Храм Вятки с 300-летней историей!
Телефон: (8332) 65-03-61
г. Киров (Вятка), ул. Свободы, д. 54-д
Мы ВКонтакте

Друзья и помощники 

Хлебная Слобода-470х120_1 

Детский фонд

 Комплект Рем Строй 

Молпромснаб

 Банк Хлынов

 Моя семья


Главная \ Статьи \ Публикации \ Размышления об аде и рае

Размышления об аде и рае

Размышления об аде и рае

Говорю же вам, что многие придут

с востока и запада и возлягут с Авраамом,

Исааком и Иаковом в Царстве Небесном,

а сыны царства извержены будут во тьму внешнюю:

там будет плач и скрежет зубов.
(Мф. 8, 11 12)

 

Две истины заключаются в приведенных только что словах Спасителя. Обе равно неоспоримы, и обе неразрывно связаны вместе.

Потому дороги слова эти, что из них можно определить, что собственно такое обещанные нам небеса; из них видна вся красота обетованной будущей жизни. Во-первых употреблено Христом слово "возлягут", а с этим словом сопряжена мысль о покое. Как же сладостна эта мысль! Какую цену должна она иметь для того, кто в поте лица снискивает пропитание свое! Как часто, утирая влажный лоб свой и будучи истомлен трудом, он с грустью спрашивает себя, есть ли предел его труду, будет ли он когда-нибудь знать отдых. Или вечером, измученный, отходя ко сну, как часто он восклицает из глубины угнетенного сердца: "Неужели нет места, где мог бы я отдохнуть, где усталые члены мои могли бы прекратить свой нескончаемый труд, где достиг бы я покоя, по которому непрестанно вздыхаю!" Да, обремененный труженик, - да: есть счастливое место, где не знают ни горестей, ни труда. Высоко над голубым сводом небесным, который представляется глазам нашим, есть светлый, радостный город: стены его из камней многоценных, а свет его затмевает свет солнца. Там злые никого не мучат; там покоятся от трудов своих обремененные. Для утомленного труженика что может казаться более желательным, более утешительным, чем вечный покой? Верх счастья! Скоро голос мой, утомленный долгими усилиями, найдет возможным замолкнуть, скоро изнуренная грудь моя не будет принуждена напрягаться сверх сил, скоро приведенный в изнеможение мозг мой не будет уже постоянно возбужден бесчисленными волнующими и угнетающими его мыслями, скоро, скоро воссяду и я за трапезою Владыки моего и отдохну от всех трудов моих!..

