Храм Вятки с 300-летней историей

Praotsy_Abraham_Isaak_Jacob

Православный взгляд на возникновение личности с момента зачатия вступает в кажущееся противоречие с данными эмбриологии, которые показывают, что дробящаяся зигота (зигота - клетка, образующаяся в результате слияния яйцеклетки и сперматозоида) может быть разделена на две, три и более части. Из каждой части может развиться полноценный человек. Означает ли отсутствие преемственности «одна зигота – один организм» то, что мы должны отодвинуть срок появления личности у эмбриона на более позднее время?

Православное учение о человеке характеризует понятие личность как то, что не сводится к своей природе, что превосходит свою природу и содержит ее. В. Лосский говорит об этом следующим образом: «Личность есть несводимость человека к природе. Именно несводимость, а не «нечто несводимое» или «нечто такое, что заставляет человека быть к своей природе несводимым».

Таким образом, личность не может быть выразима, в отличие от индивида, какими бы то ни было качествами своей природы. Она не сводится к характеристикам индивидуализированной природы. Утверждается «инаковость личности по отношению к индивидуальности».

Следствием надприродности личности является невозможность ее познания аналитическими методами, а также путем внешнего объективного наблюдения. Личность невозможно познать путем изучения различных качеств и закономерностей ее индивидуализированной природы. Следовательно, естественно-научные дисциплины, в том числе эмбриология, не могут дать не только понятия о человеческой личности, но и о времени ее возникновения.

Чтобы ответить на вопрос о времени возникновения человеческой личности необходимо обратиться к другим источникам. Православная антропология ответ на этот вопрос дает на основании Священного Писания и Предания Церкви.

 image043

Свидетельства Священного Писания о внутриутробной жизни достаточно скудны. В основном они показывают участие Бога в одушевлении человека: «Господь, распростерший небо, основавший землю и образовавший дух человека внутри его» (Зах. 12:1); «Господь… распростерший землю, дающий дыхание народу на ней и дух ходящим на ней» (Ис. 42:5), аналогично в Псалтири (Пс 32:15) и в книге Екклесиаст (Еккл. 12:7).

Существуют места Писания, которые косвенно дают понять, что признается личностный характер плода, т.к. воздействие Бога (освящающее в частности) происходит только на личность: в начале своего пророческого призвания прор. Иеремия приводит слова Господа: «Прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя: пророком для народов поставил тебя» (Иер.1:5).

Новый Завет дает более убедительные свидетельства о признании личностного характера эмбриона. Это свидание Богородицы и Елисаветы. Иоанн Креститель, находясь во чреве прав. Елисаветы на 6-ом месяце внутриутробного развития, исполнился Духа Святого и, по словам Писания, «взыгрался»   (Лк. 1:36-45) – поскольку освящающее действие Бога может быть направлено только на личность, то здесь мы имеем свидетельство о признании личности у плода на стадии 6 месяцев внутриутробного развития.

Тот же описываемый эпизод из жизни Богородицы (Лк. 1:39-40) дает возможность сделать более смелые выводы. «Встав же Мария во дни сии, с поспешностью пошла в нагорную страну, в город Иудин, и вошла в дом Захарии, и приветствовала Елисавету». Взыграние Крестителя Иоанна и исполнение его Св. Духом произошло от того, что он узнал Своего Бога, находящегося в утробе Девы Марии. Значит, и Тело Господа было «одушевлено» в этот момент и вместе с душой испостасным образом было соединено с Божеством, т.е. Тот, Кто находился в утробе Богородицы, был Личностью. Расстояние от Назарета до города Иутты, где по преданию произошло свидание, равняется трем дням пути. Следовательно, мы имеем свидетельство Писания о наличии личности у эмбриона на стадии всего нескольких дней.

Предание Церкви, установив праздник Благовещения, определяет пришествие в мир Бога Слова с первых моментов жизни Христа – еще находящегося в утробе Пречистой Девы.

