Храм Вятки с 300-летней историей

 

40799.jpeg

Свет Пятидесятницы дошел до Русской Земли.  В этом свете совершенно особым образом сияет молитва, данная Самим Богом «Отче Наш». Христос не оставил  нам никакой другой молитвы для личного обращения к Богу, если не считать Его великой молитвы в завершение Тайной Вечери, названной «Первосвященнической». В молитве  «Отче наш», кроме первых трех славословий: « Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя яко на небеси и на земли», всего три прошения. Три, а не сто! Неужели Бог  считает, что трех прошений  для человечества достаточно или они, то самое  основание, тот «краугольный камень веры» с которого Церковь может свободно возносить всякое другое прошение к Небесному Отцу? 

молитва

Первое прошение - «Хлеб наш насущный даждь нам днесь». С греческого это прошение переводится точнее - "хлеб наш насущный" - хлеб духовный, хлеб причастия Тела и Крови Христова даждь нам днесь. Не остави нас своей милосердной любовью. И не только даруй нам «Хлеб, сшедший с небес» (Ин.6. 41), но одели нас и «хлебом насущным» для жизни на земле; ниспошли  и  дождь, и ветер, и солнце, «во время благопотребное», чтобы в природе было все гармонично устроено  по земным временам и стихиям. Господь даровал людям полноту Своих  "талантов" необходимых для прохождения временной жизни. «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят» (Мф. 7.7-9). Наивно считать, что электричество вырабатывают гидротурбины. Любую естественную энергию  в мире утвердил Господь. Человеку же  принадлежит честь открытия  природных источников сил. Все, что есть в мире - это «хлеб наш насущный», который дает нам Бог. В первом прошении верующие во Христа смиренно исповедует, что все, что нас окружает, есть овеществленная любовь Божия, что без ежемгновенного попечения Отца Небесного о вселенной, о нашей зеленой планете посреди космической бездны, земля превратится в ледяную мертвую глыбу. 

Второе прошение  - «И остави нам долги наша яко же и мы оставляем должником нашим» - есть указание на то, что человек живет в ненормальном, «нижеествественном» мире. Адам в раю мог бы произнести   славословие: «Отче наш, Иже еси на небесех! » вместе с первым  прошением - «Хлеб наш насущный даждь нам днесь». Но он никогда бы не сказал  в райских пределах: «И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». Это прошение заповедано Христом для нашего падшего мира. Оно свидетельство того, что мы оказались в мире, где человеческое зло способно заслонить от  нас «Небесного Отца». 

a1298c4cab9cac6e9bb6d941c9933218_full

Произнося его, мы исповедует факт, что  живем только благодаря Божьему прощению: «Господи, если Ты не будешь нас прощать, то наши бесчисленные беззакония в одно мгновение уничтожат всю землю.  Каждое Божье утро мы должны воспринимать как чудо, ибо, если бы все беззакония, совершаемые человечеством в течение дня, Господь не прощал бы, не умягчал, не умиротворял Своей благодатью, то земля  давно бы содрогнулась и рассыпалась в прах от человеческой злобы, ненависти, раздражения, хамства, предательства, страстей, зависти и неблагодарности.  Соединяя первое и второе прошение вместе, мы получим одну общую молитву: «Господи, мы знаем, что Ты посылаешь нам все потребное для жизни. Но если ты не будешь нас прощать, то земля превратится в черную космическую дыру». 

Нижний Тагил

Далее Господь обращается к нам: «Христиане, если вы не будете прощать вашим «должникам», то и Аз не смогу исходатайствовать вам прощение». Таким образом, получается, что судьба мира зависят от судьбы христиан. Ты прощаешь сегодня, прощаешь завтра, ты не осуждаешь – значит, и Господь простит и дарует земле человеческой свою  благодать, и будет «жизнь жительствовать и радоваться». Когда мы начинаем прощать не на словах, а из сердечных глубин, тогда мы постепенно утрачиваем бедственный навык скоро осуждать всех и вся. Осуждение (неважно, мысленно или вслух) прежде всего, наносит поражение, но не дальним и ближним, а нам самим. Оно поражает наше сердце, ибо злобным осуждением запечатывается  путь к духовной радости и благодати Святого Духа. Человек в своем осуждении сидит как в забетонированном бункере, копит, лелеет, злобные мысли, без Божьего света и милости. Корень сердечный может засохнуть навсегда, это и будет считаться хулой на Духа Святого, которая «не простится ни в сем веке, ни в будущем» (Мф. 12.32). 

