Храм Вятки с 300-летней историей!
Телефон: (8332) 65-03-61
г. Киров (Вятка), ул. Свободы, д. 54-д
Мы ВКонтакте

Друзья и помощники 

Хлебная Слобода-470х120_1 

Детский фонд

 Комплект Рем Строй 

Молпромснаб

 Банк Хлынов

 Моя семья


Главная \ Статьи \ Публикации \ Поучительный изборник \ О "заразе" древней смерти.

О "заразе" древней смерти.

О "заразе" древней смерти.

адам в раю 4

В Священном  Писании все человеческие выделения  называются скверной. В книге Левит читаем: «И если какая  душа, прикоснувшись к чему-нибудь нечистому, к нечистоте человеческой,  или к нечистому  скоту, или какому-нибудь нечистому гаду, то истребит­ся душа  та из народа своего» (Лев. 7. 21). Вот другое изречение: «Если,  кто  прикоснется к  нечистоте, какая бы то ни была нечистота,  от которой оскверняются, и  он не знал то­го, но после узнает, то он виновен» (Лев. 5. 3). Нечистотой здесь на­зывается, не заразное и ядовитое,  а духовно скверное. Чисто то,  что приближает к Богу, нечисто - что делает человека неспособным восп­ринять благодать Святого Духа. 

Давайте, посмотрим, какие  вещества в Священном  Писании  называются нечистыми. «Если у кого (мужчины) случится излияние семени, то он должен  омыть свое тело, и  нечист будет до вечера»  (Лев.  15.  16). Здесь разумеются случайные, преимущественно ночные осквернения. «Если  женщина, имеет истечение крови, текущей из тела ея, то она должна сидеть семь дней вовремя  очищения своего, и  всякий, кто прикоснется  к ней, нечист будет до  вечера» (Лев. 15, 19). Оба этих постановления имеют цель воспитания в народе Божием целомудрия и ду­ховного трезвения. (Бл. Феодорит, 20 вопрос  на  книгу Левит). Но, ведь ниче­го ядовитого и грязного в самих-то выделениях нет. Например, семя мо­жет  быть, даже "благословенным  от  Господа" (Ис.65. 23). Более того, в постановлениях Закона сказано, что «если мужчина  ляжет с женщиною и будет  у него излияние семени, то они должны омыться водою и нечисты будут до вечера» (Лев. 15. 18).  Почему  в  этом  определении Моисея речь идет о  скверне,  тогда как оба супруга  исполняют прямое Божие благословение (оно, между прочим, было повторено Господом  и пос­ле потопа): «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и разм­ножайтесь» (Быт.1. 18 и Быт.9. 7).  Бл. Феодорит отвечает так: «Ясно, что сим  (Бог) учит умеренности в супружеском общении  и вразумляет, что в супружеский союз вступают для чадорождения, а не для сластолю­бия; посему преспавших называют нечистыми;  и повелевает употреблять очищение, чтобы труд очищения препятствовал  частому общению». Но, ду­маем, не только потому Закон определял сочетавшихся супругов нечисты­ми, чтобы  воспрепятствовать им «опять быть  вместе» (1 Кор. 7.  5). Сказано  «в  беззакониях  я  зачат и во грехе родила  меня мать моя» (Пс.  50.  7). А что есть беззаконие? «Грех есть беззаконие» (1 Ион. 3. 4). 

