Храм Вятки с 300-летней историей

 

kifa_192_09_01

 

О мучениках за Христа.

«Мученик – это не просто человек, который страдает; это человек, который своим страданием свидетельствует о том, что его вера больше всего, что она дороже, драгоценнее всего на свете, и что ради этой веры, ради Бога, в Которого он верит, Кого исповедует, стоит не только жить достойно, но и умереть.

Не все, которые умирали, были героями в течение своей жизни. Некоторые из них были слабые, греховные, но когда пришло время или исповедовать свою веру во Христа или отречься от Него, они не отреклись. Тогда вдруг с их плеч спала всякая слабость и осталась только благоговейная верность, любовь не только сердца, но жизни.

И вот, празднуя их день, мы должны задуматься и над собой. Ничто нам не грозит, как будто, так же как ничто не грозило членам русской Церкви до революции; и вдруг разразилась буря. И в нашей жизни может разразиться подобная буря. Речь идет не об общественных трагедиях, а о трагедиях частной, личной жизни, когда перед нами встает вопрос: верую ли я во Христа и Бога больше, чем во что бы то ни было, готов ли я пострадать, то есть пожертвовать всем, что только у меня есть, ради своей веры, или я верую в Бога, во Христа, в Церковь, в истину, в правду, в жизнь только поскольку это ничего мне не стоит, или поскольку охраняет и радует меня.

Вот над чем нам надо задуматься; и с какой благодарностью нам надо думать о тех людях, которые были немощны, порой немощнее даже нас, и которые, когда встал вопрос: “А ты верен своему Богу? Ты любишь Его? Он действительно твой Господь?” ответили: “Да, чего бы это ни стоило”.

Некоторые пострадали до крови, измученные, а некоторые отдали самую жизнь и умерли ради своей веры, такие мученики, такие исповедники миллионами украшали и украшают сейчас на небесах Русскую Церковь. Будем поэтому не только благоговейно, благодарно, трепетно к ним относиться, но поставим перед собой вопрос, на что мы готовы?» (митрополит Антоний Сурожский)

Сотни тысяч людей по всей бывшей Российской Империи пострадали за веру и тем доказали свою верность. Во многих городах и сёлах России храмы сейчас восстанавливаются на местах казни, на крови новомучеников. Вот лишь один из самых страшных примеров. На Бутовском полигоне НКВД в 1930-1950-е годы были расстреляны десятки тысяч человек. Только в 1937-38 годах за 15 месяцев были расстреляны 20,765 человек. Как показало изучение следственных дел, из них около 1,000 человек пострадали за Христа и верность Его Церкви. Место, где не так давно не переставая звучали выстрелы и предсмертные стоны несметного числа расстреливаемых людей, сейчас стало местом церковной молитвы. Как в первые века христианства богослужения совершались на гробницах мучеников, так и сейчас Бутовский полигон стал местом принесения Бескровной Жертвы.

326foto_o

В Вятке акция «Молитва памяти» начнется с утра  на набережной Грина, с северной стороны храма Федоровской Божией Матери у памятного камня.  Любой желающий сможет прочитать страницу из мартиролога, назвать имена своих родных и близких, пострадавших от советских репрессий, присоединиться к заупокойной молитве. К "Молитве памяти" присоединяются более тридцати городов России. В этот же день, 30 октября, в 21:00 всем участникам заупокойной акции нужно зажечь на окне свечу в память о тех, кто погиб.

«Молитва памяти» – неполитическая акция. Это усилие по восстановлению памяти о невинно пострадавших людях, возрождению сострадания, милосердия и мира в нашем народе.

Общегосударственный день памяти жертв советских репрессий был установлен в России в 1991 году. В этот день вся страна вспоминает людей, попавших в жернова массовых арестов, ссылок и расстрелов. В 2015 году правительством РФ утверждена Концепция государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий и подписан президентский указ о народном сборе средств на создание в Москве мемориала памяти жертвам репрессий. В июне 2016 года Синод Русской Православной Церкви утвердил тексты молитв о всех невинно убиенных в годы репрессий.

Зачем это нужно? Из опыта прежних лет

Разумеется, слова  митрополита Антония Сурожского о Новомучениках - звучат из нашей повседневной обыденности слишком высоко, пафосно, но вот как раз в жизни у православного христианина всегда должно найтись место и пафосу, и самому высокому настрою чувств и мыслей. Иначе как он будет воспринимать Евхаристию, да что там - Евхаристию, даже самое обычное чтение утренних или вечерних молитв требует от нас надмирного, возвышенного духа.

Воздух страны меняется, когда мы не соглашаемся второй раз уничтожить убитых – отказавшись от их памяти, от труда осмысления того, что случилось. Без воскрешения памяти жертв у нашей страны нет будущего.

С 10 утра до 10 вечера у Соловецкого камня в Москве зачитываются имена людей, расстрелянных НКВД в Москве (по большей части в 1936 – 1938 годах). Список включает в себя более 30 тысяч имен (все это – результат архивной работы).

В день памяти  верующие  успевают зачитать около пяти тысяч имен – за двенадцать часов. Больше - не получается. Имя, возраст, профессия, дата расстрела – вот и все, что было указано о каждом погибшем.

То, что из этого общего чтения получается, потрясает. Вот они: философ и швея-надомница, грузчик и художник, епископ и плотогон, священник и токарь, крестьянин и железнодорожник, монахиня и партработник, всех возрастов, всех наций…

00-the-faces-of-the-butovo-poligon-1

Расстрелян.

Расстреляна.

Расстрелян.

Некоторые люди к полученному листку с именами  добавляют имена своих погибших родственников – тоже с минимальными подробностями их жизни.

Многие ограничиваются чтением имен. Многие добавляют в конце «Вечная вам память!». Некоторые читают короткие молитвы. Просят прощения у невинно убиенных. Помощи у Бога, чтобы это не повторилось. Очень немногие проклинают тех, кто совершил это неслыханное злодеяние, – и даже тех, кто пытается его оправдать. Не зачитывают приговоры, на основании которых всем, кого поминали, была назначена высшая мера. Мы знаем, что чаще всего это было ложное обвинение в шпионаже.

Глубокое, сосредоточенное состояние у всех читающих имена погибших. И чувство глубокого единства объединяет всех собравшихся: это наша общая память. Это общая память нашей Церкви, нашего Отечества.

Святые Новомученики и исповедники Российские, молите Бога о нас!

357625_main