Храм Вятки с 300-летней историей

  auferstehung-ostern

                                                         Христос Воскресе!

В пасхальную ночь Евангельское чтение на Литургии произносится на многих  народных языках. Можно услышать, как слова Нового Завета звучат на русском, греческом, латинском, марийском, украинском, белорусском, английском,  коми-пермяцком языках. Все православные народы земли объединяются в эту ночь  ради пасхальной радости. 

Пасха Господня – начало новой Пятидесятницы. Каждый народ на своем родном языке слышит сегодня долгожданную новость о воскресении Христовом. Любовь Божия объединяет сегодня всех верующих, но чтобы сердце ее приняло, оно должно услышать о победе Христовой на родном языке. 

Пасха 5

Итак, в эту  пасхальную ночь мы слышим слова: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1,5). 

Первые пять стихов Евангелия от Иоанна точным образом сочетаются со словами Ветхого Завета о творении мира: «В начале сотворил Бог небо и землю» (Быт 1, 1), тело и душу человека, но было оно «безвидно и пусто» (Быт. 1,2) и «Дух Божий носился» над ним оживотворяя Своим теплом. Святитель Василий Великий в своем толковании «Книги Бытия» сравнивает отепляющее действие Духа Святого с терпеливой заботой наседки по высиживанию цыплят из яиц. «И сказал Бог: да будет свет. И стал свет» (Быт. 1,3) в человеке. И дал Он, Всеблагой, повеление человеческому телу «расти и приумножаться». В последний же день творения Господь вдунул в лицо человека, буквально лицом к лицу, дыхание своей божественной жизни, «и стал человек душою живою» (Быт.2,7). И был человек в мире со всем миром и покоился  в самой середине сотворенного космоса, как его живое начало. Вся вселенная и человек радовались перед Господом и благодарили Его, как одно сплошное любящее сердце.

Первородный грех человека разбил живое единство мира на бесчисленное множество смертных осколков и где-то среди них, на краю мира, затерялся помертвевший человек. Как желторотый птенец он выпал из вечного гнезда Любви Божией.

Земные осколки расходились все дальше, разлетались на все более мелкие и «безвидные» части. Мир земной был обречен на бесконечное дробление в ледяной пустыни вселенной и человек, как золотая Евангельская монета потерялся бы среди этой бесконечной черной пропасти, навечно бы заблудился среди своих человекоподобных осколков и подобий.

Милосердный Бог не желая смерти своего создания «в последние времена» (I Пет. 1. 20) Сам сошел с Небес, пострадал, был распят, умер и воскрес, дабы по слову апостольскому  вновь соединить «растоящаяся естества», раздробленную природу силой Своего Воскресения из мертвых в единое сердце, оживотворенное Пасхальным огнем.

пасха 3

Невыносимая доля ожидала человека без спасительного подвига Господа нашего Иисуса Христа. Мир схлопнулся бы до размеров тесного мрачного каменного гроба. Ни жизни, ни цветения, ни будущего, ни радости, ни любви, ни надежды – такое завершение жизни предопределил первородным грехом сам себе человек!

Но Любовь Божия не уничтожила человека вместе с миром. Раскол в мире начался с человека, следовало «собирание» его тоже начать с Человека. Воссоздание мира, новый его акт творения Бог начал с восстановления живой плоти Богочеловека Иисуса Христа, с воскресения из мертвых Своего Сына!  

Больше никакой грех, неправда, ни Ангелы, «ни Начала, ни Силы», ни человек,  ни время, ни расстояния, ни высота, ни глубина, ни скорби, не разлучат нас от Любви, воскресшего Сына Божьего!