозяин, откуда такая благодать и радость пришла на все его строения, на все его коровки, на все его поля. Он понял, что Господь за честность Силантия благословил его дом.  Прошел снова год.  Хозяин поставил перед работником мешок золотых монет и сказал:

- Милый человек, ты трудился без устали и отдыха целый год. Бери хоть целый мешок, но я не смею тебе приказывать и говорю: бери столько, сколько захочешь.

Сказал и вышел из конматы.

Преподаватель. Как вы думаете, ребята,  сколько взял монеток  добрый  работник?

Дети. Одну?

Преподаватель. Силантий  взял одну монетку, и пошел, куда глаза глядят.  И вновь, утомленный  трудами своими, достиг   он  в пути  колодца, но теперь уже не сплоховал - денежку золотую  крепко в левом кулаке зажал. Нагнулся, над водой и видит: две монетки, что раньше он упустил, всплыли наверх и прямо к нему в правую ладошку стукнулись. И он сам себе сказал: «Наверное, это Господь благословил мой труд и за то, что я старался, меня простил». И пошел человек дальше с кроткой улыбкой. Вдруг, встречается ему мышка-норушка и говорит:

- Добрый человек, дай мне копеечку.

Силантий  ответил:

- Раз тебе нужна копеечка, возьми её.

Идет он дальше. Смотрит, ползет поперек дороги жучок с длинными  усиками, и говорит ему:

- Добрый человек, я знаю, у тебя копеечка есть. Дай мне копеечку.

Силантий и ему протянул копеечку. Дальше пошел. Когда через речку по мостику стал переходить, выглянул, рыба-сом  говорит:

- Добрый человек, знаю, есть у тебя копеечка золотая. Не дашь ли ты мне её? Мне очень твоя копеечка нужна.

И бросил Силантий  ему в воду  золотую монетку.

Преподаватель. Интересно, а мы с вами  три честно заработанные монетки просто так  отдали бы?

Дети. Нет.

Преподаватель. Три монетки  он взял за три года трудов великих,  и отдал их по первой же просьбе первым встречным. Ладно бы людям, а то отдал их:  мышке, жучку,

Дети. И сому.

Преподаватель. Три года трудился человек и все потерял. Шел, пылил по дороге добрый работник и добрался до города, где жила царевна-Несмеяна. Видит, кругом народу видимо-невидимо, дверей  считано-несчитано, богатства и славы меряно-немеряно. Посреди площади высокий терем стоит. В тереме царевна сидит, прямо на него из окошка глядит, горькие слезы по лицу катятся. Как увидел ее Силантий, зевнул широко, рухнул столбом на дорогу и  в сон провалился.  Целый год он трудился, целый год почти не спал, усталость душу и тело его обуяла. И уснул-то он не на широкой кровати, и упал-то он не на белые перины, а прямо в грязь, поперек  изъезженной дороги.

Дети.  И  ничего нету тут смешного.

Преподаватель.  Да, упал он прямо в грязь на виду у всех людей. А царевна сидит такая же грустная  и смотрит:  Мало ли какой человек в придорожную грязь упал. Может, он заболел или еще что с ним случилось. И вдруг, Несмеяна, молодыми зоркими своими глазками разглядела: бежит мышка-норушка к спящему чужеземцу, пиджачок с него снимает, начинает хвостиком, да лапками чистить, рыба-сом приполз на брюхе, и толстыми усами лицо чужестранца умывает, жучок маленький,  такого наперстком  накрыть с головой можно,  пришуршал  и давай крылышками   сапоги чистить незнаемому  человеку. Силантий спит себе, да спит, в ус не дует,  а  они втроем о нем заботятся, каждый на свой лад его обихаживают. И царевна-Несмеяна рассмеялась на всю площадь.  Заколыхалась  белым телом, да так,  что косы пшеничные сами собой расплелись, ножки в башмачках сами собой по половицах застучали.  Чуть из окошка не выпала. Слуги едва за подол успели ухватить. Потешно было ей наблюдать, как рыба-сом лицо умывает доброму человеку, как мышка-норушка чистит пиджачок, как жучок крылышками до блеска надраивает сапоги. И когда она рассмеялась,  печальный царь услышал радостный смех дочки своей и воскликнул:

- Кто, кто насмешил мою царевну, мою дочку? Любую награду дам!

Как услышали  его слова царские слуги и люди площадные стали наперебой кричать:

- Это я,  насмешил! Я царевну развеселил!

А царевна еле-еле утихла от смеха и сказала:

- Врут они царь-батюшка!  Вон тот дурачок, что поперек дороги лежит,  меня насмешил.

Подошли царские слуги к работнику Силантию,  разбудили,  поставили  перед грозными очами государевыми и спросил его царь:

- Отвечай, кто  ты есть?

- Я простой работник.

- А знаешь ли ты, что ты сделал?

- Прости меня царь, не знаю.

- Ты насмешил мою царевну. Не желаешь ли ты взять её себе в жены?

- Желаю, - отвечает добрый человек. – Всю жизнь мечтал на царевне жениться!

А сам одним глазком на нее косится. Хороша, бела, весела   была бывшая Несмеяна! 

Царевна с радостью вышла замуж за Силантия. Пригляделась она к нему и увидела, какой он сильный, да пригожий. Глаза умом светятся.  И был  пир на весь мир, свадьба весельем полнеба охватила, все  площади, тупики и   перекрестки  каблуками в плясках утоптала. Народ вместе с царем-батюшкой  радовался и веселился, как на Пасху Нечаянную. А больше всех на  свадьбе радовалась и веселилась  царевна, только ее теперь люди  Смеяной прозвали. 

