Храм Вятки с 300-летней историей

СХрисос на ослике.jpeg

Евангельское повествование от апостола Луки

И когда приблизился к Виффагии и Вифании, к горе, называемой Елеонскою, послал двух учеников Своих,  сказав: пойдите в противолежащее селение; войдя в него, найдете молодого осла привязанного, на которого никто из людей никогда не садился; отвязав его, приведите; и если кто спросит вас: зачем отвязываете? скажите ему так: он надобен Господу.  Посланные пошли и нашли, как Он сказал им.  Когда же они отвязывали молодого осла, хозяева его сказали им: зачем отвязываете осленка?  Они отвечали: он надобен Господу.  И привели его к Иисусу, и, накинув одежды свои на осленка, посадили на него Иисуса.  И, когда Он ехал, постилали одежды свои по дороге.  А когда Он приблизился к спуску с горы Елеонской, все множество учеников начало в радости велегласно славить Бога за все чудеса, какие видели они,  говоря: благословен Царь, грядущий во имя Господне! мир на небесах и слава в вышних!  И некоторые фарисеи из среды народа сказали Ему: Учитель! запрети ученикам Твоим.  Но Он сказал им в ответ: сказываю вам, что если они умолкнут, то камни возопиют.  И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем  и сказал: о, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих,  ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду,  и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего.  И, войдя в храм, начал выгонять продающих в нем и покупающих,  говоря им: написано: дом Мой есть дом молитвы, а вы сделали его вертепом разбойников.  И учил каждый день в храме. Первосвященники же и книжники и старейшины народа искали погубить Его» (Лк 19. 29-47)

Общий смысл праздника Входа Господня в Иерусалим

Каждый евангелист не в равной степени и последовательности, зафиксировал Новозаветные события, но все четверо подробно повествуют о Входе Иисуса Христа в Иерусалим за несколько дней до крестных страданий. Сегодняшний день - торжественный и светлый, на время преодолевающий сосредоточенно-скорбное настроение Великого поста и предваряющий радость Святой Пасхи. В празднике Входа Господня в Иерусалим начинает сиять слава Христа как Всемогущего Бога, и как Царя, сына Давидова, Владыки, приветствуемого избранным народом Божиим.

ВХОД 4

В этот день Церковь вспоминает, что пришедшие на праздник Пасхи иудеи встречали Иисуса как мессию, как пророка, как великого чудотворца, ибо знали, что Он незадолго до этого воскресил четверодневного Лазаря. Народ чествовал Спасителя, как будущего славного освободителя от римских политических угнетателей. Он предвкушал в сладостных видениях свое грядущее, «близ есть при дверях»,  материально-финансовое благополучие и государственную мировую независимость. Взрослые и дети пели и ликовали, подкладывали под копытца ослика, на котором ехал Сын Божий, свои одежды; по народной  традиции Его привечали зелеными ветвями и цветами, как повелось с древнейших времен величать победителей в битвах. От обычая употреблять в этот праздник вайи (ветви финиковой пальмы) он называется Неделею «Ваий», «Цветоносия», «Цветною». У нас в России праздник в просторечии называется «Вербным воскресением», т. к. финиковые ветви заменяются вербой, поскольку ранее других деревьев являет она признаки пробуждающейся после долгой зимы жизни. Стояние с этими ветвями и зажженными свечами служит символическим воспоминанием торжественного Входа Царя Славы в "Небесный Иерусалим».

вербное воскресение

Символико-исторические уточнения праздника

Из Вифании в Иерусалим было два пути: один огибал гору Елеонскую с юга, а другой шел через самый верх горы: последний был короче, но труднее и утомительнее. В Палестине было мало коней, и они употреблялись почти исключительно для войны. Для домашнего обихода и путешествий употреблялись ослы, мулы и верблюды. Сесть на коня было тогда эмблемой войны, сесть на мула или осла — эмблемой мира. В мирное время и цари и вожди народные ездили на этих животных.

