Храм Вятки с 300-летней историей

chd173_2_catpage

О пределе в честь Грузинской иконы Божией Матери

23 мая 1711 года вятчане, проживавшие в концах Воскресенской и Ильинской улиц, отправили на имя владыки Дионисия челобитную о строительстве храма. 24 мая 1711 года владыка подписал храмозданную грамоту, благословив разобрать и перенести на конец Воскресенской улицы старую   Покровскую деревянную церковь.

Новую деревянную церковь заложили в воскресение 17 июня 1711 года. Старая деревянная Покровская церковь была разобрана, перевезена, собрана на новом месте и 16 сентября 1711 года освящена самим владыкой Дионисием во имя святого Иоанна Предтечи.

Спустя три года он от имени всех прихожан вновь обратились к владыке Дионисию с челобитной, желая построить рядом с деревянной церковью каменный Предтеченский храм, повторяющий ее своими очертаниями. Строительство каменного однопрестольного храма началось 5 июня 1714 года и закончилось через пять лет.

В иконостасе церкви стояла древнейшая Грузинская икона Божией Матери. По просьбе настоятеля церкви священника Луки Луппова в ноябре 1723 года вновь приехавший на Вятку епископ Алексий (Титов) благословил устроить в честь нее отдельный придел. Строительство каменного придела в честь Грузинской иконы Божией Матери было завершено в 1729 году. В 1735 году к храму была пристроена и освящена каменная колокольня.

23 мая 1711 года вятчане, проживавшие в концах Воскресенской и Ильинской улиц, отправили на имя владыки Дионисия челобитную о строительстве храма. 24 мая 1711 года владыка подписал храмозданную грамоту, благословив разобрать и перенести на конец Воскресенской улицы старую   Покровскую деревянную церковь.

Новую деревянную церковь заложили в воскресение 17 июня 1711 года. Старая деревянная Покровская церковь была разобрана, перевезена, собрана на новом месте и 16 сентября 1711 года освящена самим владыкой Дионисием во имя святого Иоанна Предтечи.

Спустя три года он от имени всех прихожан вновь обратились к владыке Дионисию с челобитной, желая построить рядом с деревянной церковью каменный Предтеченский храм, повторяющий ее своими очертаниями. Строительство каменного однопрестольного храма началось 5 июня 1714 года и закончилось через пять лет.

В иконостасе церкви стояла древнейшая Грузинская икона Божией Матери. По просьбе настоятеля церкви священника Луки Луппова в ноябре 1723 года вновь приехавший на Вятку епископ Алексий (Титов) благословил устроить в честь нее отдельный придел. Строительство каменного придела в честь Грузинской иконы Божией Матери было завершено в 1729 году. В 1735 году к храму была пристроена и освящена каменная колокольня.

 О грузинской иконе

 О грузинской иконе

В 1622 году персидский шах Аббас огнем и мечем прошел по Грузинской земле, разрушил многие храмы и святыни и забрал многие значимые духовные сокровища грузинского народа. Попала в плен к шаху и икона Матери Божией, впоследствии названная Грузинской.

Минуло несколько лет, и приказчик Стефан Лазарев был отравлен из города Ярославля купцом Георгием Лыткиным в Персию по торговым обыденным делам. Шах Аббас узнав, что Стефан русский и ведая о любви русского народа к Матери Божией, предложил ему купить пленную икону за немалые деньги.

24147-Miracle_of_Feodorovskaya_icon-925x1024

Приказчик отдал большую часть средств, отпущенных хозяином на приобретение товаров, выкупил образ Пречистой, и возвратился домой в Россию. В это же время купцу Георгию Лыткину в ночном откровение «свыше» было сказано, чтобы он то сокровище, тот бесценный бисер, как сказано в акафисте, который принесет его приказчик, отправил в Двинскую обитель в Архангельскую землю. Купец в точности исполнил повеление Божие: икону с великим почетом и радостью крестным ходом принесли в Двинскую землю, в северные пределы.

На этом история обретения иконы не заканчивается. В день её водворения прозрел слепой и глухой старый монах Питирим. Понять, что пережил в миг исцеления этот человек непросто. Необходимо самому много лет прожить в темноте и тишине, чтобы соприкоснуться с его трагическим образом жизни. Питирим не видел, не слышал ничего и первое, что он увидел в мире - это был лик Матери Божией, зрящей на него с иконы, облиставшей его Фаворским душистым светом. И, конечно, человек, который увидел в мире первое - такую красоту, он поймет, что именно такой прекрасной должна быть душа каждого человека и мир в целом.