Господь учит нас: «Не осуждайте, прощайте, любите, сострадайте. Не можете любить – жалейте, но никогда не осуждайте,  ибо не знаете судеб Моих и путей, которыми Я веду человека к Царству Небесному; не ведаете обо всех «внутренних движениях» души человека, порождающие его дела и поступки; закрыт от вас  последний час человеческой жизни, на которого вы опускаете камень осуждения». 

Вспоминается  случай, произошедший лет 15 назад в Вятской епархии. К одному старому священнику на далекий областной приход приехал 38-лений энергичный мужчина, в модных джинсах, в кроссовках, подстриженный чуть ли не под «ноль». Приехал он не самостоятельно, его «привез»  к маститому пастырю духовный сын и сказал: «Вот, бедолага, ищет смысл жизни. Может, возьмете его на воспитание?» Приезжий мужчина остался с батюшкой на приходе. Прошло года полтора. За это время он оброс бородой, натянул вместо кроссовок сапоги и стал носить подрясник, в общем, приобрел вполне знакомый православный «вид и поступь».  Но мужчина переменился не только внешне, но и внутренне и самым кардинальным образом. Душа его стала желать священства, ему до слез захотелось помогать людям в их духовных нуждах. Старый мудрый священник, воззрев  на своего немолодого послушника  орлиным взором, дал свое согласие походатайствовать за него перед архиереем.  «Ну что ж, коли душа истинно просит «быть всем слугой», как учил Сын Божий, - сказал  он, - поехали к владыке на благословение».  Владыка, посмотрев на предполагаемого ставленника в иереи,  не менее духоносным взором, изрек свое решение: «Готовься. Через месяц будет твое рукоположение». 

Дивногорье(geocashing.su)

Исполнился смысл жизни помощника батюшки. На Рождество его  рукоположили в иерейский чин.  В священстве душа его раскрылась как чистый огонь. Христианские добродетели поднимались и возрастали не на «закваске фарисейской», а на Евангельских небесных дрожжах. Служил он вместе со своим духовным отцом на том же самом приходе, куда он приехал полтора года назад в поисках смысла жизни. Люди полюбили его за простосердечную услужливость, искренне добродушие  и мягкое  внимательное отношение. Радовались все и батюшка, и прихожане, и сам новоиспеченный пастырь. 

Через четыре месяца службы его скрутила язвенная болезнь, и он скоропостижно скончался. Неисповедимы судьбы Божии! Но вразумляющая суть  истории не в покаянном завершении земных дней этого   человека.  Она открывается в других событиях его жизни. Оказывается, этот мужчина чуть ли не со школы работал официантом в одном из самых дорогих и шикарных ресторанов г. Ярославля. Он не один раз принимал участие в городском конкурсе на звание «лучший официант города» и многократно  одерживал победу. Люди приходили в ресторан, заказывали еду и напитки, их обслуживал  официант - будущий батюшка – а они возможно, глядя на него,  думали, что он, как-то подозрительно честен и не по-современному обходителен, что он  наверняка гуляет, жирует, живет на широкую ногу с изобильных чаевых, как-никак городской победитель! А душа его искала смысл жизни. Она жаждала одного небесного мира! Его услужливость к людям проистекала не из желания им понравиться и получить значительное вознаграждение за обслуживание столика, а из доброго кроткого к ним отношения, из желания дать посетителям  в ресторане отдохнуть, ослабить земное притяжение. 