ослик

 

Таким образом, вход Господа Иисуса Христа в Иерусалим на осле был символом мира.Замечательно, что хозяева осла и ослицы, по слову Господа, сразу же отдали своих животных, когда Апостолы сказали, для Кого они их берут. Отмечая удивительность этого обстоятельства, св. Златоуст говорит, что Господь хотел этим дать понять, что "Он мог воспрепятствовать жестоковыйным иудеям, когда они пришли схватить Его, и сделать их безгласными, но не захотел сего". Евангелисты Матфей и Иоанн указывают, что это было исполнением пророчества Захарии, которое они приводят, но в сокращенном виде и которое полностью читается так: "Ликуй от радости, дочь Сиона, торжествуй, дочь Иерусалима: се Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и молодом осле, сыне подъяремной" (осле, который ходит под ярмом; Зах. 9:9). Это пророчество близко пророчеству Исаии, из которого св. Матфей заимствует первые слова: "Скажите дочери Сиона: грядет Спаситель твой; награда Его с Ним и воздаяние Его — перед Ним" (Ис. 62:11)

"Осанна" в буквальном переводе с древнееврейского языка значит: "Спаси же", даруй спасение. Это восклицание употреблялось как выражение радости и благоговения наподобие нынешнего: "Да здравствует". "Осанна в вышних" — пожелание чтобы и на небе было принесено в дар Царю Израилеву, Сыну Давидову, то же радостное восклицание "Осанна". "Благословен грядущий во имя Господне" — значит: достоин благословения или прославления Тот, Кто приходит от Иеговы с Его повелениями, с Его властью, как приходят от земного царя посланники и правители с полномочиями заменять его (срав. Иоан. 5:43). Еванг. Марк присоединяет к этому еще восклицание: "Благословенно грядущее царство во имя Господа, отца нашего Давида". Царство Давида должен был восстановить Мессия, Которого престол должен был пребывать вечно и власть должна была распространиться на все народы.

вход 2

Смотря на город, как повествует св. Лука (19:41-44), Господь "заплакал о нем", по причине его скорой погибели. Замечательно, что в 70 году Римляне, начиная осаду Иерусалима, устроили свой лагерь как раз на том месте Елеонской горы, где находился в то время Христос Спаситель, и самая осада началась тоже незадолго до Пасхи. "О, если бы ты хоть в сей день твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих". 

Итак, два события во многом предопределили время и место грядущих крестных страданий Сына Божьего. Воскрешение «четверодневного» Лазаря и торжественный царский вход Христа – «недруга кесаря» в Иерусалим накануне иудейской Пасхи стали для правящей еврейской политической верхушки сигналом к «соборному» противодействию Евангельской проповеди Спасителя. Первосвященник со старейшинами увидели во Христе действительную угрозу своему пошатнувшемуся религиозно-правовому влиянию на народные массы. Инкриминировать Христу богохульство, самочинное присвоение себе титула «Царя Иудейского в обход императорских директив  и создание партизанского войска против  власти римского кесаря было определено этими высшими «слугами народа», как «мудрое политическое решение», способное восстановить пошатнувшийся авторитет правящего руководства Синедриона.

Они доподлинно знали, что сумма чудовищных обвинений приведет к смертельному приговору. Со дня праздничного вхождения Спасителя в Святой город они начали действовать против него со всей бешеной энергией дьявольской лжи, с помощью наветов, подкупов, жестокого запугивания единоплеменников, распусканием грубейших слухов, подтасовкой фактов, издевательских рассказов, насмешками над чудесами и злобным извращением слов Христовых проповедей. Они знали и начали свою разрушительную «адову работу», но Бог тоже об этом знал. Он тоже взошел на последний рубеж своего спасительно подвига. Но он знал еще и то, что было совершенно неведомо правящей религиозно-политической верхушке. Господь знал, что Он победит и Его победа над грехом, властью дьявола и смертью будет окончательной и вечной!

Краткая история  и иконография праздника

Упоминание о празднике встречается ещё у Амвросия Медиоланского и Епифания Кипрского, а его изображения находят на каменных могильных плитах IV века. Окончательно  традиция празднования устанавливается к VII веку.

Мальчик достающий занозу

Иконография «Входа в Иерусалим» почти неизменна. На молодом осле в Иерусалим въезжает Иисус Христос. Он обернулся к Своим ученикам, следующим за осленком. В левой руке Христа свиток, символизирующий священный текст завета, правой Он благословляет встречающих. Навстречу Ему из ворот города вышли мужчины и женщины. За их спинами — Иерусалим. Дети подстилают под копыта осленку одни – свою одежку, другие - ветви пальмы. Иногда в нижней части иконы бывают написаны еще две детские фигурки. Один ребенок сидит, подвернув и чуть приподняв ногу, над которой склонился другой малыш, помогающий вынуть занозу из ступни. Эта трогательная бытовая сценка, пришедшая из Византии, придает иконописному образу  живописную реальность происходящего. Одежды детей чаще всего белые, что символизирует их душевную чистоту.

В Вербное воскресенье за трапезой разрешаются рыба и растительное масло.

