Храм Вятки с 300-летней историей

  pravednii-Iov_595

Краткое житие праведного Иова 

Свя­той пра­вед­ный Иов жил за 2000–1500 лет до Рож­де­ства Хри­сто­ва, в Се­вер­ной Ара­вии, в стране Ав­си­ти­дий­ской, в зем­ле Уц. Жизнь и стра­да­ния его опи­са­ны в Биб­лии (Кни­га Иова). Есть мне­ние, что Иов при­хо­дил­ся пле­мян­ни­ком Ав­ра­аму: был сы­ном бра­та Ав­ра­ама – На­хо­ра. Иов был че­ло­ве­ком бо­го­бо­яз­нен­ным и бла­го­че­сти­вым. Всей ду­шой он был пре­дан Гос­по­ду Бо­гу и во всем по­сту­пал со­глас­но Его во­ле, уда­ля­ясь от все­го зло­го не толь­ко в де­лах, но и в мыс­лях. Гос­подь бла­го­сло­вил его зем­ное су­ще­ство­ва­ние и на­де­лил пра­вед­но­го Иова боль­шим бо­гат­ством: у него бы­ло мно­же­ство ско­та и вся­ко­го име­ния. Семь сы­но­вей пра­вед­но­го Иова и три до­че­ри бы­ли друж­ны меж­ду со­бой и со­би­ра­лись на об­щую тра­пе­зу все вме­сте по­оче­ред­но у каж­до­го из них. Через каж­дые семь дней пра­вед­ный Иов при­но­сил за сво­их де­тей жерт­вы Бо­гу, го­во­ря: «Мо­жет быть, кто из них со­гре­шил или по­ху­лил Бо­га в серд­це сво­ем». За свою спра­вед­ли­вость и чест­ность свя­той Иов был в ве­ли­ком по­че­те у со­граж­дан и имел боль­шое вли­я­ние на об­ще­ствен­ные де­ла.

Од­на­жды, ко­гда пе­ред Пре­сто­лом Бо­жи­им пред­ста­ли Свя­тые Ан­ге­лы, явил­ся меж­ду ни­ми и са­та­на. Гос­подь Бог спро­сил са­та­ну, не ви­дел ли он ра­ба Его Иова, му­жа пра­вед­но­го и чуж­до­го вся­ко­го по­ро­ка. Са­та­на дерз­ко от­ве­чал, что неда­ром бо­го­бо­яз­нен Иов – Бог бе­ре­жет его и умно­жа­ет его бо­гат­ства, но ес­ли на­слать на него несча­стья, то он пе­ре­станет бла­го­слов­лять Бо­га. То­гда Гос­подь, же­лая по­ка­зать тер­пе­ние Иова и ве­ру, ска­зал са­тане: «Все, что есть у Иова, Я пре­даю в твои ру­ки, толь­ко са­мо­го его не ка­сай­ся». По­сле это­го Иов вне­зап­но ли­шил­ся всех сво­их бо­гатств, а по­том и всех сво­их де­тей. Пра­вед­ный Иов об­ра­тил­ся Бо­гу и ска­зал: «На­гим вы­шел я из чре­ва ма­те­ри мо­ей, на­гим воз­вра­щусь к ма­те­ри сво­ей зем­ле. Гос­подь дал, Гос­подь и взял. Да бу­дет Имя Гос­подне бла­го­сло­вен­но!» И не со­гре­шил Иов пе­ред Гос­по­дом Бо­гом, и не про­из­нес ни од­но­го нера­зум­но­го сло­ва.

