Храм Вятки с 300-летней историей

x_e34d53ff

Святитель Николая Японский 

В глубокой древности люди замыслили построить башню вавилонскую, но Бог сошел и смешал язык их, так что один не понимал речи другого, «и разсея их оттуда Господь по лицу всея земли» (Быт. 11, 8). Но ведь и была создана вся земля для рода человеческого. Этим рассеянием Господь не стремился разобщить людей между собою. Бог связал их едиными внутренними узами, и поэтому первоначально люди не теряли чувства единения в любви. Встречая друг друга, они в любое время и при любых обстоятельствах являли эту любовь. Примерами того могут служить бесчисленные случаи проявления жителями Азии сочувствия и сострадания к европейцам. В подобные моменты мы видим, что в роде человеческом не оскудевает стремление к единению. Но достигается это не за счет собственных усилий человечества, ибо стяжать это только своими усилиями человеку невозможно. Все творение Божие исполнилось совершенства только с пришествием Самого Господа, Спасителя нашего. 

Великое множество свидетельств тому обретаем мы в святом Евангелии. Вспомним, как Сам Господь учил единению людей, например, в притче о милосердном самарянине (Лк. 10, 25-37), или то, как Он прежде своего вознесения на Небо заповедал Своим ученикам: «Шедше убо научите вся языки» (Мф. 28, 19). Господь не только словом проповедовал любовь, но всею Своею жизнью явил эту Божественную любовь к человечеству и призвал его к единству. 

Такой же призыв слышим мы и в ангельском славословии Бога, звучавшем, когда Господь наш сошел на землю (Лк. 2, 14). Вот так становится понятным, что и самое воплощение Сына Божия повелевало всем людям сплотиться воедино.

 6864

 

Святитель Николай Японский со своей японской паствой

Особенно это становится явным чрез размышление о Таинстве Евхаристии. Устанавливая это Таинство, Господь научает всех нас соединяться любовью в одну семью, прежде чем приступать к сему таинственному Брашну. Через него мы приобщаемся к роду сынов Божиих, перестаем быть просто сынами Адама. Этого не могут сделать никакие человеческие усилия или заслуги, воистину только через участие в этой таинственной Трапезе мы соделываемся чадами Божиими. Подобно тому, как сосцы матери питают младенцев, подобно тому, как воды земли питают людей, так Плоть и Кровь Господа Иисуса Христа питают наш дух, и чрез это мы возрастаем в Единое Тело Христово. Некоторые видят в этом Таинстве лишь условное обозначение Христа, но мы с вами веруем, что здесь нам истинно предлежит Тело Самого Иисуса. 

Наше собственное тело - предмет объективной реальности. Наш дух - реальная субстанция. Чтобы питать этот реальный организм, употребляют реальную пищу. Ибо сколько бы мы ни писали и ни читали названий различных яств, ни вызывали бы их образов в нашем воображении, насытить голодное и жаждущее тело мы не сможем. Никакой символики недостаточно для удовлетворения голода и жажды. Точно так же, для такой реальной сущности, как наш дух, совершенно необходимо реальное Брашно - Тело Христово. И мы, вкушая от того, что истинно есть Брашно и истинно есть Питие, соделываемся не просто семенем адамовым, но истинными сынами Отца Небесного. 

Сегодня вы приступаете к сему таинственному Брашну не только ради самих себя, но и ради того, чтобы вся Япония через Плоть и Кровь Христовы стала родом сынов Божиих. Пусть вы немногочисленны, но среди японцев вы представляете сегодня это великое братство. Если без должного рассуждения принимать самую полезную снедь, то она будет уязвлять наше чрево, и мы не только не получим для себя никакой пользы, но, напротив, нанесем себе большой вред. Вполне понятно, что то же самое надо сказать и об этой таинственной и страшной Трапезе. По слову святого апостола Павла, «да искушает же человек себе, и тако от Хлеба да яст и от Чаши да пиет. Ядый бо и пияй недостойне, суд себе яст и пиет, не разсуждая Тела Господня» (1 Кор. 11, 28 - 29). От недостойного причащения Плоти и Крови Христовой обретаем мы себе великую пагубу. 