Благовестие праздника

Богочеловек Иисус Христос заплакал при взгляде на великий Святой город. Слезы Его были не о тех, кто в нечеловеческой злобе готовил для Него смертные узы. Он плакал о «первенце» Своем, о народе Израиля. Постилают перед ним поношеные одежды, еще сохраняющие тепло людских тел, а его боговдохновенному взору видятся «кожаные» холодные ризы, в которые Он одел первых людей после изгнания из Рая; бросают под копыта ослика пальмовые ветви, а он живо вспоминает, как  сделали для себя Адам и Ева «опоясывания» из листьев райских деревьев; Он слышит радостные бурные восклицания, возвещающие свободу и счастье для всего Израиля, «Ура, Царству Мессии!»,  а ему слышатся шумные песни и пляски вокруг золотого тельца у подножия Синайской горы. Христос для народа новый «золотой телец». Люди, встречающие «Царя Иудейского» страстно верят, что Он принесет для них всемирную славу, неистощимое богатство, неоскудевающее здоровье, дешевую рабскую силы, полную независимость на века вечные от любого чужеземного царства. Каждому будет дарован максимальный пакет социального благополучия. Но Христос не «золотой телец», Он «Агнец Божий, взявший на себя грехи мира».

вид Иерусалима

Царь царей въезжает в столицу Израиля на молодом осле, на «животном мира». За Христом нет победных развевающихся знамен многочисленных полков, не сияют белоснежные крылья бесчисленных ангельских чинов. Он вступает в город по-дружески, почти по-домашнему. На Синае, больше тысячи лет назад, Он сошел к народу в огне и буре, а сегодня он едет к своим на беззащитном ослике. Господь плачет, святые слезы неудержимо катятся из глаз. Он горько восклицает: «Иерусалим! Иерусалим! избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать чад твоих, как птица птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст. Сказываю же вам, что вы не увидите Меня, пока не придет время, когда скажете: благословен Грядый во имя Господне! » ( Лк. 13. 34-35). Но, когда Христос «собирал» народ Божий, если ему «нет еще пятидесяти лет» (Лк. 16. 57) по свидетельству современников? Все Священное Писание – Христоцентрично, весь Ветхий Завет, «Закон и пророки» возвещают о Сыне Божием. Ветхий Завет есть тень будущего всечеловеческого блага – Боговоплощения, Креста и Воскресения. Христа еще не было, но Его солнечная тень распростерлась и обняла Обетованную Землю с первого мгновения перехода через Иордан.

вид современного Иерусалима

«Бога никто никогда не видел. Единородный Сын, сущий в недрах Отца, Он явил Его» (Ин.1.18) – возвещает апостол Иоанн Богослов. Но как мог Авраам насытить трапезой Ангела Иеговы: «И явился ему Господь у дубравы Мамре, когда он сидел при входе в шатер, во время зноя дневного.  Он возвел очи свои и взглянул, и вот, три мужа стоят против него. Увидев, он побежал навстречу им от входа в шатер и поклонился до земли,  и сказал: Владыка! если я обрел благоволение пред очами Твоими, не пройди мимо раба Твоего» (Быт. 18, 1-3)? Как понять Божественное видение Иакова Бога вершине ангельской лестницы: «И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. И вот, Господь стоит на ней и говорит: Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака. Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему; и вот Я с тобою, и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь; и возвращу тебя в сию землю» (Быт. 28.12-16)?

Как осмыслить таинственную борьбу Иакова с Богом: «И остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появления зари; и, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним. И сказал: отпусти Меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня.  И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков.  И сказал: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь. Спросил и Иаков, говоря: скажи имя Твое. И Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем? И благословил его там.  И нарек Иаков имя месту тому: Пенуэл; ибо, говорил он, я видел Бога лицом к лицу, и сохранилась душа моя» (Быт. 32. 24-30)?  Как пророк и вождь Моисей мог видеть «задняя Бога»: «И потом сказал Он: лица Моего не можно тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых.  И сказал Господь: вот место у Меня, стань на этой скале;  когда же будет проходить слава Моя, Я поставлю тебя в расселине скалы и покрою тебя рукою Моею, доколе не пройду; и когда сниму руку Мою, ты увидишь Меня сзади, а лице Мое не будет видимо»  (Быт. 33. 20-23)? Кто вывел евреев из Египта? Кто дал Закон на Синае? Кто заключал Завет с Израилем? Кто воздвигал вождей и пророков? Кого многократно предавал народ Божий в ветхозаветные времена?  О ком пророчествовали пророки великие и малые? Кто являлся пророку Илие на горе Хорив после огня в «веянии тихого ветра» (3 Царств 19.12)? О ком в символах и «тенях» твердил весь богослужебный строй древней ветхозаветной церкви? Чьи страдания олицетворял жертвенник всесожжения с четырьмя медными рогами?