chernobil26

Следовательно, не только "во грехе рождается" каждое дитя, но и во  грехе  зачинается.  «И  как быть  чистым рожденным  женщиной?» (Иов. 15. 14). Свят.  Афанасий Великий пишет: «Первоначальным намере­нием Божиим  было, чтобы мы  рождались не через брак и тление; прес­туплением  же  заповеди явился брак  вследствие беззакония  Адама. Итак,  все рождаемые  от  Адама, зачинаются  во грехах,  и подпадают осуждению прародителей». Епископ Варнава Беляев поясняет мысль св. Афанасия Ве­ликого:  «проклятие и нечистота оскверняют роды и делают женщину ви­новной потому, что  им (зачатию  и рождению) предшествовала похоть». «Похоть  же, зачав, рождает  грех, а  сделанный грех рождает смерть» (Иаков 1. 15). Поэтому все  люди смертны; отсюда же необходимость очи­щения родительницы  от нечистоты рождения, а также повеление Зако­на  омыться водою обоим супругам, если муж  "изольет семя". Не может быть святым и чистым то, что приводит человеческое существо не толь­ко  к жизни, но и к смерти. Священномученик Киприан Карфагенский го­ворит: «младенец, едва родившись ни в чем  не согрешил, а, только пришедши  по плоти от Адама, воспринял заразу древней смерти,  через само рождение». Акт, посредством которого передается  "зараза древней  смерти" не может быть назван безгрешным и поэтому и муж, и жена, и  чадо зачатое, не физически оскверняются,  а духовно. Иначе,  не вещество  сквернит зачатие, а  первородный грех, последствия которого мы все несем  в  себе. Молитвы 40  дня (после родов): «это  не молитвы от скверны брачных отношений, которые благословлены  Богом, а  молитвы от осквернения действующего в нас первородного греха», - пишет протоиерей Валентин Свенцицкий.

chernobil27 

Господь сотворил все «добре  зело» (Быт. 1. 31). Сотворил в любви и  для любви, и поэтому до грехопадения -  себялюбивого  обособления от Бога - никакой духовной  и телесной скверны не существовало. «Бог в  начале, когда создал человека, создал его  святым, бесстрастным и безгрешным по образу и подобию Своему» (Симеон Новый  Богослов "Сло­во  Первое"). И «Никто из нас не согрешил и  не может согрешить, как согрешил Адам; потому  что никого не было и нет во всем ему равного, кто бы,  т.е. был подобен ему безбеден,  беспечален, свободен от вся­кой естественной нужды;  ибо посмотри, какое наказание положено Адаму за преступление заповеди в раю - голод, жажда, озябание во время зи­мы, озноение во  время лета, отсюда потребность пищи, питие, одежды, крова...»  (Он же  "Слово 10"). И добавим – «скотская потребность» (еп. Варнава Беляев). «Человек вышел из рук Творца без порока и  по телу. Это тело при своем изумительном устройстве не получило от Творца ни­каких недостатков,  ни  внешних, ни внутренних... не имело в  себе ни малейшего расстройства и  могло быть свободным от болезней и страда­ний»  (протопресвитер  Михаил  Помазанский  "Догматическое  богословие").  

заброешнный завод 3 

Если  сказать, совсем просто, райские люди до грехопа­дения не  имели естественных, а точнее  нижеестественных  "скотских" выделений. Муж не носил во чреслах своих семенной влаги для продолже­ния  рода, а у жены  не было периодического течения крови. Невозможно представить, чтобы  после первого же  приема пищи Адам уединился  под кустик, а потом, чтобы не  осквернять райское совершенство, где-нибудь на  окраине  блаженного  сада построил туалет. Но ведь человек ел, неужели   после трапезы человеку  не  требовалось  оправляться?  Можно предположить, что всякий  плод, вкушаемый  Адамом, усваивался его телом полностью. Качество насыщения было иное. Пример подобного принятия пищи  мы  видим в  Новом Завете. Христос, удостоверяя  апостолов в Своем Воскресении, ел перед ними печеную рыбу и сотовый мед. Однако, никто не скажет, что после этого у Спасителя последовала естественная    безгрешная потребность тела. Касаясь этого  таинственного   вопроса, неразрешимого  на  путях  рационализма, св. Григорий Палама пишет: «То неповрежденное тело (Христа) питалось после Воскресения не потому что нуждалось в пище, но  чтобы удостоверить Свое собственное Воскресение и показать, что оно и  теперь  тоже самое тело, которое и до страданий  ело  вместе с  ними (апостолами). А истребляло  оно пищу не согласно с природою смертного тела, но  силою божественной энергии, как если бы кто сказал, что как огонь истребляет воск, с той только разницей, что огонь нуждается  в горючем  материале для поддержания себя, а бессмертные тела не нуждаются в пище для своего существования».