0_e5413_cfdb82b_orig.jpg

Мужайтесь же сыны и дщери Адама, изнемогающие под гнетом жизни! Когда достигнете Небес, прекратится для вас необходимость проводить тяжкую борозду по бесплодной почве; прекратится необходимость до зари пробуждаться от сна, поздно отходить на ложе покоя и питаться горьким, трудовым куском хлеба; не будете вы уже ни труждающимися, ни обремененными, не будете знать бурь: будете наслаждаться покоем, богатством и счастьем. И самых слов: "труд, усталость, страдание" не существует на языке той страны. И в чьем сообществе будут избранные! Они возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом. Эти слова имеют еще и тот радостный смысл, что самым положительным образом возражают против мнения, будто, переселившись в жизнь вечную, души становятся друг другу чуждыми и даже не узнают одна другую. Нам прямо и положительно сказано, что мы воссядем с Авраамом, Исааком и Иаковом; следовательно ясно, что мы их узнаем и, следовательно, узнаем всякую душу, которая сподобится обитать на Небесах. Как знали мы других и как знали нас другие на земле, так же будет и на Небесах. Дорого мне непоколебимое убеждение, что как только, по милости Господа Бога, нога моя дотронется порога вечной обители, блаженные души, родные, друзья, предупредившие меня в этом жилище, встретят меня приветом: "Войди к нам, возлюбленный! Вот, наконец, и ты в среде нашей!" Всякий отыщет своего ближнего, друг встретит друга своего. Ты опять встретишь твою набожную, богобоязненную мать, о которой ты еще, быть может, и теперь проливаешь слезы: для этого стоит только и тебе идти во след Христу. Вот она встречает тебя при самом появлении твоем у дверей райских, и хотя бы земные связи и не представляли всей той силы, какую имели они на земле - тем не менее будь убежден, что лицо ее озарится новой, великой радостью, когда, подведя тебя к престолу Всевышнего, она скажет: "Се аз, Господи, и дети мои, которых мне дал!" Утешьтесь, разлученные супруги, вы опять увидите и узнаете друг друга. Утешься, горестная мать: не навеки рассталась ты с милыми сердцу твоему существами, последние страдания которых надрывали душу твою, и на которых, к ужасу твоему, упала горсть земли, при возгласе: "Земля еси, и в землю отъидеши". Да, ты увидишь их; ты опять услышишь любимый голос их; тебе предстоит радость узнать, что тех, которых ты так любила, Господь Бог возлюбил еще больше, чем ты. Какой печальной, какой холодной представлялась бы мне жизнь будущая, если бы я здесь не считал себя странником, а туда пришел бы как странник, никого не знающий и никому не ведомый! Не мог бы я понять радости такой жизни, не мог бы согласовать с нею мысли о блаженстве, на которое надеюсь. А сколько, напротив того, заключается счастья в уповании, что на небесах мы найдем полное общение святых, что там на вечные времена водворится союз любви между всеми святыми душами, обитавшими на земле во все времена и во всех странах. Теперь уже предвкушаю я то радостное чувство, которое должно вполне овладеть мною, когда предстанут пред глазами все те чтимые мной лица, которых узнал я из Писаний, все эти служители Божий, предсказавшие пришествие Христа и посвятившие служению Ему всю жизнь свою. Да, блажен, кто сподобится войти в сонм душ этих, между которыми не будет существовать никаких различий: богатый и нищий, ученый и невежда, служитель алтаря и мирянин; все будут братьями.

 Кто бы ты ни был, читатель, смирись перед таким равенством и знай, что если гордость твоя шепчет тебе, что и там, как здесь, ты имеешь право на какое-либо отличие от других людей, то отличие это может состоять единственно в том, что ты будешь исключен из числа их, т. е. из числа праведных, которые воссядут в Царствии Небесном. Гордость, тщеславие не будут иметь места в вечноблаженной обители. Прежде, чем сподобиться этой обители, мы должны смириться, должны почувствовать, что всякий человек нам брат, что в очах Господа Бога все равны. Благословляю Творца за то, что за одной трапезой воссядут там все: израильтянин и еллин, великий и малый. Все будут пастись на одних пажитях. Все будут с Авраамом, Исааком и Иаковом.

Но в словах этих кроется и другая мысль, еще более радостная. Сам Господь сказал, что великое множество, которого и сосчитать нельзя, спасется. Как же не радостна мысль эта, друзья мои! Это благая весть для каждого из нас! Если бы спасение составляло преимущество только некоторых, мы бы весьма могли бояться не попасть в число этих избранных; но так как Господь нам обещал, что спасется бесчисленное множество, то почему же не каждый из нас? Мужайся же, грешник, - кто бы ты ни был; мужайся, тобою овладели робость и сомнение: пусть надежда осенит сердце твое! Нет на земле человека, про которого можно сказать, что он вне благодати. Есть, правда, несчастные, сотворившие грех, который не отпустится им (Мф. 12, 31,32), и которых покинул Господь; но, кроме этого исключения, милосердие Божие объемлет все человечество: многие придут и возлягут с Авраамом и Исааком и Иаковом.

Откуда же придут эти счастливые званные? Мы читаем, что придут они с востока и запада. Все страны света примут участие в этом заселении, все будут иметь своих представителей за трапезой Господа.