jertvennik

 

Сын Божий предстоял в образе Ангела Господня Аврааму и вывел его из Ура Халдейского. "Единородный от Отца" благословил Иакова с вершины Небесной Лестницы и "боролся" с ним, укрепляя дух будущего патриарха в  борениях со страхами. "Спину" Бога-Сына было даровано узреть боговидцу Моисею на горе Симнай. Грядущий "Агнец Господень" освободил народ Свой из четырехсотлетнего египетского рабства. Он возвестил Израилю, через пророков Своих, что «нашел его при дороге, перевязал пуповину, спеленал и кормил молоком». Отчий Сын собирал много сотен лет «чад своих, как птица птенцов своих под крылья». Совсем скоро  «Первенец» отречется от своего Ангела Господня, от Бога Сущего, сшедшего к нему с небес, ославит Его, предаст и распнет Его на кресте! Слезы Христа не малодушие тысячелетнего педагога. Они вызваны бесконечной любовью к Израилю. Не смотря на тьму чудес, дарованный Закон, десятки пророков, божественной помощи в государственном устроении, рождению великих вождей и святых подобных Аврааму, Моисею, царю Давиду,  Пророку Илие, первосвященнику Ездре, мученикам Маккавейским, Предтече Иоанну Крестителю, народ еврейский не удержится  в любящей деснице Господней и отпадет от своего Спасителя: «Се оставляется дом ваш пуст». По силе сотериологического значения это иррациональное отвержение долгожданного Мессии в некоторой степени сопоставимо с грехопадением Адама. Его можно назвать – вторым вселенским падением. Адаму в раю была дарована полнота бытия, божественная плирома любви и бесконечный потенциал познания. По неведомым для нас причинам первый человек не устоял в Любви Божий, он «прельстился» безграничным произволом и возможностью тварной себялюбивой автономии. Ветхозаветный Израиль, опекаемый Богом на протяжении почти двух тысяч лет, тоже оказался «прельщёным», недостойным «райской», Обетованной земли.

вербный праздник

Сегодня мы, новый народ Божий встречаем Христа, входящего «во град Иерусалим», в Церковь Новозаветную. В этот торжественный день мы празднуем свое духовное «первенство». Мы птенцы гнезда Христова!  Он собрал нас под Свои божественные крылья. Исходя из канонов поместного Оранжского собора: «Если кто скажет, что по призыванию со стороны человека может быть дарована благодать Божия, а не сама благодать Христова делает так, чтобы мы ее призывали, тот противоречит Исайи пророку или Апостолу, то же самое говорящему: "Я был обретен не искавшими меня; открылся не вопрошавшим обо мне" (Рим 10, 20; ср. Ис 65, 1), не мы сами «явились, не запылились» у церковного порога, а Любовь Христова привлекла нас к Себе, ибо Он сам предрек, что «когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе" (Ин.12:32). Ныне мы суть «Первенец» Божий, Новый духовный Израиль. Он воссоздал нас Своею Кровью. Богочеловек вновь грядет с великой славой на землю. В небесной славе божественное лицо Христово, обращенное к воскресшему роду человеческому, уже никогда не будет омрачено навсегда угасшими словами: «Се, оставляется вам дом ваш пуст!» Ибо Господи, мы в «сей день узнали, что служит к нашему миру. Он не сокрыт от наших глаз. Мы узнали время посещения Твоего!» (Лк 19. 44). В Церкви нет праздника «Страшного Суда». Она не празднует «Память гибели Содома и Гоморры». «Смерть грешника люта», но она не вызывает никакого эсхатологического интереса. Христос не только учил о Царстве Небесном. В день торжественного входа в Иерусалим Он  распечатал вхождение в него, открыл  путь к нему на земле в «силе и славе» Божией. Поэтому разбойник вместе со Христом «днесь» оказался в Раю, и каждый христианин может стать вечным «гражданином» Государства Благодати, благословенного Царства Святой Троицы. «Осанна!» - мы радуемся в сегодняшний праздник. Мы свидетельствуем миру и высоко поднимаем  тихое сияние вербного пучка, что Царство Христово жительствует на земле и «жительствует с избытком», что черное царство греха, «не устоит, разделившись само в себе» под единым натиском Креста и Воскресения. Оно рухнет в бездну, как все прежние мировые царства и мировые империи, а Божье Царство устоит и пребудет вечно, как Сама Любовь. И Бог «сотрет всякую слезу с очей наших», растворит в своей вечной радости всякую земную печаль. И, конечно, Сам больше никогда не заплачет. Время слез пройдет навсегда и для Бога и для человека.