Ниже приведено святоотеческое понимание начала человеческой жизни именно с момента зачатия. «О человеческом осеменении предполагаем, – говорит святитель Григорий, – что с первым началом состава всевается естественная сила, которая развивается и обнаруживается с некоторой естественной последовательностью, поступая к совершению целого, ничего не заимствуя извне в средство к этому совершению, но сама себя последовательно возводя к совершенству; так что несправедливо было бы утверждать, будто произошла душа прежде тела, или тело без души, но одно начало обоих по высшему закону – положенное первым Божиим изволением, а по другому закону – состоящее в способах рождения. Как в том, что посевается для зачатия тела прежде его образования невозможно видеть членораздельности, так в этом же самом невозможно представлять себе душевных свойств, пока не начнут действовать».

image

Вопрос о времени одушевления зародыша также решает преп. Анастасий Синаит, рассуждая о воплощении Бога Слова: «Ипостасное единение есть совместное соединение двух природ в утробе святой Богородицы. Ведь ни тело, ни душа не существовали там до Бога Слова, но одновременно стали существовать там плоть и Бог Слово; одновременно Бог Слово и одновременно разумная и одушевленная плоть возникли в Нем. И как мне кажется, наше зачатие есть прообраз единения Христова: совместным образом сочетаются при зачатии душа и тело, ибо ни тело не существует само по себе, ни душа не предшествует телу.

Такой святоотеческий взгляд подтверждается и каноническими прещениями в отношении совершивших аборт. «Умышленно погубившая в себе зачатый плод, – пишет святитель Василий Великий, – подлежит наказанию за убийство. А образовался ли или ещё не образовался плод, сие не разыскивается у нас в точности. Ибо виновная наказывается в этом случае не только за плод, который бы она родила, но и за злоумышление против самой себя; потому что женщины всего чаще умирают от таковых покушений. К сему же присоединяется и истребление зачатого плода – это, по умышлению отваживающихся на сие, другое убийство».

Таким образом, существует практически единогласное свидетельство Священного Писания и Предания о начале человеческой жизни с момента оплодотворения.

Однако ученые, обосновывающие свое мнение на естественнонаучных данных, отодвигают момент появления человеческой личности в эмбрионе на некоторый срок. В частности, Проф. G. Hermeren в отношении индивидуальности эмбриона говорит следующее: «Оплодотворение еще не означает становление индивидуальности, из зиготы могут развиться несколько индивидуумов. По каким критериям можно утверждать, что оплодотворенная яйцеклетка и рожденный (из нее) ребенок - один и тот же индивидуум?»

Томас Боул, рассуждая о времени появления личности, делает подобный вывод: «То, что душа человеческой личности вселяется при оплодотворении – метафизическое утверждение. Следствием этого утверждения является то, что эмпирически зигота должна иметь субстанциональную преемственность с взрослым человеком. Этому эмпирическому следствию противоречит тот факт, что зигота может стать несколькими личностями. Метафизическое утверждение опровергается фактами».

Итак, только после того, как будет сохраняться строгая преемственность одна зигота – один индивидуум, можно говорить, исходя из вышеизложенного, о появлении человеческой личности.

Многие ученые связывают появление человеческого существа, а значит и личности, с 14-м днем жизни эмбриона. Проф. Л. Ф. Курило, член Комитета по биомедицинской этике при Президиуме РАМН, сообщает: «До 14-го дня после овуляции ведущие эмбриологи мира рассматривают эмбрион человека как проэмбрион, считая, что до этого срока он сформирован клеточными слоями, представляющими собой зародышевые оболочки, материал, не участвующий в построении в дальнейшем собственно эмбриона».

01320-C_hires

Таким образом, 14 день развития выбран как точка отсчета в связи с очевидной дифференциацией клеток на популяции, которые дадут в дальнейшем внезародышевые структуры, например, плаценту, и непосредственно зародышевые.

Однако 14-й день является временем возникновения человеческой личности, с точки зрения ученых, главным образом потому, что это время утраты эмбриональными клетками тотипотентности – свойства, которое позволяет клеткам, будучи отделенными, развиваться в самостоятельный организм. То есть до 14-го дня эмбрион не может считаться личностью, т.к. его клетки «даже не знают, создадут они одну индивидуальность или две».

Согласно данным эмбриологии, расщепление эмбриона с формированием монозиготных близнецов происходит до 14 дня развития зародыша. Теорию возникновения монозиготных близнецов предложил Corner. Согласно этой теории, монозиготные близнецы появляются в результате разделения одного эмбриона. В зависимости от стадии разделяемого эмбриона получаются различные типы монозиготных близнецов.  

