Храм Вятки с 300-летней историей

matrona_moskovskaya_icon

 

Вечером 8 марта 1998 года в Неделю Торжества Православия по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II на Даниловском кладбище в Москве были обретены честные останки подвижницы благочестия XX века блаженной старицы Матроны. Гроб с честными останками старицы Матроны был доставлен в Данилов монастырь и помещен в надвратном храме во имя преподобного Симеона Столпника.

Небесный град блаженной Матроны

Небесный град блаженной Матроны

Царство Божие – это Царство зрячих людей. Все  духовные таланты святых – прозорливость, чудотворения, сверхъестественная эмпатия, целительство, непобедимая радость, надмирная мудрость, суть подлинного видения мира -вселенной во Христе. Везде и во всем святым виделась зиждительная и животворящая сила Сына Божьего. Красноречивый пример подобной  духовной зрячести и явила в двадцатом столетии блаженная Матрона Московская. 

Она родилась слепой и до конца жизни ее глаза были неспособны к видению света. Больше того. Матрона была не просто слепая, у нее совсем не было глаз. Глазные впадины закрывались плотно сомкнутыми веками, как если бы человек сильно зажмурился. Однако, еще в детстве Господь даровал ей таинственное духовное зрение. В ее житие сказано: «В младенчестве по ночам, когда родители спали, она пробиралась в святой угол, непостижимым образом снимала с полки иконы, клала их на стол и в ночной тишине играла с ними». 

Девочку Матрону часто дразнили дети, даже издевались над нею: они стегали ее крапивой, зная, что она не увидит, кто именно ее обижает; сажали ее в яму и с любопытством наблюдали, как она на ощупь выбиралась оттуда и брела домой. Поэтому она рано перестала играть с детьми и почти всегда сидела дома. С восьмилетнего возраста у Матроны открылся дар предсказания и исцеления больных. Близкие стали замечать, что ей ведомы не только человеческие грехи, преступления, но и мысли. Она чувствовала приближение опасности, предвидела стихийные и общественные бедствия. По ее молитве люди получали исцеление от болезней и утешение в скорбях. Удивительно, но на протяжении всей жизни слепую блаженную Матрону окружали иконы. 

В комнате, где она прожила впоследствии особенно долго, было целых три красных угла, а в них — иконы сверху донизу, с горящими перед ними лампадами. Матрона имела и обычное, как и у зрячих людей, представление об окружающем мире. На сочувственное обращение близкого к ней человека, Зинаиды Владимировны Ждановой: «Жаль, матушка, что вы не видите красоту мира!» — она как-то ответила: «Мне Бог однажды открыл глаза и показал мир и творение Свое. И солнышко видела, и звезды на небе, и все, что на земле, красоту земную: горы, реки, травку зеленую, цветы, птичек». Если учесть, что у блаженной еще в девичестве  парализовало ноги, и она на всю жизнь осталась «сидячей», то становится ясно, что «горы» и многое другое она не могла увидеть  физическими очами из окна. Господь открыл ей обширные пределы мира, его красоту и разнообразие форм в особом таинственном созерцании, когда даже полевой цветок явился для нее прекрасней, чем «Соломон во всей славе своей» (Мф. 6. 29). Говоря богословским языком, Бог открыл ей логосы вещей в единстве с видимыми формами тварных феноменов.  Благодаря благодатно-нравственному подвигу блаженной Матроны духовно прозрели тысячи людей.

matrona2

 

 «Без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15.5) не призывающие к сотрудничеству с Богом  слова, а свидетельство Христа о Его духовно-творческой взаимосвязи со всяким добрым начинанием на земле и на небе, о провале любого высокого дела без благодатного содействия  Сына Божьего.  Церковь призывает смотреть верующих на мир, как через Царские Врата, трудясь и ободряясь в Таинствах,  ожидая явления Силы и Славы Господней не только над каждым человеческим сердцем, но над всей видимой и невидимой Вселенной, когда «будет Бог все во всем» (1 Кор. 15.28). 