И кроме этого местного или, так сказать, географического значения, слова "с востока и запада" имеют еще другой смысл. Мне кажется, эти слова преимущественно указывают на души тех людей, которых, по-видимому, следует считать далеко отпавшими от Царствия Божия. Есть грешники, спасение которых кажется делом безнадежным. Про них обыкновенно говорят: "Стоит ли и рассуждать с ними о спасении? Что извлекут они из подобных рассуждений? Все это бесполезно: они слишком развращены, слишком низко упали, слишком затвердели во зле, чтобы можно было питать какую-либо надежду обратить их к Богу". Вот подобное рассуждение и составляет преступление. Ты, который осуждаешь таким образом своего ближнего, не обращая внимания на то, что, может быть, в очах Судии, Которому принадлежит суд и правда, ты преступнее того, кого осуждаешь, послушай, что говорит Христос: Многие с востока и запада придут и возлягут в Царстве Небесном. Нет ни малейшего сомнения, что с крайних пределов царства тьмы, с крайних ступеней порока многие придут в сонм искупленных Кровью Агнца. Много будет на небесах грешников, погрязших в страстях во время земной своей жизни, много будет людей невоздержанных, много развратных женщин, отвратившихся затем силою благодати от порока и разврата и посвятивших последние дни жизни воздержанию, правде и благочестию. Обратим внимание на одно слово в приведенном изречении Христа: Он не употребил выражения, которое допускало бы малейшее сомнение в том, что они действительно придут. Как сильно, как положительно это утверждение! Человек утверждать таким образом не может: он обещает и часто обещания своего исполнить не может; он клянется и часто преступает даже клятву свою. Не то у Бога. Если он обещал что-либо сделать, то и исполнит обещанное; если сказал, что что-либо будет, то оно и будет. Тут же Он говорит, что многие придут в Царствие Его. И если бы, после того, дух тьмы употребил все усилия, чтобы воспрепятствовать этим многим прийти; если бы все множество грехов их ополчилось против слов Господа, доказывая, что они прийти не могут, если бы даже они сами сказали: "мы не можем прийти" - все тщетно: они придут, потому что так сказал Бог. И положительно, из числа тех, которые не хотели бы идти, которые ныне еще смеются над спасением и ругаются над Евангелием, есть много таких, которых пленит Христос, которых приведет Он к послушанию и исполнению предписанного. Я знаю, что найдутся люди, которые будут стараться опровергнуть истину слов моих, которые с насмешкой возразят мне: "Нас-то уж не может Бог убедить сделаться христианами". - Ложь! На вас-то и окажется вся сила дивного могущества Божия. Благодать не вымаливает согласия человека; не спрашивает, желает ли он восприять ее, но сама вселяет в него желание получить ее. Не то, чтобы она силой завладела человеком, нет; но она так преобразует его волю, что, познав всю цену ее, он сам начинает воздыхать по ней, начинает искать ее, стремится к ней, радеет о ней, пока не низойдет она на него. А если бы это так не было, то чем же объяснить обращение к Богу такого множества неверующих, положительно утверждавших, что никогда не будут иметь ничего общего не только с учением Христовым, но даже с какой бы то ни было религией? Рассказывают про одного человека, намеренно никогда не ходившего в храм Божий и зашедшего однажды в церковь не ради молитвы, а чтобы послушать церковное пение. Чтобы показать людям, что он не молиться пришел, он, как только приостановилось пение, зажал себе руками уши. Но вот муха села ему на лицо. Чтобы согнать ее, он отнимает одну руку от уха, и в это самое мгновение его поражают слова: Кто имееет уши слышать - да слышит. Пораженный этим стечением обстоятельств, он невольно прислушивается, и этим-то путем благодать низошла на него. Из церкви вышел человек обновленный. Нечестивый вышел с молитвою на устах. Не издевался он уже над тем, что тут видел и слышал, а слезы выступали из глаз его. Войдя в дом Божий для развлечения, он при выходе из него думал уже только о том, как бы войти в общение с Создателем. Неверующий исчез. Грешник освятился и стал верующим.