Такая теория возникновения монозиготности на первый взгляд вступает в противоречие с тезисом о возникновении человеческой личности с момента зачатия: многоклеточный эмбрион является личностью и при его разделении она тоже должна была бы разделиться. Учитывая, что одним из главных свойств личности является уникальность и неделимость, мы должны были бы согласиться с эмбриологами, что человек появляется только с 14 дня, когда теряется способность к образованию монозиготных близнецов. 

Однако процесс расщепления одной индивидуальности (зиготы) на две (2-х близнецов) не противоречит утверждению о начале человеческой жизни с момента оплодотворения.

Данное явление может быть объяснено, исходя из богословия преп. Максима Исповедника о логосах бытия и тропосах существования. Тропос -- это некое переходное понятие между личностью и сущностью, нечто как бы мерцающее, осуществляющееся, становящееся в жизни.

«Мы знаем, – пишет преп. Максим Исповедник, – одно есть логос бытия, а другое – способ, каким нечто существует; один обеспечивает природу, другой – домостроительство». Таким образом, логосы бытия – это замысел и смысл существования твари, тропосы – то, как тот или иной предмет существует. При этом логосы бытия твари предвечно существуют в Боге и являются Его вечными волениями о мире.

Более подробно преп. Максим говорит об этом в следующем месте: «У Него прочно утверждены логосы всех творений], соответственно которым и знает Он все творения прежде их прихода в бытие как существующие в Нем и у Него, — и знал бы их, даже если бы сами они все — и существующее, и будущие — не вместе с их логосами (то есть сразу, как Богом узнаны) приведены были в бытие, но каждое в годный для этого момент соответственно мудрости Создателя соответственно собственным их логосам созидаясь, получали бы и соответствующее им самим бытие в действительности, поскольку они в возможности существуют, но в действительности – еще нет».

drevo-iesseevo-06e22563ba

Итак, в свете учения св. Максима Исповедника мы можем рассмотреть развитие двух личностей из одной. В логосах бытия может быть предначертан путь развития зиготы по сценарию монозиготных близнецов, однако во времени (т.е. в действительности) его реализация осуществляется «в годный момент в соответствии с мудростью Создателя», т.е. в соответствии с предначертанным ей логосом бытия. Это происходит путем отделения части клеток от эмбриона и дарования этой части самостоятельной личности.

Таким образом, если для зиготы предопределен путь развития по сценарию монозиготных близнецов, то она существует в предвечных волениях  Бога  уже как две человеческие ипостаси, однако являет собой на начальных этапах одну ипостась. Подтверждением такого тезиса могут послужить слова ап. Павла в послании к Евреям, где он говорит, что в лице Авраама сам Левия, находясь в чреслах Авраама (т.е. уже существующий в логосах бытия), дал десятину Мелхиседеку. Очень таинственное восклицание апостола Павла! 

Тем не менее, кроме естественного расщепления, образование двух организмов из одной зиготы может происходить искусственным путем. При отделении части клеток от эмбриона благодаря свойству тотипотентности из этой части может формироваться новый организм. Так, в одном исследовании было произведено разделение шести 4-клеточных эмбрионов. В результате были получены 16 бластоцист хорошего качества с наличием внутренней клеточной массы. Из каждой бластоцисты при их переносе в полость матки может развиться человек.

Бластоцист - это эмбрион, совершивший большой количество делений и развившийся до момента, когда он способен интегрироваться в организм женщины.

Анализируя возможность искусственного появления новой человеческой личности, необходимо помнить, что данный процесс очень тесно связан проявлением воли человека, которая, к сожалению, часто не совпадает с волей Творца. В случае проявления злой воли человека, т.е. греха, развитие нескольких личностей из одной будет происходить вопреки изначальному предопределению Бога, т. к. ничто греховное не может пребывать с Богом – «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы» (1 Ин 1:5). Таким образом, можно было бы думать, что в предвечных логосах бытия будет отсутствовать такой искусственный путь развития монозиготных близнецов, который должен предполагать вмешательство в предвечное воление Бога человеческой воли и движение истории человеческой жизни вне божественного плана. Возможность такого развития подтверждает прп. Максим Исповедник.