Удивителен духовный подвиг блаженной Матроны, но до конца ли мы осознали его величие и мужество? Изображение святой старицы на иконе чаще всего  с прикрытыми глазами скорей всего свидетельствует об обратном. Мы до сих пор, словно не  в силах оторваться от ее телесного смиренного образа и взглянуть на нее очами Церкви, чтобы запечатлеть земной лик блаженной с подобающим небесным, «царственным» достоинством. 

Об этом в частности пишет митрополит Илларион Алфеев  в своей работе, посвященной богословию иконы. 

sf-cuv-matrona-din-moscova-14

Икона – не  прижизненный благоукрашенный портрет 

«Икона – не портрет, она не претендует на точную передачу внешнего облика того или иного святого. Мы не знаем, как выглядели древние святые, но в нашем распоряжении имеется множество фотографий людей, которых Церковь прославила в лике святых в недавнее время. Сравнение фотографии святого с его иконой наглядно демонстрирует стремление иконописца сохранить лишь самые общие характерные особенности внешнего облика святого. На иконе он узнаваем, однако он иной, его черты утончены и облагорожены, им придан иконный облик. 

Икона являет человека в его преображенном, обоженном состоянии. Поэтому плоть его изображается существенно иной, чем обычная тленная плоть человека. Икона – трезвенная, основанная на духовном опыте, передача духовной реальности. Если благодать просвещает всего человека, так что весь его духовно-душевно-телесный состав охватывается молитвой и пребывает в божественном свете, то икона видимо запечатлевает этого человека, ставшего живой иконой, подобием Бога. 

Христианская аскеза есть путь к духовному преображению. И именно преображенного человека являет нам икона. Преображенного, а не ущербного. Плоть человека на иконах разительно отличается от плоти, изображаемой на живописных полотнах: это становится особенно очевидным при сопоставлении икон с реалистической живописью Ренессанса. Сравнивая древнерусские иконы с полотнами Рубенса, на которых изображена тучная человеческая плоть во всем ее обнаженном безобразии, Е. Трубецкой говорит о том, что икона противопоставляет новое жизнепонимание биологической, жизни падшего человека. Главное в иконе, считает Трубецкой, – «радость окончательной победы Богочеловека над зверочеловеком, введение во храм всего человечества и всей твари». 

matrona_800x553

Икона, продолжает Трубецкой, есть «прообраз грядущего храмового человечества. И, так как этого человечества мы пока не видим в нынешних грешных людях, а только угадываем, икона может служить лишь символическим его изображением. Что означает в этом изображении истонченная телесность? Это – резко выраженное отрицание того самого биологизма, который возводит насыщение плоти в высшую и безусловную заповедь. Изможденные лики святых на иконах противополагают этому кровавому царству самодовлеющей и сытой плоти не только «истонченные чувства», но прежде всего – новую норму жизненных отношений. Это – то царство, которого плоть и кровь не наследует». 

Икона святого показывает не столько движение к цели, сколько саму цель. На иконе перед нами предстает человек, не борющийся со страстями, но уже победивший страсти, не взыскующий Царства Небесного, но уже достигший его. Поэтому икона не динамична, а статична. Главный герой иконы никогда не изображается в движении: он или стоит или сидит. 

По той же причине святой на иконе никогда не пишется в профиль, но почти всегда в фас или иногда, если того требует сюжет, в полупрофиль. В профиль изображаются только лица, которым не воздается поклонение, т.е. либо второстепенные персонажи (опять же, волхвы), либо отрицательные герои, например, Иуда-предатель на Тайной вечери. Животные на иконах тоже пишутся в профиль. Конь, на котором сидит святой Георгий Победоносец, изображен всегда в профиль, так же как и змий, которого поражает святой, тогда как сам святой развернут лицом к зрителю. 