И как изменился этот человек, так может измениться каждый. Только не пренебрегайте призывом благодати Божией; по ее изволению и вы захотите и исполните ее предназначение. В ее власти изменить непокорное сердце презрительно говорящего: "Не нужно мне Евангелия", и заставить его воззвать: "Господи, спаси меня: погибаю". Это, однако же, не дает нам права думать, будто, восхотев спастись, мы можем и сами собою спастись, без того, чтоб душа наша прежде подверглась действию благодати Божией. Это немыслимо. Предоставленные собственному произволу, мы никогда не отвратились бы от обманчивой жизни, чтобы идти во след Христу. Благодать, действие Святого Духа - вот что необходимо, чтобы покорить сердца наши. Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня (Ин. 6, 44). Но когда грешники сподобятся испытать на себе божественное действие благодати, тогда они придут, тогда устремятся с востока и запада. Как бы ни восставал мир, как бы ни отвечал он смехом на дела Сына Божия, не воспрепятствует он Христу пожинать плоды Своих Страданий, Своей смерти. Если найдутся между ними такие, которые отвергнут Христа, то несомненно найдутся и другие, которые примут Его; если найдутся хотящие погибнуть - они и погибнут; но другие спасутся. Что бы ни говорили и ни делали, Иисус Христос всегда и всегда будет иметь последователей; дни Его продолжатся и не оскудеет дело Божие в руках Его. Если бы и небо, и земля, и преисподняя ополчились на Христа, не могли бы они отвратить от Него ни одной души из тех, которые дал Ему Отец.

 61426213_Savaof1

Сердце разрывается от последней части приведенных нами слов Спасителя. Насколько отрадно мне было разбирать первую половину изречения Его, настолько же сжимается сердце пред лежащей на мне теперь обязанностью. Но светозарны ли, темны ли истины Писания - все они должны быть благовествуемы. Избави нас Бог от подражания тому проповеднику, который затруднялся даже, как назвать перед своими слушателями место, куда пойдут нелюбящие Господа Иисуса Христа. Как первый, увидавший пожар, должен немедленно кричать "горим", а не хладнокровно и спокойно разглагольствовать, что "вот, я полагаю, совершается над этим домом процесс горения", - точно так же, когда Писание говорит о тьме кромешной, о вечной погибели, прилично ли служителю Слова прикрывать завесою эту ужасающую истину и приискивать для этого неоскорбляющие ухо и непотрясающие сердце выражения? Да не допустит этого Господь Бог. Нет, служитель Слова обязан ясно и отчетливо передавать все то, что слышал от Учителя. Итак, повторяю, - в высшей степени ужасающее изречение Христа должно составить предмет нашего разбора. Сыны царства извержены будут во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов.

Кто же эти сыны царствия? В то время под этим именем подразумевались иудеи; ныне же, в том смысле, как употреблено оно здесь, название это должно принадлежать всем ложным христианам, людям, имеющим только наружный вид благочестия, и нимало не заботящимся о том, что собственно составляет силу его. Люди эти поставили себе в обязанность исполнять все внешние обряды богослужения; они не только в глазах каждого человека представляются, по-видимому, вполне благочестивыми, но и сами имеют внутри себя непоколебимое убеждение, что в их-то спасении не может быть тени сомнения: Приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком; сердце же их далеко отстоит от Меня (Мф. 15, 8). Итак, вот кого должны мы, во-первых, считать сынами царствия, о которых здесь говорится. В них нет ни благодати, ни жизни. Христос в них не имеет обители: и будут они ввержены во тъму внешнюю.