«Всех вещей существующих или имеющих быть, –говорит он, – твердо утвержденные логосы предсуществуют в Боге, в соответствии с которыми все вещи есть, и становятся, и пребывают, всегда приближаясь через естественное движение к их предположенным логосам. Они эти вещи получают в соответствии с характером и мерой выбранного ими движения и склонности либо благо-бытие, вследствие добродетели и прямого движения к своему логосу, либо зло-бытие, вследствие порока и движения не в согласии со своим логосом. Или говоря кратко: в соответствии с имением или лишением, в их природной причаствующей способности Того, Кто существует по природе непричаствуемо».

Рассмотренный нами отрывок из книги преподобного Максима показывает, что способ (образ) существования человека может не соответствовать предначертанному Богом логосу его бытия вследствие злой воли человека. При этом воля человека может искажать не только свой способ существования, но и влиять на другие личности, изменяя их образ существования. Такое влияние воли одного человека на другого может происходить при искусственном разделении эмбриона. Оно изменяет предначертанный способ существования эмбриона, который утвержден в логосе его бытия. Это проявляется в том, что вместо развития одного эмбриона при его искусственном расщеплении образуются несколько самостоятельных организмов.

Такой искаженный тропос существования одного из монозиготных близнецов, тем не менее, не изменяет его сущности, т.е. от непредначертанного происхождения он не перестает быть полноценной личностью, т.е. человеком. Подтверждением этого может послужить библейский пример различного способа происхождения первых людей (Адама, Евы, Авеля) и святоотеческого восприятия таких разных способов. Адам произошел от Бога, т.е. нерожденно; Ева – путем «отщепления» части, ребра Адама; Авель – родившись естественным путем от родителей.

«Первый человек Адам– говорит святитель  Григорий Нисский, – и происшедший от него Авель получили бытие, каждый различно: один – от сочетавшихся родителей, другой – от создавшего Христа.  Ибо и тот, и другой – человек, понятие сущности общее для обоих. Каждый из них смертен, одинаково разумен, равно способен владеть мыслью и знанием. Посему, если понятие человечества в рассуждении Адама и Авеля от различия в рождении не различается, то ни порядок, ни образ осуществления не производят никакого различия в естестве».

Подобным образом рассуждает и святитель  Василий Великий: «Если кто, назвав Отца нерожденным, а Сына рожденным, означил тем сущности; то, пожелав изобразить словом образ их осуществления, в состоянии ли будет выразить это иными кроме сих слов? Поэтому «нерожденный» – образ осуществления, а не имя сущности. Если имеющие различное осуществление бытия имеют и различную сущность; то люди не односущны. Ибо иное осуществление Адама, сотворенного из земли; иное Евы, созданной из ребра; иное Авеля, потому что он от четы; иное Рожденного от Марии от единой Девы».  

Итак, «образ осуществления существования, по Максиму исп. не производят никакого различия в естестве», т.е. тождественность природ совместима с различными способами получения существования, как в случае Адама или Авеля, или Евы. Таким образом, святоотеческая мысль допускает, что происхождение человека может отличаться от естественного, хотя и предполагает, как было указано выше, его начало с момента зачатия при обычном развитии человека.

При этом появление новых ипостасей, хотя и не согласное с Божественным замыслом, происходит в связи с изначальным Божиим благословением деторождения первой супружеской чете – Адаму и Еве: «Плодитесь и размножайтесь» (Быт. 1:28). Вследствие такого благословения происходит появление новой личности даже при условиях, не согласных с Божественной волей, например, зачатие в прелюбодейных связях. И это происходит не потому, что Бог благословляет такое беззаконие или соучаствует в нем, но в силу данного райского благословения.

BT_I_31_6

При этом можно предположить, что это райское благословение является реализацией предвечной мысли-воления Бога о появлении человека как такового, т.е. логоса бытия человеческой природы, безотносительно к той или иной личности. Можно думать, что данный логос бытия обусловливает наделение природы личностным статусом при её способности развиваться в самостоятельный организм.

Таким образом, искусственно отделенные бластомеры, начав развитие нового индивидуума, получают личностный статус и являют собой новые личности. При этом личность, являемая в первоначальной зиготе, по причине своей неуничтожимости должна пребывать в одной из разделенных частей клеток. Остальные отделенные бластомеры получают самостоятельное бытие в составе новых личностей (как было показано выше, способ происхождения человеческих ипостасей не изменяет их личностного статуса).