Та же причина – стремление показать человека в его преображенном состоянии – заставляет иконописцев воздерживаться от изображения каких-либо телесных дефектов, которые были присущи святому при жизни. Человек, у которого не было одной руки, на иконе предстает с двумя руками, слепой предстает зрячим, и носивший очки на иконе их «снимает». В этом смысле не вполне соответствующими иконописному канону следует признать иконы блаженной Матроны Московской, на которых она изображена с закрытыми глазами: несмотря на то, что она была слепой от рождения, на иконе она должна изображаться зрячей. С закрытыми глазами на древних иконах изображались не слепые, а мертвые – Божия Матерь в сцене Успения, Спаситель на кресте. Феофан Грек изображал с закрытыми глазами, с глазами без зрачков или вовсе без глаз некоторых аскетов и столпников, но все они при жизни были зрячими: изображая их таким образом, Феофан хотел подчеркнуть, что они полностью умерли для мира и умертвили в себе «всякое плотское мудрование». 

original-1

По учению святителя Григория Нисского, после воскресения мертвых люди получат новые тела, которые будут так же отличаться от их прежних, материальных тел, как тело Христа после Воскресения отличалось от Его земного тела. Новое, «прославленное» тело человека будет нематериальным, световидным и легким, однако оно сохранит «образ» материального тела. При этом, по словам святого Григория, никакие недостатки материального тела, как, например, различные увечья или признаки старения, не будут ему присущи. Точно так же и икона должна сохранять «образ» материального тела человека, но не должна воспроизводить телесные недостатки». 

Царственная зрячесть 

Чему нас может научить житие блаженной Матроны, ее духовная, «царственная зрячесть»? Мир в подлинных своих основаниях познается только целостно,  необходимо духовно, «свыше» прозреть, чтобы  «увидеть» мировые взаимосвязи, правильную иерархичность земных форм, явлений и обстоятельств, сердце свое и самое главное – собственный спасительный путь в Царство Небесное.  Познание мира и себя неотделимо от познания Бога. Оно осуществляется через Сына посредством  пятидесятнических даров Святого Духа. Подлинное познание совершается не одиноким «плотяным» интеллектом, а верой, основанной на личной встрече со Христом, как это произошло со святой Матроной. Она была слепая, но видела этот мир духовными очами, зраками души! Вспомните сотни случаем видения святыми того, что происходило за сотни и тысячи километров. Это тоже все примеры душевидения. Есть примеры того как святые видят в полной темноте подобно кошкам и зорко подобно орлам даже обычными физическими актами. Видят далекое прошлое  и созерцают будущее! Будущее не только нашего мира, а даже и грядущего Царства Небесного: «И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет.  И я, Иоанн, увидел святой город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего. И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их. И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло» (Откр. 21. 1-4). 

Блаженная матрона

Образы Рая нам тоже даны через видения, а основная характеристика будущего Царства Небесного это уже не сад, а город, нечто само по себе завершенное, очерченное. Город прекрасный, сходящий свыше! Все это, разумеется, только «тени и подобия», но в них есть одно  важное свидетельство: будущий мир будет не только не лишен  своих предметных  форм и цветового множества, но они будут в нем еще более разнообразны, чем в нашем. Мир останется материальным. Мы не будем в Царстве Света, как одно бесконечное сияющее облако психическо-духовной самосознающей себя энергии, плавающее в золотой бездне Божественной Любви и Славы. Образ «города»  - «новой земли и нового неба» говорит нам, что в новом мире будет не только форма и цвет, но и  новая пространственная протяженность, и некая длительность; не время и не вечность, ибо вечность по определению  это только принадлежность Бога. То, что имеет начало, как Царство Божие, не может именоваться вечностью. В новом мире будет своя новая система координат, отличная от нашей трехмерной (да и трехмерной ли?). Она будет существовать, как материальная среда жизни и деятельности, как вещественная носительница благодати! Это и понятно, иначе и не имело смысла его  - «Иерусалим, сходящий свыше» - создавать, чтобы потом оставить только одни людские души, стоящие лицом к лицу с веселящимися в духовном эфире полками ангелов! И, без всякого сомнения, мы «увидим»  во вратах этого Небесного Града блаженную Матрону, смотрящую лучистыми очами на каждого, входящего во врата. Такими очами, которые мы могли бы, хотя бы отдаленно, «как сквозь тусклое стекло», прикровенно увидеть прямо сейчас на ее иконописном лике, если появится, наконец, иконописец, у которого достанет  духовного мужества и прозрения изобразить ее с широко открытыми глазами, источающие любовь и евангельский покой, нерушимую безмятежность ее духа.