 7835255-R3L8T8D-600-20

Все сокровенные  отправления  человека, как и многое иное - болезни, страдания,  скорби, пот - и царица греха "последний враг" (1 Кор. 15, 26) смерть, явились  после отлучения человека от первоисточника Жизни - Бога, и в частности от святого Древа Жизни, дабы че­ловек бессмертием своим не увековечил грех. Исходя из вышесказанного, мы можем теперь определить, что скверны­ми, Ветхозаветной и Новозаветной Церковью определяются такие вещест­ва и состояния тела (месячные, поллюции и т.д.),  которые связаны с гре­хопадением,  вернее,  являются его  последствиями. Приобщение  к этим памятникам отпадения от Бога, оскверняет  человека. И посему «в тече­нии сущая жена, сиречь обычно свое имущая, не причащается  на Пасху, дондеже очистится, ниже входит в Церковь до семи дней»  (правило  св. Иоанна Постника).  Следует, впрочем, помнить, что  само по себе отп­равление естественных нужд, пребывание "в течении" и т. д. не  явля­ется греховным. 

«Все творения Божии добры и чисты, потому  что Слово  Божие не сотворило ничего неблагопотребного или нечистого, - пишет св. Афана­сий  Великий к монаху Амуну. - Ибо мы, по апостолу, Христово благоу­хание  есмы в  спасаемых (2 Кор. 2. 15).  Вся убо  чиста  чистым (Тит.  1,15), а  у нечистых  и совесть, и все осквернено. Но дивлюсь ухищрению диавола; сам он - мерзость и пагуба, а внушает, по-видимо­му, помыслы  о  чистоте... Скажи  мне, возлюбленный и благоговейней­ший, что греха или нечистого в каком-нибудь естественном извержении (святитель пишет не  о том,  что продукты  наших извержений чисты, а о не греховности актов  естественной  необходимости)? Захочет  ли кто ставить в вину выходящие из ноздрей мокроты или изо рта слюни? А мо­жешь указать еще и на важнейшее  сего - на извержения чрева, которые живому существу необходимы для поддержания жизни. При том, если  ве­руем,  что  человек, согласно  с Божественными Писаниями, есть  дело рук Божиих, то от Силы чистой могло ли произойти какое  оскверненное дело?  И  если, по  сказанному в божественных Апостольских  Деяниях, род есмы Божий (Деян. 17. 28),  то ничего не имеем в себе нечистого; тогда же только оскверняемся,  когда  совершаем  злосмрадный грех. А когда не  по нашей воле бывает  какое-либо естественное  извержение, тогда, по естественной необходимости, как сказали мы уже, и это тер­пим вместе с прочими нуждами». 

7833255-R3L8T8D-600-3

Человек, по Слову Божию,  используя эти скверные вещества,  прини­мая их, становится подобным «псу,  который возвращается на свою бле­вотину» (Пс. 26. 11). По этой  причине Церковь постановила в случае осквернения предметов, из которых человек питает себя (посуда, колодцы и  т.д.), а также пищи и  пития, совер­шать особые чинопоследования. В  «Молитве о скверноядших» (евших или  пивших)  читаем: «Владыко Господи Боже наш... подаждь прощение  твоему рабу (имя) скверноядшему и  вкусившему мяс или каких либо брашен нечистых  (в том числе и мочу) их же снеди отрекл еси в Законе святем Твоем, сих же неволею причастившего­ся прости». Ради чего? «И сподоби его неосужденно причаститися страш­ных Таинств, честнаго  Тела  же и  Крове Христа Твоего  (значит, если кто будет вкушать "скверные брашна", то он в  осуждении причастится)  яко да избавится  прочее всякого нечистого  восприятия и деяния». Существует еще несколько  чинопоследований подтверждающих наш  вывод о наличии  в мире  не  только духовной, но и душевно-вещественной скверны. 