Во-вторых, под именем сынов царствия, Писание здесь разумеет всякого, кто, в отношении духовного развития своего, был поставлен в особенно выгодные условия и не захотел воспользоваться этими преимуществами; таково в особенности положение людей, родившихся от благочестивых родителей. К числу их принадлежишь более всего ты, слушающий или читающий меня, если Бог дал тебе неоценимое счастье родиться от богобоязненной матери, а ты не пошел путем правды. Вспомни время, когда она учила тебя произносить имя Божие или когда она указывала тебе путь благочестия. И вот, однако, все еще благодать не обрела место в сердце твоем; не можешь ты возлагать никаких надежд на вечность! Опустив голову и закрыв глаза, направляешь ты путь свой во тьму. Может даже случиться, что ты разбил сердце той, через которую получил от Творца дар жизни. Кто, например, может исчислить все страдания ее, пока сын, о котором молилась она, проводил ночи в разврате! Пойми же, насколько тяжесть преступлений твоих увеличится, если на них гнетом лягут слезы ее и молитвы. Проклятию из проклятий подвергнется тот, кто явится в преисподнюю с челом, отягощенным воспоминанием бесполезных молитв отца своего и влажным от безнадежных слез, пролитых над ним бессильным отчаянием матери. Внемлите же моим предостережениям, юноши, которым грозит подобная судьба. Не ужасаетесь ли вы при мысли о том дне, когда в обители вашей, во тьме кромешной, упадут на вас, из царства славы, печальные взгляды родителей ваших - взгляды, которые будут вам служить грустным упреком в том что, несмотря на все заботы, все старания их о вас, они доведены вами до высочайшего горя видеть вас оторванными от себя? Вы - те сыны царствия, о которых говорит Христос, - BЫ, в избытке окруженные Промыслом Божиим от самой колыбели всеми средствами получить благодать и спасение. Не льстите себя надеждой, что для спасения вашего достаточно того, что вы воспитаны во Христе, что приняли некоторые привычки людей благочестивых, придерживаетесь некоторых обрядов благочестия; что вы в семье своей постоянно дышали воздухом, пропитанным благочестием. Не льстите себя надеждой, что вам зачтены будут ревность к вере вашей матери или святость отца вашего. Не льстите себя надеждой, что без собственных усилий вы можете спастись их молитвами, к Богу за вас воссылаемыми. Не спросится у вас: "молился ли кто за тебя, а спросится: "молился ли ты о себе?" Всех молений родственников ваших, даже до третьего и четвертого поколения, хотя бы и достигли они небес, недостаточно; они не послужат вам ступенью или подножием для достижения небесной обители, если вы сами не вооружитесь верой и благочестием; без них вы погибли, хотя бы и все ваши близкие спаслись.

strashnyy-sud3.jpg

В день Страшного Суда, в час вечного отделения овец от козлов, дети будут льнуть к матери, стараясь удержаться за нее: "Мать, мать, не оставляй нас!" А она, обвивая их руками, скажет с горестью сквозь потоки слез: "Дети мои возлюбленные, как могу я от вас оторваться!" Но вот ангел прикоснется к ней, и мгновенно иссякнут слезы ее. Вдруг все связи родства разрываются неестественною силою и теряют всякую власть; воля Божия становится и ее единственной волей. "Дети мои, - говорит она, - во Христе растила я вас; путями Божьими учила вас ходить; но вы их отвергли; что же могу я теперь, как разве только сказать о вашем осуждении - аминь!"

Вы, юноши, вы, девы, не достигшие еще зрелого возраста, живущие вне Бога, не щемит ли сердце ваше при мысли о том, что и вам может предстоять такая будущность? Каково-то будет сердцу вашему, когда в последний страшный день придется вам услышать знакомый голос, - голос отца вашего, голос матери вашей, невольно произносящий "аминь", когда к вам обратятся жестокие слова приговора: Идите от Меня проклятые в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его"... Истинно, истинно говорю вам, сыны царствия: мытари и грешники прежде вас войдут в Царствие! Великие преступники покаются, со слезами припадут ко Кресту Христову -и спасутся; богоотступники, хулители, повинные в возмущающих душу грехах, но обращенные благодатью Божией - спасутся; а из вас многие будут изгнаны, и единственно вследствие того, что не хотели всем сердцем положиться на Господа Иисуса и вполне принять благовествование Его. И будете вы ощущать горечь из горечей, преданы казни из казней; достигнете крайних пределов ада, когда увидите худшего из грешников на лоне Авраама, тогда как вы, сыны царствия, первенцы дома Господня, которые по благодати Божией, родились, так сказать, на пороге Царствия Божия, - останетесь в среде отринутых.

Но этим я не закончил: мой плачевный долг, моя горестная обязанность, простираются еще далее. Мне предстоит описать вам ужасную участь, уготованную всем живущим и умирающим не в Боге. Иисус Христос изрек так, что они будут извержены во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов.