Но если новые организмы становятся личностями, то они должны иметь причастность к своему логосу бытия, предсуществующему в Боге, в соответствии с которым они будут жить и, двигаясь к которому, осуществлять свое спасение. Это показывает св. Максим Исповедник, объясняя, что люди являются частицей Божества. Св. Максим говорит следующее: «Каждое из умозрящих и словесных творений, то есть ангелов и человеков, по самому логосу, соответственно которому сотворено, — сущему в Боге и к Богу, — и является, и называется частицей Бога (за счет своего, как сказано, предсуществующего в Боге логоса». Таким образом, каждый человек является частицей Божества за счет своего логоса бытия, утвержденного в Боге.

Выше было показано, что искусственный способ разделения бластомеров, который может быть греховным, не соответствует первоначальному замыслу Божию. Возникает противоречие между отсутствием логоса бытия для разделенных бластомеров и необходимостью его наличия в связи с развитием их в самостоятельные индивидуумы. Однако данное противоречие является следствием ограниченности человеческого разума и использования им земных понятий для описания Божественной жизни.

Указанное противоречие может быть разрешено, если мы в своем рассуждении не будем игнорировать Божественное всеведение и его частное проявление – Божественное предведение. Знание Богом твари прежде ее бытия хорошо описывает преподобный Максим Исповедник: «Бог не только знает существующие творения прежде веков как существующие в Нем, самой Истине; и знал бы их даже если бы сами они все, и существующее, и будущие не сразу, как узнаны Им, получили бытие самими по себе, но каждое в годный для этого момент, — так как невозможно существовать в одном и том же смысле Беспредельному и ограниченным пределами, но Он знает и конец каждого. Ведь свежеслучившегося в Нем ничего нет, но будущее присутствует как настоящее, а времена и века не Богу показывают, а нам, то, что в Боге есть. Ведь не считаем мы, что когда видим Бога что-то творящим, тогда и началось знание Его об этом».

Вследствие предведения Господь знает, когда человеческая воля не будет направляться соответственно предначертанному логосу бытия.

Такое рассогласование человеческой и Божественной воли можно видеть на заре человеческой истории, когда в раю было избрано противление Божественной воле – заповеди невкушения плода древа познания добра и зла.  Господь при творении человека предначертал ему определенный путь, следуя которому человек мог достигнуть полнейшего единения с Богом. Но человек был создан свободным. И наделение его свободой, по замечанию В.Н. Лосского, было «апогеем Его творческого действия; Божественная свобода свершается в сотворении этого высочайшего риска – в сотворении другой свободы».

Итак, первоначальный план обожения человека был Божественным риском. Но Бог знал, что человек откажется идти по предначертанному пути, поэтому в Предвечном совете был определен новый способ соединения человека и Бога – путь умаления второй Личности Святой Троицы – Бога Слова, возглавление Им человечества и спасение каждого отдельного человека через усвоение спасительного подвига Господа нашего Иисуса Христа. Такой новый путь являлся содержанием Предвечного Совета.

«В сотворении человека,  – пишет прот. О. Давыденков, – Бог как Творец проявляет величайшую ответственность перед Своим творением: наделяя человека свободой, которая заключает в себе возможность злоупотребления ею, Бог принимает на Себя ответственность и за последствия этого злоупотребления, принимает решение в лице Второй Личности Пресвятой Троицы принять на Себя и разделить с человеком все последствия его падшести».

То, что Божественное предведение человеческого падения определяет новый путь спасения, позволяет нам провести аналогию с движением истории человеческой жизни искусственно разделенных бластомеров вне Божественного плана. 

Бог, благословляя зиготу стать человеческим организмом (при этом наделяя зиготу личностным статусом), определяет ей путь развития в соответствии с предначальным логосом бытия. Однако благодаря предведению Он знает, что человеческая воля воспрепятствует осуществлению этого Божественного плана и эмбрион будет разделен. Дарование зиготе личностного бытия является, таким образом, тоже своеобразным Божественным риском, подобным дарованию Адаму и Еве возможностей для достижения бессмертия.