image_459

Ко­гда Ан­ге­лы Бо­жии вновь пред­ста­ли пе­ред Гос­по­дом, и сре­ди них са­та­на, то диа­вол ска­зал, что Иов пра­ве­ден, по­ка сам невре­дим. То­гда Гос­подь воз­ве­стил: «Я по­пус­каю те­бе сде­лать с ним, что хо­чешь, толь­ко ду­шу его сбе­ре­ги». По­сле это­го са­та­на по­ра­зил пра­вед­но­го Иова лю­той бо­лез­нью – про­ка­зой, ко­то­рая по­кры­ла его с ног до го­ло­вы. Стра­да­лец при­нуж­ден был вы­се­лить­ся из об­ще­ства лю­дей, сел вне го­ро­да на ку­че пеп­ла и гли­ня­ным че­ре­пом скоб­лил свои гной­ные ра­ны. Все дру­зья и зна­ко­мые оста­ви­ли его. Же­на его при­нуж­де­на бы­ла до­бы­вать се­бе про­пи­та­ние, тру­дясь и ски­та­ясь из до­ма в дом. Она не толь­ко не под­дер­жи­ва­ла сво­е­го му­жа в тер­пе­нии, но ду­ма­ла, что Бог на­ка­зы­ва­ет Иова за ка­кие-ли­бо тай­ные гре­хи, пла­ка­ла, роп­та­ла на Бо­га, уко­ря­ла и му­жа и на­ко­нец по­со­ве­то­ва­ла пра­вед­но­му Иову по­ху­лить Бо­га и уме­реть. Пра­вед­ный Иов тяж­ко скор­бел, но и в этих стра­да­ни­ях остал­ся ве­рен Бо­гу. Он от­ве­чал жене: «Ты го­во­ришь как од­на из безум­ных. Неуже­ли доб­рое мы бу­дем при­ни­мать от Бо­га, зло­го не бу­дем при­ни­мать?» И не со­гре­шил пра­вед­ный ни в чем пе­ред Бо­гом.

Услы­шав о несча­сти­ях Иова, три его дру­га при­шли из­да­ле­ка к нему раз­де­лить его скорбь. Они счи­та­ли, что Иов на­ка­зан Бо­гом за гре­хи, и убеж­да­ли непо­вин­но­го ни в чем пра­вед­ни­ка по­ка­ять­ся. Пра­вед­ник от­ве­чал, что он стра­да­ет не за гре­хи, но что эти ис­пы­та­ния по­сла­ны ему от Гос­по­да по непо­сти­жи­мой для че­ло­ве­ка Бо­же­ствен­ной во­ле. Дру­зья, од­на­ко, не ве­ри­ли и про­дол­жа­ли счи­тать, что Гос­подь по­сту­па­ет с Иовом по за­ко­ну че­ло­ве­че­ско­го воз­мез­дия, на­ка­зы­вая его за со­вер­шен­ные гре­хи. В тяж­кой ду­шев­ной скор­би пра­вед­ный Иов об­ра­тил­ся с мо­лит­вой к Бо­гу, про­ся Его Са­мо­го за­сви­де­тель­ство­вать пе­ред ни­ми его неви­нов­ность. То­гда Бог явил Се­бя в бур­ном вих­ре и уко­рил Иова за то, что он пы­тал­ся про­ник­нуть сво­им ра­зу­мом в тай­ны ми­ро­зда­ния и су­деб Бо­жи­их. Пра­вед­ник всем серд­цем рас­ка­ял­ся в этих мыс­лях и ска­зал: «Я ни­что­жен, от­ре­ка­юсь и рас­ка­и­ва­юсь в пра­хе и пеп­ле». То­гда Гос­подь по­ве­лел дру­зьям Иова об­ра­тить­ся к нему и про­сить его при­не­сти за них жерт­ву, «ибо, – ска­зал Гос­подь, – толь­ко ли­цо Иова я при­му, чтобы не от­верг­нуть вас за то, что вы го­во­ри­ли обо Мне не так вер­но, как раб Мой Иов». Иов при­нес жерт­ву Бо­гу и по­мо­лил­ся за дру­зей, и Гос­подь при­нял его хо­да­тай­ство, а так­же воз­вра­тил пра­вед­но­му Иову здо­ро­вье и дал ему вдвое боль­ше то­го, что он имел преж­де. Вме­сто умер­ших де­тей у Иова ро­ди­лось семь сы­но­вей и три до­че­ри, пре­крас­нее ко­то­рых не бы­ло на зем­ле. По­сле пе­ре­не­сен­ных стра­да­ний Иов про­жил еще 140 лет (все­го же он про­жил 248 лет) и ви­дел потом­ство свое до чет­вер­то­го ро­да.

1335702834-58370-jan-the-elder-lievens-job-1631-painting-artwork-print

Свя­той Иов про­об­ра­зу­ет Гос­по­да Иису­са Хри­ста, со­шед­ше­го на зем­лю, по­стра­дав­ше­го ра­ди спа­се­ния лю­дей, а по­том про­сла­вив­ше­го­ся слав­ным Сво­им Вос­кре­се­ни­ем. 