Множество чудес последовало от образа Грузинской Божией Матери. Царь Алексей Михайлович повелел сделать список и обходить с ним многочисленные города и села русской земли. И сегодня чудотворная слава этой иконы Божией Матери не пресеклась в России. Она почитается покровительницей северных земель: Вятской, Архангельской, Пермской. Такова краткая история ее обретения.

Обратим внимание на несколько удивительных моментов. Первое - Матерь Божия, вознесшаяся выше херувимов и серафимов, обладающая по нашим земным меркам неограниченными возможностями применить не только любовь, но и силу, являет нечеловеческое смирение перед свободой людской. Ей достаточно было только главой кивнуть, «перстом двигнуть», чтобы тут же все совершилось, и ее образ водворился в Двинской обители чудесно и без всякого труда. Но все произошло иначе. Слыша историю обретения образа множество раз, почему-то порой вспоминаются не главные ее герои, как Стефан Лазарев, купец Георгий Лыткин, монах Питирим или, скажем, шах Аббас, вспоминается неведомый подвижник из этой Двинской обители, имя его не сохранилось. Бог оставил его в тайне.

gruzinkaya

Сердцу рисуется картина: бедный, почти нищий, северный монастырь, не имеющий никакой святыни для духовного утешения братии. В монастыре живет неприметный монах. Он молится каждый день, чтобы Господь послал Свою благодать, послал свой свет на Красногорскую обитель. Он тихо и кротко молится Матери Божией в далекой-далекой северной земле. И Матерь Божия откликается на его молитву. Но какими судьбами совершается святое дело! Никого, ни одного ангела или человека Матерь Божия не склоняет, не уговаривает, чтобы каким-то чудообразным способом вселить Свою икону на Двинскую гору. Нет, она просит у Стефана Лазарева принести свой образ в окраинный монастырь, является Георгию Лыткину, прося его не приобрести Дар, а только предсказывая, что будет явлен ему некий дар, от которого не откажись, возьми; она только зовет как мать и просит как мать. Какая же душа у Матери Божией, что имея бесконечную Господнюю силу, она её оставляет втуне, бездействующей и живет только силой любви и призыва к человеческому сердцу.

Праздничное назидание

Праздничное назидание

Если мы глубоко прочувствуем обстоятельства, которые предшествовали принесению Грузинского образа в Двинскую обитель, переживем каждый момент этих событий в себе, то сердце наше сразу откликнется на ее материнскую любовь: свободную, негордую, чистую любовь к роду человеческому, к народу русскому. И сердце начнет в ответ на эту любовь сиять, гореть и бесконечно удивляться: как же возможна на земле такая неземная любовь ? Нам «понятно»: когда Иисус Христос родился на земле, то явил прекрасную любовь к человеку. Он как-то, знаете, обязан был нас любить, потому что Он не только человек, но и Бог. Мы крепко привыкли к утверждению «Катехизиса», что «Бог есть любовь». Иного Бога мы и представить не в силах. А здесь мы видим совершенно другое: человек любит, как Бог, не по «Божественной обязанности», а по подвигу своему, по свободе своей. Матерь Божия взошла на такую степень любви, что обняла сердцем огромное пространство от цветущей Персии до северных русских земель. Ради чего? Ради того, чтобы в бедную незнатную обитель принести радость, чтобы исцелился и обрадовался монах Питирим, чтобы люди северные не много, неизобильно одаренные святынями, имели постоянное счастье обладать чудотворной иконой Матери Божией.

Безусловно, событие это могло случиться только тогда, когда люди, к которым обращалась Матерь Божия, жили по-христиански. Они давали место действовать благодати в своей жизни, они не планировали свой день так, что туда невозможно было даже щепку просунуть.

Когда человек определяет: утром я буду молиться полчаса, днем я буду делать то-то и то-то, потом обедать, потом, ладно, прочитаю акафист без жития, а перед сном у меня вечернее правило. Вот когда человек так поступает, жестко планирует, Чуду уже некуда втиснуться. Даже в молитвенное правило человек Бога не впускает. Он свою волю хочет творить. Я буду читать правило, мне это надо, чтобы дела мои шли благоотрадно. К такому человеку Матери Божией затруднительно обратиться. Как ему сказать: милый сын, сделай так, как я тебя прошу? У «милого сына» уже все запланировано на много-много времени вперед. У него свой духовный распорядок жизни, так правильно, по Божески составленный, что и благодати не надо. Ложное самоутверждение. Нам необходимо научиться жить с внутренней возможностью дать действовать в себе Богу, миру духовному, чтобы могла произойти не только эта, поистине чудесная история обретения в Архангельской земле иконы Матери Божией, но и другая, наша, сегодняшняя.