- "Чин бываемый, если  случится чесому скверному или нечистому но­во впасти в сосуд вина  или елея, или меда, или иного чесого." Перед совершением молитвы же "подобает впадшее  нечистое абие взяти и изв­рещи вон, и  в ин  сосуд вложити вино, или  елей, или мед, истощенный же сосуд мыти отвнутрь или отвне." 

- "Чин бываемый,  аще случится чесому скверному... впасти в  кладязь водный":  "Господи,  Боже сил, все  добро сотворивый, очищаяй  именем Твоим  всякую скверну и нечистоту  и претворивый освящаяй  все сый. И ныне, Владыко, прииди в настоящий час  образом Креста Твоего и очисти кладязь сей от обретшейся ему нечистоты, скверны или  гада, снисходя к несовершенной мысли нашей и немощи помышлений" (в молитвах не  го­ворится, что  это за "скверное впадшее  в  колодец", но из  церковной практики известно, что  это может быть  труп животного,  человеческие нечистоты, помои, да и просто грязная одежда). 

- «Молитва над сосудом оскверншимся»: «Господи, Боже наш, едине святе, освяти сосуд  сей  освятительным  Твоим  наитием и очисти  его, еже быти в службу рабов  твоих нескверну." Заметим, что, если Церковь молится об очищении внешних "сткляниц" (Лк. 11. 39), то как следует тогда хранить нашу "телесную храмину" (2 Петр. 1. 14)?

столбик 

Между прочим, и ныне  муж или  жена, у которых вследствии "всякого мечтания, всякого беззакония, всякия лести, всякого потвора и всякия суеты и всякого недуга и всякой язвы, и всякого противного злодейст­ва диавола" случится ночное  осквернение, обязаны  "восстав от одра" прочитать "Правило от осквернения", состоящее из нескольких молитв и 50 поклонов с молитвою: «Боже, милостив ми буди и прости мя блудного за имя твое Святое». Задумываемся над тем фактом, что когда в  храм приносится тело (по церковной терминологии -  мощи) усопшего для отпевания, то никаких отдельных молитв об очищении храма читать не положено. Когда же  че­ловек внезапно умирает в  самой церкви, то правила предписывают  со­вершить: «Молитву, глаголемую по входе, прежде  обычного, на отверзе­ние  храма, в нем  же случится человеки умрети нуждно»  (нуждно, т.е. трудно, опасно, докучливо, неотступно, сильно (Полный церковно-славянский словарь, прот. Г. Дьяченко). В  Ветхом Завете прикосно­вение  к мертвому  телу  делало человека нечистым на 7 дней,  (Числ. 19. 12), а священника на 14 дней (Иез. 44. 25).  А о том, чтобы труп принести в храм Соломонов для прощания и оплакивания не могло быть и речи. Это было бы страшным кощунством и надругательством  храмовой святыней. Человеку, который не очистит себя «водою с  пеплом рыжей тели­цы» (Числ. 19. 1-10) от  прикосновения к мертвому  телу, нельзя было даже входить в храм, ибо  «не очистивший себя осквернит жилище Госпо­да: истребится человек тот из среды Израиля» (Числ. 19. 13).  Более того: «Вот закон: если человек умрет в шатре, то  всякий, кто придет в шатер, и все, что в шатре нечисто будет семь дней» (Числ. 19. 14). «И пусть кто-нибудь чистый возьмет иссоп и смочит его  в воде, и ок­ропит шатер и сосуды и людей, которые находятся в  нем, и прикоснув­шегося к кости человеческой или к убитому, или  к  умершему,  или ко гробу» (Числ. 19. 18). 