Назидание к памяти святого

Среди библейских книг особым образом выделяется «Книга Иова». Ее ветхозаветный автор решает древний, как сам мир, трагический вопрос о страданиях праведников, ибо праведники по всем писанным и неписаным законам не обязаны страдать  на земле. Они должны благоденствовать, жить долго и счастливо. Однако, на примере патриарха Иова мы видим, что такой разумно-долженствующий порядок в наших пространственно-временных пределах не соблюдается. Праведники страдают, и порой бедствия и болезни обдержат их намного суровей и беспощадней, чем закоренелых греховодников. Боговдохновенный автор «Книги Иова» даже и не пытается ответить на такое удручающее положение вещей с помощью рациональных доводов и богословских дискурсов. Ответом патриарху Иову о причине постигшей его жизненной трагедии стали не человеческие слова, исполненные мудрости и глубокого знания о мире, а сам факт Богоявления мятущемуся и страдающему праведнику-старцу. Нам трудно понять суть такого неочевидного ответа «свыше», но что было, то было.  Бог явился Иову, коснулся Своей благодатью его сердца и все изболевшееся естество патриарха наполнилось бесконечной радостью Божественного присутствия; ему не открылся смысл страдания праведников, но он внял непостижимой полноте «жизни с избытком» (Ин. 10.10) в Боге; он вчувствовался в нее всем своим земным существом и познал, благодаря истончившему душу страдальческому опыту, живую действенную Любовь Господню к собственной личности; Всемогущую Любовь, готовую ради человека на крестные страдания и смерть; Любовь, обнаруживающая Себя в бесконечной красоте мира, разнообразии и «беззвучной осанне звезд». Мы не случайно вспомнили о ветхозаветном патриархе. Именно ему Бог «отвечал из бури», распахивая перед его мысленным взором всю череду Своего творческого Всемогущества в сотворенных земных явлениях, вещах и феноменах. Вслушаемся и мы вместе с праведником Иовом в эти «глаголы славы» Божией и поймет огромную разницу, разделяющую слова Господни о величии Своего творения и суетное желание Кришны задним числом приписать себе все великолепие космоса. Итак, Господь «отвечал Иову из бури:

PWrLerDxiXg

Препояшь ныне чресла твои, как муж: Я буду спрашивать тебя, и ты объясняй Мне: где был ты, когда Я полагал основания земли? Скажи, если знаешь. Кто положил меру ей, если знаешь? или кто протягивал по ней вервь? На чем утверждены основания ее, или кто положил краеугольный камень ее, при общем ликовании утренних звезд, когда все сыны Божии восклицали от радости? По какому пути разливается свет и разносится восточный ветер по земле?

Кто проводит протоки для излияния воды и путь для громоносной молнии, чтобы шел дождь на землю безлюдную, на пустыню, где нет человека, чтобы насыщать пустыню и степь и возбуждать травные зародыши к возрастанию? Есть ли у дождя отец? или кто рождает капли росы? Можешь ли выводить созвездия в свое время и вести Ас с ее детьми? Знаешь ли ты уставы неба, можешь ли установить господство его на земле? Можешь ли возвысить голос твой к облакам, чтобы вода в обилии покрыла тебя? Можешь ли посылать молнии, и пойдут ли они и скажут ли тебе: вот мы? Кто вложил мудрость в сердце, или кто дал смысл разуму? Кто может расчислить облака своею мудростью и удержать сосуды неба, когда пыль обращается в грязь и глыбы слипаются? Захочет ли единорог служить тебе и переночует ли у яслей твоих?  Ты ли дал красивые крылья павлину и перья, и пух страусу? По-твоему ли слову возносится орел и устраивает на высоте гнездо свое? И продолжал Господь и сказал Иову: будет ли состязающийся со Вседержителем еще учить? Обличающий Бога пусть отвечает Ему.