Священник тоже «обслуживает» только не столик, а Престол Божий, творит Трапезу Господню ради Причастия народа Божьего «Хлебом, сошедшим с небес», Телом и Кровью Христа Воскресшего. Старый батюшка множество раз с удивлением наблюдал, как благолепно, без скороговорок возгласов, но не затягивая службы, совершает Евхаристию его молодой напарник.  «Я знаю, - улыбался он, - кто тебя обучил правильному предстоянию за Божьим Престолом!» «Вы, отче, кто же еще!» - отвечал своему духовному наставнику сослужитель. «Нет, я только докончил начатое, вертикаль поставил, - не соглашался тот, - тебя обучила главным образом профессия официанта!»  Можно соглашаться с мнением старого приходского священника, можно посчитать его притчей, или усмиряющей гордые помыслы шуткой, но что было сказано, то было сказано. И в словах своего духовного отца молодой священник, как он сам признавался, постигал Промысел Божий о себе. И не важно, что он уготавливал Трапезу Христову меньше, чем полгода, пусть даже это был бы всего один день, главное, что путь его состоялся и был завершен в священническом чине. 

pavel-korin-the-eyes-of-the-saviour-1932

Перейдем к последнему третьему прошению в молитве «Отце наш» -  «и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого» - суть признание полной внутренней и внешней неспособности сохранить жизнь, которая дана человеку как царю и священнику: «И сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом (1 Петр 2.5). В космосе есть духовные инфернальные силы, могущие, по причине человеческого греха, войти в жизнь  человека и разрушить в ней все «до основанья». В этом прошении христиане смиренно исповедуют: «Господи, мы не можем противостать только своими природными силами  «духам злобы поднебесной». Ты Сам, «Сущий на Небесах», Своей великой Десницею сохрани нас от «лукавого», огради от его власти. Итак, три великих прошения, три божественных откровения о назначении, положении и месте человека в земном и духовном мире, даровал нам Христос в молитве «Отче наш». Сделаем основной вывод из них. Человек онтологически не может рассчитывать на собственные силы в преодолении космической энтропии.  Тварная  человеческая автономия не более, чем иллюзия и она заканчивается «кораблекрушением в вере». Человек живет в «нижеестественном» мире, в пространственно-временной континууме после райского первобедствия, он существенно не изменится до Второго Пришествия Христова, пересоздать катастрофические земные изменения (землетрясения, ураганы, эпидемии, болезни, старость и смерть) невозможно в «веке сем», поэтому апостол Павел пишет: «не оставляйте упования вашего, которому предстоит великое воздаяние. Терпение нужно вам, чтобы, исполнив волю Божию, получить обещанное;  ибо еще немного, очень немного, и Грядущий придет и не умедлит. Праведный верою жив будет; а если кто поколеблется, не благоволит к тому душа Моя. Мы же не из колеблющихся на погибель, но стоим в вере к спасению души» (Евр. 10. 35-39).

Постигая вселенский беспорядок и «удобонаклоняемость природы человеческой ко греху» на уровне онтологии, Бог призывает христиан снисхождением, терпением и прощением врачевать греховные раны друг друга; учит, что прощение – это критерий духовного самосознания человека и самый действенный способ тушить  энтропийные очаги греховного самовозгорания. И последнее. Человек в мире не одинок. До конца земных времен ему будет противостоять духовно-отрицательная сила в достижении Царства Небесного, ибо «наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной. Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злый и, все преодолев, устоять» (Еф. 6 12-13). Мудрые родители не пугают детей привидениями. Сын Божий открывая в молитве «Отче наш» о всегдашнем противодействии «лукавого» таким образом, считает нас способными к употреблению «твердой» духовной пищи, готовыми в своей религиозной жизни к принятию истины о подлинных,  далеко не легких, путях христианского совершенства.

Другими словами, третьим прошением Христос не пугает, а предостерегает нас, что жизнь христианина есть не просто некие нравственные обязательства и следование внешнему Закону, но что она действительно выводит человека за пределы телесно-душевных феноменов в области сопряженные с «адовой работой» лукавых духов. Духовный путь всякого христианина приводит к практической  просьбе к Отцу Небесному «избавить его от лукавого». Геройствовать, говорит Господь, не нужно, но и устрашаться не следует, ибо «в мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир» (Ин. 16.33), а следовательно, и «князя мира сего».   

37-8