смерть

После же восприятия человеческой природы Спасителем мира, прикос­новение к  телу умершего человека,  который при жизни  соединился со Христом  в Таинствах Церкви, не оскверняет тех, кто любовно принимал участие в приготовлении  его  к погребению.  Если  было бы иначе, то Устав  предписал бы (как он предписывает родившей женщине «приклонше главу»  выслушать «Молитвы жене родительнице по четыредесяти днех») особое  очищающее  молитвословие   всем  «давшим  последнее  целова­ние». Зачем же  тогда Церковь полагает  чтение  молитвы «на  отверзение храма в нем же случится человеку умрети нуждно»? Чтобы яснее  понять смысл  совершаемого дела, приведем  эту молитву (частично): «Господи ты освятил храм сей  Духом Твоим, ныне же ради наших грехов множест­ва, попустивый  осквернитися ему, и нападения  нуждные смерти бывшия в  человеце, по образу Твоему созданном, от козни исперва человекоу­бийцы диавола, Сам паки за многую безмерную милость Твою,  нас греш­ных  и неключимых  рабов твоих приношения приемля, от  истинныя веры приносимое Тебе, очисти храм сей  и сущий в нем  жертвенник, наитием Святого  Твоего Духа,  и прежнюю  тому благодать обнови...»

Мы видим, что  в этой молитве нет никакого упоминания имени умершего человека, а это значит, что она относится не к нему, а к живущим, просящим «о­чистить храм сей и сущий в нем жертвенник» от «заразы древней  смер­ти», или точнее, наитием Святого  Духа испразнить осквернение, произ­веденное  последствиями грехопадения.  Как акт рождения в жизнь временную, связанный с действием первородного греха, сопровож­дается очистительными молитвами, так и второе рождение в  жизнь вечную, со­вершаемое через  «нуждную  смерть»  Церковь изглаживает особым обра­зом. И очищение это производится, еще раз повторю, не ради усопше­го,  а  ради живых. «Возмездие за грех смерть» и Церковь не может не воскорбеть и не «возмутиться  Духом» (Ион. 11.  33) подобно  Христу при  гробе Лазаря,  видя все  страшное  и разрушительное действие на «по образу Божию созданную красоту» человеческую (Последование погре­бения мирских человек). Убеждает в этом и то, что та же самая молит­ва, только с небольшими изменениями, читается и тогда,  когда в хра­ме «животное бессловесное или умре или роди...». Церковь и тут испра­шивает прощение у Бога  за осквернение святого  храма, понимая,  что вся тварь «стенает и мучается доныне» из-за отступничества человека и не она виновата в  нарушении чистоты «Святилища Господа».

 Нижнмй тагил зимой тупик

Но спросят:  если так,  то отчего,  когда человек умирает в доме, не читается подобная молитва? По той же самой  причине,  по какой не совершается в  частных домах Божественная Литургия. Наши жилища, хо­тя и называются "домашними церквями", но им далеко до чистоты и свя­тости храма Божия. В них установлены  отхожие места,  кухня с помой­ным ведром, спальни;  уж не говоря о том, что в своей домашней  крепости  мы  зачастую позволяем себе такие поступки, о  которых, даже  думать в Доме Божием, было бы зазорно. Однако, хотя особая молитва и не произносится, но существу­ющая  традиция  чтения  псалтыри по  усопшему, кроме своего  прямого действия - молитвы за него,  и генеральная уборка дома с окроплением святой  водой после погребения, в некотором смысле, имеют тоже самое предназначение, что и совершение  очищающей  молитвы «на  отверзение храма в  нем же  случится  человеки умрети  нуждно». К сожалению, современным людям, подобные  взгляды обременительны, ибо он не ведает той не­бесной чистоты, в которой жили его прадеды,  оставившие свой положи­тельный опыт восхождения к Богу. В человеке  сложились глубинные стойкие архетипы  поведения, свя­занные с половой и естественной сферой выделения.