Не сказал Христос, что они пойдут во тьму кромешную, но - что будут извержены. И в другом месте Евангелия от Матфея (25, 30) сказано, что неключимый раб будет ввержен во тьму кромешную. Итак: вот предстает на Суд сын царствия лукавый, почитавший Бога лишь на словах. В очах Судьи праведного недостоин он Царствия Небесного, и должен быть издержек. Вот тяготеет на нем рука Ангела, служителя Царя правды, и отступает он к отверзающейся под ногами его бездне; туда должен он быть ввержен. Содрогается он при виде ее; замирает сердце; как воск тают от ужаса кости. Глаза ищут предела бездны, имеющей поглотить его; но бездна ни дна, ни предела не имеет, и только раздаются из нее вздохи, и стоны, и крики отчаяния. Где же твоя сила, на которую ты так полагался, несчастный? Отчего ты смущаешься? Где твоя гордость, твоя самоуверенность? Увы, ты плачешь, ты трепещешь, ты молишь о пощаде! Но времена прошли; запоздал твой вопль. Ты делаешь еще шаг перед изгоняющим тебя - и падаешь, падаешь, и будешь продолжать падать все ниже и ниже, и глубже и глубже; будешь вечно опускаться далее и далее, из пропасти в пропасть, и никогда уже не найдет нога твоя места, где могла бы опереться! Ты будешь ввержен во тьму кромешную.

  1354728251_45a052178c

Что такое тьма кромешная? Как светом Писание называет надежду, так под словом тьма следует разуметь то место, откуда навеки изгнана всякая надежда. Может ли кто жить без надежды? - Едва ли! Человек запутался в долгах; грозит ему бесчестие; он не может возвратить денег людям, положившимся на честь его; но он не унывает, он говорит: "Правда, плохо мне; но не все еще пропало; есть надежда поправиться и рассчитаться". Другому не везет в его предприятиях. "Грустно, - говорит он, - но Бог дал мне ум и руки; буду работать, может быть мне и улыбнется судьба; надежда не исчезла". Третий говорит: "Много забот на душе моей, но надеюсь, Бог мне поможет". "У меня, - говорит четвертый, - друг болен; кажется, состояние его отчаянно, но все же я надеюсь; может быть в болезни явится перелом". И всякий надеется; без надежды никто на земле не живет. Но там уж нет надежды. В аду нет даже надежды умереть, нет надежды быть уничтоженным. Вечно и вечно: эти слова начертаны на страданиях адских. Безвозвратно, навсегда погибла душа. Повсюду горят там слова эти, освещенные адским пламенем вечно и вечно! Постоянно жгут они глаза осужденных, преследуют их, вселяют в них непрестанный ужас и отчаянье: вечно... Почему не могу я возвестить, что аду есть конец, что для страдальца настанет светлый день спасения? Почему не могу сказать, что настанет время, когда возрадуется и восплещет ад от этой счастливой вести? - Но нет, это немыслимо: не будет этого, потому что нам сказано, что навсегда будут сыны царствия ввержены во тьму кромешную. И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную (Мф. 25, 46).

Тягостны мне слова мои; хотел бы я остановиться и не продолжать говорить об этом предмете. Но долг мой требует, чтобы я продолжал учение до конца.

Чем же грозит ад тому, кто в нем должен обитать до конца? Мы слышим: там будет плач и скрежет зубов. Скрежетание зубов означает или сильное страдание или сильный гнев. Во аде же непрестанное скрежетание. От которой из двух причин происходит оно? От обеих. Отчего скрежещут друг на друга осужденные? Один говорит: "Ты злодей, ты причина тому, что я здесь мучаюсь; ты указал мне путь порока". А тот, с таким же скрежетанием отвечает: "В чем можешь ты меня упрекать? Я бы исправился, но ты манил меня все дальше и дальше, и твоим примером увлеченный, все более и более погружался я в неправду". Вот дочь скрежещет на мать свою: "Ты погубила и душу мою, и тело"; а мать точно так же скрежещет: "Не жалею о твоей участи; ты превзошла меня в разврате". И отец скрежещет на сына, и сын на отца. Но мнится мне, что всех больше страдают и скрежещут зубами презренные соблазнители, слышащие голос жертв, совращенных ими с пути добродетели, непрестанно с насмешкой и презрением вопиющих им: "Радуемся: и вы приведены в это место страданий и разделяете с нами мучения".

