Храм Вятки с 300-летней историей

Пожертвовать

plati gr1

Для перевода пожертвований остканируйте в приложении Сбербанка

Пожертвование на уставную деятельность

Мы ВКонтакте

Tainay vechery

С чистого листа начинается история. История каждого из нас. Вот и я задумал написать насколько коротких набросков.

Однажды в поезде – тогда ещё смартфоны были не так наворочены, чтоб сидеть в интернете – я читал книгу. Я ехал на сессию. Книгу взял наискучнейшую, что-то связанное с богословием. Богословием протестантов.

Учебный план всегда подразумевает, что семинаристы должны некоторые сведения изучать в первоисточниках, а теологи – и подавно. Однажды нам пообещал замкафедры, что курс по старообрядчеству нам будет читать живой представитель этого направления. Но… когда начался курс, мы встретились со знакомым преподавателем истории религий, которая тут же огорошила нас списком книг для сдачи сессии.

…Стук колес…. Читаю… Через несколько страниц я начинаю понимать, что богословие автора очень похоже на курс Основного Православного богословия. Но если для нас  - это вводный курс в богословские дисциплины, то для них – он являлся центральным.

- Очень познавательно, - задумался я. Один верзила, сидящий напротив, видимо заметил мои размышления и прервал фразой: «Чаю хочешь?»… Мы поболтали, и я вернулся к чтению книги.

 - Почему ученики оставили Христа? – я вдруг остановился на этой фразе. Ответ летал в моей голове, но я решил продолжить читать. – В древнем мире было престижно быть учеником какого-либо философа или проповедника. И на вопрос: ты чей ученик? Отвечать: я – Сократа, а я – Платона. (У меня в памяти сразу всплыли фразы из апостола Павла: «многие говорят: вы – Апполосовы, а мы – Павловы…», где апостол вразумляет христиан не считать себя чьими-то учениками, кто их крестил, кто их наставлял, поясняя, что ведь не Павел за вас был распят, ни Апполос, а – Христос. Вы в первую очередь Христовы). И вот схватили Иисуса, оболгали, арестовали. Ученики Христа поняли, что на вопрос, чьи они ученики, они могут лишь ответить: ученики бродячего проповедника, которого распяли как разбойника. И они почти все его оставили.

- Для многих это был конец «карьеры» ученика знаменитого учителя. Кто-то смекнул, что лучше поскорей найти другого более «выгодного» учителя, чтобы красоваться званием его ученика, пребывая в тени его славы, - додумал я, пока дочитывал фразу. В поезде мозг как-то особенно работает, не замечаешь, как мысли книги наводят на сон, и ты уже витаешь в своих грезах.

Чем закончилась книга? Я уже забыл. Привычка студентов: сдал и забыл. Но эта история с учениками так и осталась в памяти. А ещё этот поезд, чай, какой-то пассажир напротив меня. И череда размышлений над книгой, над фразой, над событиями очень далекого прошлого.

 

автор - Бурков Павел, бакалавр теологии, магистр истории