Все они совершают­ся в тайне, ибо мы не животные. «В самом себе человек видит  доказательства своей тленности, ничтожества. ...И вот  он принужден смириться и  прятать от других свой позор, обличающий его  в том, что он когда-то потерял свое первобыт­ное состояние, достоинство, при котором  ничего подобного не было. И то, что он стыдится и прячется - хорошо, - писал епископ Варнава Бе­ляев, - если от смирения и целомудрия, то вдвойне хорошо,  если  от гордости и "приличия"  только, то опять-таки хорошо: по крайней  ме­ре,  этим  пресекается соблазн  для немощных,  вырастающий  на почве бесстыдства". И далее епископ Варнава продолжает:  "нужды свои нужно отправлять со страхом  перед Богом и с сознанием собственной  вины в том, что  мы должны подчиняться этой  скотской необходимости, вместо того, чтобы пребывать нетленными в раю», а не чувствовать себя  «бо­лее жизнеспособным, энергичным, свободным для раскрытия других зага­док жизни».  Вернемся к трезвому взгляду  епископа Варнавы: «если нам приключится какая либо нужда, то и совершим ее как нужду, не делая из него собы­тия, о котором пусть-де знают другие» «Если выйдешь  ра­ди  необходимой потребности, -  учит преп.  Исаия, египетский пустын­ник, не неради о себе, а помни, что Бог взирает на тебя». «С целомуд­рием приступай к исполнению необходимой нужды, как бы стесняясь хра­нящего тебя Ангела, и совершай дело со страхом  Божиим, и  принуждай себя до самой смерти, хотя  бы   и неприятно  это было сердцу  твое­му». - учит великий святой преп. Исаак Сириянин. 

бабочка

Однако, необходимо сделать несколько замечаний, чтобы кто-нибудь не ре­шил, будто душевно-вещественная скверна есть некая  смрадная область противоположенная Богу. Что она, как бесконечная черная дыра, в  кото­рую  Творец  неба  и  земли,  не  смеет даже  заглянуть!  Праведному Ною, Господь  дал повеление всех животных разделить на чистых и нечистых. Однако надеюсь, никто не решит, что нечистых животных сотворил ка­кой-то  другой Бог? Ничто в материальной вселенной не может  ограни­чить  воли Божией, ибо «Бог идеже хощет, побеждается естества чин, тво­рит бо елика хощет»  (Великий  канон пр. Андрея Критского). В подзакон­ные  времена пророк Илия не  осквернился, припав к мертвому телу сына вдовы, ради  его воскресения (3 Царств.17. 17-24). А  Сам Господь разве потерпел  какой-либо ущерб, пробуждая отрока  от смертного сна? В жи­тии Новозаветных святых Хрисанфа и Дарии читаем: «и вот Хрисанфа зак­лючили в  оковы  и бросили  в глубокую смрадную яму, куда стекали все нечистоты из города, а Дарию отвели в блудилище. Бог же  помогал обоим мученикам, являя в них Свою всемогущественную силу, ибо Хрисанфу  свя­тому в  его мрачной и смрадной темнице воссиял свет небесный и вмес­то смрада  было благоухание великое». Каждое  подобное явление Славы Божией имеет определенную духовную педагогическую  цель и совершает­ся ради спасения жестокосердных душ,  для которых чудо - самый убедите­льный  аргумент. Господь  во  мгновение  ока может  всю  материальную скверну  мира  претворить  в райскую сладость, но, зная о подобном Всемогуществе Божием, никто же не  станет  справлять  свою нужду прямо на церковный пол перед царскими вратами, безумно надеясь, что Бог  в один миг преложит его нечистоты в  благоуханный поток. Апостол в эпоху, когда идолы еще крепко вла­дели умами людей, дерзновенно провозгласил: "идол в мире нич­то..." (1 Кор. 8. 4). Но он же предупреждает: «Не можете  пить чашу Гос­подню и чашу бесовскую; не  можете быть участниками  в трапезе Господ­ней и в трапезе  бесовской» (1 Кор.10. 21). Что  же апостол противоре­чит сам себе? Конечно, нет. Власть диавола в мире ниспровергнута Хрис­том. Полевые  лилии изначально прекрасны. Слон создан  могучим. 