И отвечал Иов Господу и сказал:

Вот, я ничтожен; что буду я отвечать Тебе? Руку мою полагаю на уста мои. Однажды я говорил, - теперь отвечать не буду, даже дважды, но более не буду.  И отвечал Господь Иову из бури и сказал: препояшь, как муж, чресла твои: Я буду спрашивать тебя, а ты объясняй Мне. Ты хочешь ниспровергнуть суд Мой, обвинить Меня, чтобы оправдать себя? Такая ли у тебя мышца, как у Бога? И можешь ли возгреметь голосом, как Он? Укрась же себя величием и славою, облекись в блеск и великолепие; Можешь ли ты удою вытащить левиафана и веревкой схватить за язык его. Проколешь ли иглою челюсть его? будет ли он много умолять тебя и будет ли говорить с тобою кротко? сделает ли он договор с тобою, и возьмешь ли его навсегда себе в рабы?  можешь ли пронзить кожу его копьем и голову его рыбачьею острогою?  Клади на него руку твою, и помни о борьбе: вперед не будешь. Надежда тщетна: не упадешь ли от одного взгляд его?

7bac289d52a07192f32b6fb5a693c80d

7bac289d52a07192f32b6fb5a693c80d

Нет столь отважного, который осмелился бы потревожить его; кто же может устоять перед Моим лицом? Кто предварил Меня, чтобы Мне воздавать ему? Под всем небом все Мое. Не умолчу о членах его, о силе и красивой соразмерности их. Он кипятит пучину, как котел, и море претворяет в кипящую мазь; оставляет за собою светящуюся стезю; бездна кажется сединою. Нет на земле подобного ему; он сотворен бесстрашным» (Иов. 38-41). Она ясна, громогласна, как и подобает Богу, величественна и проста одновременно. Бог говорит прямо: «Под всем небом все Мое», ибо Он единственный создатель мира. Но посмотрите, как Господь утверждает свое вселенское зиждительство. Он не возглашает: «Я - то, я - се, я - оттуда, я – сюда! Ай, да я, спасибо мне!» Он, вразумляя Иова, возвещает о Своем Всемогуществе и Совершенстве в вопросительной форме, ни разу не используя личное местоимение «Я». Господь не любуется Собой со стороны, ибо Бог не имеет нужды  в таком самообожании. Автофилия ему абсолютна чужда. Он Всеведущ и Его Божественное знание Самого Себя полностью лишено нарциссических наклонностей языческих божеств. Для последних, как раз свойственно при первой же возможности упражняться в самопревозношении. «Я  волшебник Гудвин, Великий и Ужасный! Я прибыл с неба на воздушном корабле», как тут не вспомнить старую добрую сказку. Вопросительная форма Божьих вопросов к Иову дает место ответу, свободному осмыслению представленного Богом тварного великолепия.

Человек сам созерцая в уме красоту созданных земных форм признает за Ним Божественно право Миловать и Вразумлять. Бог имеет власть над человеком, как Отец над сыном: «Говорю же вам, друзьям Моим: не бойтесь убивающих тело и потом не могущих ничего более сделать; но скажу вам, кого бояться: бойтесь того, кто, по убиении, может ввергнуть в геенну: ей, говорю вам, того бойтесь (Лк. 12. 4-5).  Нередко православные  люди  понимают это текст так, что «надо бояться» диавола, ибо это он «ввергает человека в геенну». Такое понимание слов Спасителя не святоотеческое, приземленное. Вот как толкует его святитель Феофилакт Болгарский, основываясь в свой экзегезе на словах архиепископа Иоанна Златоуста: «Должно бояться того, кто наказывает не только тело, но и душу, существо бессмертное подвергает бесконечным мучениям, и притом в огне. Когда Бог казнит, тогда не останавливается на одной только плоти, но и самая душа несчастная подвергается мучениям. Примечай отсюда, что смерть приводит грешников к казни: они и здесь наказываются, будучи убиваемы, и там ввергаются в геенну. 

Смотри, Господь не сказал: бойтесь того, «кто...по убиении» «ввергает» в геенну, но: «кто... может ввергнуть». Ибо умирающие грешники не непременно ввергаются в геенну, но во власти Божией состоит то, чтобы и прощать. Итак, Бог не безусловно по убиении ввергает в геенну, но имеет власть ввергнуть». В Евангелии от Матфея мы находим подтверждение святительскому комментарию: «Посему как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего: пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие, и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов; тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их. (Мф 13. 36-42).