Бог, предвидя отклонение развития расщепившегося эмбриона от предначертанного пути, полагает для отделившихся частей новый путь – путь развития в новые индивидуумы. Такое развитие расщепленных частей в новые индивидуумы происходит благодаря наличию в Боге их логосов бытия, в соответствии с которыми они становятся личностями и развиваются в полноценный человеческий организм.

Таким образом, отклонение от первого пути развития происходит из-за воли человека, однако наделение бластомеров самостоятельным личностным бытием происходит вследствие наличия логосов бытия этих личностей и является проявлением Божественного предведения.

Итак, богословская оценка естественного развития монозиготных близнецов из одной зиготы может базироваться на учении преп. Максима Исповедника о тропосах существования и логосах бытия. При этом если близнецовость является следствием естественного развития зиготы, то процесс предначертан от вечности Богом. В случае искусственного разделения эмбриона и проявления клетками свойства тотипотентности наделение новых организмов самостоятельным бытием, т.е. становление их ипостасями, происходит вопреки предопределению Бога в связи с проявлением воли человека, не согласной с замыслом Творца. Однако и в том и другом случае Господь наделяет отщепившуюся часть самостоятельной ипостасью в соответствии с ее логосом бытия вследствие Своего Божественного предведения.

Итак, эмбриональные данные о разделении дробящейся зиготы на несколько индивидуумов не противоречат Священному Писанию и Преданию о начале человеческой жизни с момента зачатия.

При этом можно говорить, что Церковное Предание допускает различные способы происхождения человека. Помимо зачатия, к ним можно отнести искусственное разделение эмбрионов. И даже более того, можно предполагать, что любое устроение природы (клетки), способное самостоятельно развиваться в человеческий организм, будет наделено человеческой личностью. Это гипотетическое предположение может получить актуальность при проведении клонирования человека, когда из соматической клетки в результате перепрограммирования последней будет получена дробящаяся клетка, развивающаяся в человеческий индивидуум. В данном, исключительно гипотетическом случае, также можно говорить о наделении организма человеческой личностью.

Однако несмотря на то, что на основании Церковного Предания можно сделать вывод о наделении природы, развивающейся в человеческий организм, личностным статусом, нельзя утверждать, что Церковь оправдывает искусственные способы производства новых личностей, а именно: искусственное расщепление эмбриона и клонирование в репродуктивных целях.

trinity-oak-of-mamre

Выше было показано, что искусственное вмешательство в жизнь эмбриона, приводящее к его разделению, сопряжено с противлением первоначальному логосу бытия этого эмбриона, а, следовательно, и воле Бога о развитии его в единичный организм. В связи с этим искусственное разделение зародыша, если происходит преднамеренно, может быть охарактеризовано как грех. К преднамеренным действиям относится экспериментирование над эмбрионом, а также отделение части клеток с последующим их разрушением для диагностики генетической патологии при методах вспомогательной репродуктивной технологии.

Еще более существенным вмешательством в определение Бога о способе происхождения человеческой личности является клонирование человека. При этом совершенно игнорируется естественный способ появления личности – слияние мужских и женских половых гамет.

Несмотря на то, что естественный способ зачатия является составной частью кожаных риз, возложенных на человека после грехопадения, он стал реализацией Божьего благословения «плодитесь и размножайтесь» (Быт. 1:28) в условиях искаженной человеческой природы. Поэтому можно говорить, что способы, которые помогают слиянию половых гамет, например, ЭКО, соотносятся с Божиим благословением о размножении, а методики, как клонирование или расщепление эмбриона, – нет. Вероятно, в связи с этими соображениями в Основах Социальной Концепции Русской Православной Церкви отражено резко негативное отношение к клонированию: «Человек не вправе претендовать на роль творца себе подобных существ или подбирать для них генетические прототипы, определяя их личностные характеристики по своему усмотрению. Замысел клонирования является несомненным вызовом самой природе человека, заложенному в нем образу Божию».

Таким образом, Церковь, определяя искусственные методы воспроизводства личностей как грех, признает наличие личности, а, следовательно, и души, у организма, развивающегося в человека, независимо от способа инициации такого развития. Т. е. если всё-таки будет рожден человек, полученный в результате, например, клонирования соматической клетки, несмотря на запреты, мы должны будем признать его полноценной личностью.

 священник Роман Тарабрин