избушка

Против­ник Божий не  был сотворен  злым по своей природе. Св. Отцы утвержда­ли, что зло  есть извращение  первичного  добра, и  поэтому  оно - "нич­то". Но, если человек признает над собой власть нечистого духа и скло­няется перед волей искусителя, то он «пьет чашу бесовскую» и становит­ся невосприимчив  к веяниям Святого Духа  - «не может пить чашу Господ­ню». В  этом же послании св. Павел коринфским христианам, которые «зна­ют, что идол в мире ничто, и что нет  иного Бога, кроме Единого» разре­шает в некоторых случаях есть идоложертвенную пищу: «все, что продает­ся на  торгу, ешьте без  всякого исследования, для  спокойствия совес­ти; ибо  Господня земля, и что наполняет ее» (1 Кор.10. 25-26), но пре­дупреждает: «берегитесь однако же, чтобы это свобода (вкушать или  не вкушать  идоложертвенное) не послужила соблазном  для немощ­ных» (1 Кор.8. 9). Казалось  бы, тут любители скверны могут возрадоваться, раз апостол, говорит  о возможности  употреблять  идоложертвенное мясо, то тем  более, он бы  разрешил, ради  здоровья, любую скверную терапию. Советовал же  он Тимофею  пить красное  вино для лечения  желудка (1 Тим. 5,23). Однако такой вывод из слов апостола  будет крайне ошибочным. Во-первых, для вни­мательного читателя  этого послания ясно, что апостол  мягко советует коринфянам, ради любви  к ближнему, совсем отказаться от вкушения идо­ложертвенной пищи: «и потому, если пища соблазняет брата  моего, не бу­ду есть   мяса   вовек, чтобы   не   соблазнять   брата    моего» (1 Кор.8. 13). Во-вторых, апостол Павел присутствовал на первом апостольс­ком соборе в Иерусалиме, решения которого предшествовали  времени на­писания Первого  послания к коринфянам. В определениях  этого  собора было записано, чтобы христиане из язычников «воздерживались от идоло­жертвенного и крови, и удавленины  и блуда» (Деян.15. 29). 

Думаем, что, несмотря   на   желание   апостола   язычников   быть   «для   всех всем», в своих пастырских советах он  не стал бы противо­речить апостольскому собору. Поэтому не послабление  следует видеть в словах апостола  «все, что продается на торгу, ешьте без всякого иссле­дования», а мудрый духовный совет «для спокойствия  совести» немощного брата, не расспрашивать распорядителей пира, откуда была  привезена пи­ща, а вкушать все, что дается, благодаря Бога и «ища не  своей пользы, ­но пользы многих, чтобы  они спаслись» (1 Кор. 10. 33). И в третьих, хотя идоложертвенное может быть названо духовной скверной, но  эта скверна не тождественна нечистоте человеческих выделений. Идоложертвенная пи­ща  становится  скверной, потому  что предлагается  в  жертву бесам (1 Кор.10. 20), а земная скверна  любого вида есть последствие  скверны грехопадения. Если «идол в мире  ничто», то  и  власть его над пищей - «ничто", но скверна греха, приведшая первого человека к смерти, не может считаться малозначите­льной. Следовательно, если кто-то считает  возможным лечение  земными скверными веществами, то он самим делом отрицает возможность греха и становится  самообманщи­ком, ибо «если говорим, что не имеем  греха, - обманываем самих  себя и истины нет в нас» (1  Ин. 1. 8). Если греха  нет, то Христос напрасно пролил Кровь Свою. Духоносный Иоанн учит: «Если исповедуем грехи  на­ша, то Он будучи верен  и праведен, простит нам  грехи (наши) и очистит нас от всякой неправды. Если говорим, что мы не согрешили, то представ­ляем Его лживым, и слова  Его нет в нас» (Ин. 1. 9-10). 