Преподаватель. А теперь, ребята,  я вас спрошу. Почему её никто не мог рассмешить, а дурачок удалось?

Дети. Потому что в луже был человек, его очистили и умыли.

Преподаватель. А почему она рассмеялась?  Почему она не смеялась, когда плясали вокруг нее, медведи прыгали, когда на гуслях играли, когда квасок и вкусные конфетки ей подносили? Почему не радовалась? А пришел какой-то дурачок, упал в грязь, стали за ним ухаживать зверушки и насекомые – она вдруг и засмеялась.

Дети. Потому что смешно стало.

Преподаватель. А что смешного?

Дети. Ничего смешного не было.

Преподаватель. Я по-другому вас спрошу. Если бы это был ни  добрый работник, а какой-нибудь злодей, бандит, да хоть Кощей Бессмертный. Прибежала бы к нему мышка-норушка?

Дети. Нет.

Преподаватель. А сом к злодею приполз бы

Дети.  Нет.

Преподаватель. А жучок стал бы Кощею Бессмертному чистить сапоги?

Дети. Нет.

Преподаватель. А если бы это был не злой человек, а обычный, простой человек, прибежала бы мышка-норушка?

Дети. Да.

Преподаватель. Уверены? Вот, я обычный человек, представьте, выйду  сейчас на улицу и упаду  на клумбу. Прибежит ко мне мышка-норушка?

Дети. Нет.

Преподаватель. Станет ли мне ботинки чистить жучок?

Дети. Нет.

Преподаватель. Значит, что это был какой-то необыкновенный человек?

Дети. Он был смешной.

Преподаватель.  Разве только смешной?    А вы вспомните, я вам рассказывал. Он, во-первых, за свой труд брал всего по одной копеечке, так?

Дети. Да.

Преподаватель. И попросили у него мышка, сом и жучок по монетке  – он им отдал, даже не спрашивал, зачем сому в воде деньги? Что он на них собирается в речке купить?  Какой он, значит, был? Не просто был добрый, а очень добрый.

Трудолюбивый был,  честный, бескорыстный.  На кого этот человек походит?

Дети. На святого.

Преподаватель. Правильно, на святого. Он был праведник.   А как вы думаете, царевна-Несмеяна догадалась, что это праведный  человек?

Дети. Догадалась. Мы бы тоже догадались!

Преподаватель. Догадалась, конечно. Ведь только к праведным людям могут не испугаться и безбоязненно подойти и мышка-норушка, и жучок, и рыба-сом. К грешному человеку они не приблизятся,  вдруг каблуком раздавит, хвост накрутит. Отчего же  рассмеялась царевна? Она сидела у окошка. Обыкновенная грешная понятная жизнь раскинулась перед ней  до самого горизонта! И вдруг, словно молния сверкнула!  Ангел крылом блеснул! Она увидела праведного человека и рассмеялась. Всей душой развеселилась!  Что это значит?

Дети. С грехами жить не весело.

Преподаватель.  Почему она раньше не веселилась? Почему ей было грустно?

Дети. Потому что её смешили.

Преподаватель. Её смешили, а ей от шутовского смеха было еще  грустней.

Дети.  Царевна хотела замуж.

Преподаватель. Возможно, немножко ей было грустно. Что рядом нет близкого по сердцу человека, но самое-то главное, отчего ей грустно было?

Дети  молчат.

Преподаватель.  Когда вы идете по улице и видите, как бьют собаку палкой, вам грустно становится?

Дети.  Жалко собаку.

Преподаватель. А если вы видите, – нищие у храма сидят, копеечку просят, вам их жалко? Вам грустно?

Дети. Да. Да.

Преподаватель. А если вы видите бездомную кошечку, вам грустно?

Дети. Да, грустно и жалко.

Преподаватель. Детки иногда под машину попадают. От этого очень-преочень грустно становится?

Дети. Да, очень.

Преподаватель. Сколько же много поводом для грусти на свете! Хоть грусти с утра до вечера и с вечера до утра! Грусти по большому поводу и по маленькому!  Грустить и плакать можно бесконечно. Каждый, если посмотрит на жизнь из терема, может стать как царевна-Несмеяна!

Дети. И мы можем.

Преподаватель. Царевна была несмеяной  оттого, что видела, сколько же в мире не просто грустного, но жестокого и тяжелого для души: болезни, войны, драки, ссоры. Как можно веселиться, если есть нищие, если бьют собаку палкой, если в Африке детки голодают?

Дети. Если где грустят.

Преподаватель. Она считала, может быть, что веселиться – это грех, нехорошо.

Дети. И смеяться нельзя?

Преподаватель.  Как я, живя в тепле и сытости, буду смеяться над обезьяной в колпаке, над медведем в кедах, если вон там, за углом лежит несчастный  нищий человек? Почему же она тогда рассмеялась, когда увидела праведника?

Дети. Ей стало смешно, что его чистили звери!

Преподаватель. Она увидела, что в мире есть не только злость, подлость и жестокость, но и что-то святое, что в мире есть добро, что добро побеждает зло; она увидела, что на землю порой спускается Небо! Царевне  открылось, что не вся земля черной краской покрашена, что сияет Радуга над ней! Сказать совсем просто: в мире есть добро и оно непобедимо, поэтому можно не только плакать, но и смеяться. Ребята, если вы встретите грустного человека, как вы его развеселите? Будете смешить? В цирк его поведете?

Дети. Мы его добром развеселим! Добрым поступком!

Преподаватель. Вот мама с работы придет грустная, уставшая, мы ей смешную историю расскажем?

Дети. Что-нибудь хорошее маме сделаем, поможем маме. Она заулыбается!

Преподаватель. Согласен. А если мама заулыбается, то и папа хмуриться перестанет!