Довольно. Отвратимся от этого ужасающего зрелища. Нет сил останавливать на нем взор. Предостерег я вас со тщанием. Указал я вам на Божий гнев. Вечереет, ночь близится, загорается заря вечности. Настает она для вас, старцы; как встретите вы ее? Желаю я знать, составляют ли седины венец славы вашей, или служат они предметом презрения и посмешищем для людей? Стоите вы в дверях рая, или колеблющаяся нога ваша уже содрогается на краю пропасти? Что же, несчастный старец: неужели ты чувствуешь влечение перешагнуть эту последнюю ступень, отделяющую тебя от погибели? Преклонны годы твои, но приими совет и от младшего, старающегося остановить тебя и предлагающего тебе одуматься. Посох, на который опираешься ты, уже не находит точки опоры; земля разверзается под ногой твоей... Одумайся, пока есть время, и исследуй пути свои. Пусть восстанут перед тобой семьдесят лет, в продолжение которых владел тобой грех. Пусть, как привидения, представятся глазам твоим бесчисленные твои преступления. Что предпримешь ты, когда семьдесят лет, безвозвратно погубленных тобой, семьдесят лет, проведенных в непрестанном возмущении против Творца твоего, будут свидетельствовать против тебя перед престолом Всевышнего? О, старец, старец, да пошлет тебе Господь в сей же день покаяние, и да возложишь ты упование свое на Христа Бога!

Не в меньшей опасности находятся и те, которые еще не достигли преклонных лет. И их может застать врасплох роковой их час. Ночь может настать тогда, когда они ее не ожидают. Как часто бывает, что внезапно занеможет человек во цвете лет и здоровья. Испуганные ближние его бегут за помощью духовной; но желание их оказывается бесполезным: служитель Господа Вышнего успевает прийти только, чтоб утешать друзей; тот же, о ком заботились, уже предстал пред Судиею; не с ним уже приходится читать молитвы, а о нем. И подобная участь грозит каждому. Долгота дней наших никому не известна. Обращусь к вам, как брат к брату, во имя Господа Бога. Желал бы, чтоб проникли слова мои в сердца ваши. Поймите, какая бессмертная радость ожидает тех многих, которые придут с востока и запада и воссядут за трапезой Отца Небесного. И эта радость может выпасть на долю каждого из нас; кто обратится к Господу, спасен будет, и не отвратится Отец от того, кого приведет к Нему Христос.

И к тебе обращаюсь, юное поколение, полагающее, может быть, что ради этой юности не имеешь надобности заботиться о благочестии. "Нам веселие, нам радости, - восклицаешь ты, - будущность нам принадлежит!" А долго ли полагаешь ты идти тем путем, по которому влечет тебя сердце твое и любовь к жизни? "До двадцати одного года", - ответит один; "до тридцати", - скажет другой. Кто же тебе ручается, что ты достигнешь этого возраста? Да если и даст тебе Господь такое число дней, помни, что если сегодня не хочешь ты принять благодати Божией, то завтра еще менее будешь о ней радеть. Если оставить сердце человеческое на собственный произвол, оно не улучшается; напротив того, оно склонно стремиться ко злу. В этом отношении оно подобно саду, постепенно зарастающему сорными травами, если только дать им завестись. Послушать людей - подумаешь, что от них зависит покаяться, когда им самим это захочется. Нет, не так легко дается истинное покаяние; мы должны ловить то мгновение, когда угодно будет Господу Богу послать нам благодать, и горе тому, кто пропустит час своего посещения! Не твердите же с самоуверенностью: "Обращусь я тогда-то, или тогда-то". Пусть, напротив того, сердце ваше научит вас не терять ни часа, а более всего страшиться, не умереть бы без покаяния, и пусть не знает оно покоя, пока не сознает над собой благословения Божия.

Не станем же медлить, а будем молить Бога, чтобы в великий день вечности всем нам встретиться на небесах и получить участие в блаженстве этого дня.

Источник: https://lib.pravmir.ru