книга Лествичника

Несомненно,  в  самом точном значении слова, скверна - это грех. Но утверждение о присутствие в мире  не только скверны греха, но  и  его последствий: душевно-вещественных  нечистот  учит  нас  многому. «Весь мир  лежит во зле» (1  Иоан.5. 19), - с горечью пишет апостол Иоанн, а мог  бы  сказать - «во скверне». Мы живем в  обезбоженном оскверненном мире, следовательно, мир  не всегда был таким. Милостив Бог и Он не до­пустит, чтобы  наше жизненное оскудение  и  искаженное состояние мира было вечным. Если есть смерть, значит, будет  воскресение.

Если есть не­чистота, значит,  возможен  другой образ  вселенной, когда  «Бог  будет всем во  всем» (1 Кор.15,28) и никакой скверне не останется места. Ис­ходя из  этого мировосприятия мы и жизнь свою, в предчувствии будуще­го Царства  Любви, стараемся строить, не только на духовном, а даже на бытовом уровне, на началах целомудрия и  святости. Если мы  перестанем признавать  в  мире наличие душевно-вещественной  нечистоты, то через несколько поколений, окажемся в  другом культурном пространстве. Чело­век, не считающий зазорным, пить из  посуды, в которую справляет нужду, не создаст  Рублевской "Троицы",  не  споет "Иже херувимы", не заплачет на Великом  каноне  пр. Андрея  Критского, не напишет "Капитанской доч­ки", не  отзовется на Тютчевское "О, как на склоне наших дней..." Заме­чено, что  чем выше культура  народа, тем  деликатнее его отноше­ние к актам естественных выделений. То, что сейчас в  Европе появились общественные совмещенные туалеты, есть удручающий признак культурно­го одичания. Падает  нравственность, скудеет  Дух Божий, уходит высокое искусство. Преувеличивая, можно даже сказать, что в становлении челове­ка культурного изобретение горшка сыграло не меньшую роль, чем созда­ние алфавита. И от животного мира нас отличает не только  способность абстрактно мыслить, но и наличие этого незатейливого приспособления. Вспомните, когда Господь вывел племя рабов из образованного Египта, то он  дал ему не только нравственный  закон, правовые установления, но и повелел  сделать деревянные  лопатки   для сокрытия  испражнений. Ду­маю, что без последнего неожиданного  Божьего предписания религиозное  и куль­турное становление богоизбранного народа не было бы таким успешным. 

над бездной                                                                 

Для чего так было усердно «копаться»  ища ответы о земной скверне?  Ответим. Св. Илларий  Пиктавийский, правда, по другому поводу писал: "Следовало бы довольствова­ться тем, чтобы искренней верой выполнять  то, что нам предписано, а именно: поклоняться Богу Отцу, почитать с ним Бога Сына и исполнять­ся Святым Духом...  Но заблуждения  других вынуждают нас становиться на опасный путь» для того, чтобы показать глубочайшие корни бесс­тыдства и гордыни,  сопровождающие  скверные лечебные практики. Они могли родиться только из идольского культа  и  язы­ческого сознания, ибо  язычники «познавши  Бога, не прославили  Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в  умствованиях  своих, и омрачилось несмысленное  их сердце; называя себя мудрыми, обезуме­ли и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному чело­веку,  и птицам,  и пресмыкающимся, и четвероногим, - то  предал  их Бог в похотях сердец их  нечистоте, так что  они сквернили сами свои тела. Они заменили истину ложью и поклонялись и служили твари  вмес­то Творца, Который благословен во веки, аминь... И  как они не забо­тились иметь Бога в разуме, то предал их  Бог превратному уму делать непотребства» (Рим. 1. 21-28). Эти строгие и  точные слова апосто­ла язычников, Павла, в полной мере приложимы и к тем духовным интуи­циям падшего разума, допускающие использование  человеческих нечистот и земных скверных веществ в терапевтических целях.

 

 

Теги о нечистоте киров храм Иоанна предтечи о скверне