Но поскольку вы, к счастью, приуготовляли себя к этому Таинству в течение целой недели усердной молитвы и покаяния, то непременно восприимете в души ваши «благодать на благодать» (Ин. 1, 16) - разумею те духовные сокровища, которые дарует сие великое Таинство, соделывающее нас сынами Божиими. 

Протоиерей Андрей Ткачев 

Чувство соборности – это ощущение связи с Церковью, рассеянной по Земле, и с «торжествующим собором и церковью первенцев, написанных на небесах» (Евр. 12: 23). А раз так, то все гораздо легче и радостнее, чем кажется на первый взгляд при усмотрении пошлости в повседневности. 

Можно молиться: «Господи Иисусе Христе, молитвами всех кающихся пред Тобою прими и мое покаяние»; «Молитвами всех искренне постящихся и смиряющих пред Тобою сердца свои научи и меня поститься». Так мы вступим в область духовного общения не просто с теми, кого привычно называем «братья и сестры», а с настоящими братьями и сестрами по духу молитвы и покаяния, с реальными родственниками большой церковной семьи.

  gSu82_XnWUc

Можно и нужно не только молиться о милости для себя по молитвам их, но просить также: «Господи, прими всех обращающих сердца к Тебе. Выслушай людские мольбы и просьбы. Прости грехи всем, кто плачет о своих грехах». В силу того что молитва веры не бывает бесполезной, хоть одну душу и хоть на секунду мы таким образом поддержим. 

Подобные молитвы есть истинная соборность и настоящая победа над мелким эгоизмом и заплесневелым индивидуализмом, засевшим в мозги нашего современника, как неотвязная мелодия пошлого шлягера. Это подобие тех молитв, которые приносятся в субботу накануне Прощеного воскресенья. В этот день Церковь совершает память всех мужей и жен, которые достигли подлинной святости в посте и молитве. Это преподобные и юродивые. Их молитвенной помощью стремится заручиться Церковь, чтобы те, кто оружием поста посрамил диавола, помогли и нам в подобной борьбе. 

Итак, никто из нас не является воином-одиночкой. Каждый из нас, напротив, должен занять свое место в общем строю. Дисциплинированное войско, послушное командиру (даже если каждый в отдельности воин далеко не «универсальный солдат»), всегда разгромит врага, в рядах которого каждый боец – храбрец и герой, но общая дисциплина и единство отсутствуют. 

Чувство духовного локтя и ощущение принадлежности к великому войску, возглавляемому воскресшим из мертвых Иисусом Христом, способно будет превратить нашу личную слабость в соборную силу. И то, что до поста и без поста годами не удавалось изменить в своей бедной душе, поддастся изменению силою благодати, даруемой от Бога постящейся Церкви. 

Так что вперед, Христовы воины, навстречу Воскресшему! Се бо прииде Крестом радость всему миру! Вперед, укрепляя и ободряя друг друга, и спин врагу не показывать! Добавим мысленно на время поста три слова в Символ веры: «Верую во едину Святую Соборную, вступившую в подвиг поста, Апостольскую Церковь!» 

Протоирей Игорь Шестаков 

В первые дни поста как-то особенно себя чувствуешь, окрыляешься, забываешь о суете, умиротворяешься, согреваешься сердцем. Сейчас, уже два десятка лет прослужив алтарю Господню, великопостных напевов, канона святого Андрея Критского и молитвы преподобного Ефрема Сирина ожидаю с нетерпением. Кто-то скажет: «А что еще священнику делать?» А кто-то возопит: «Нам некогда молиться и поститься, нам трудно и малопонятно все это продолжительное чтение и пение, мы живем проблемами сегодняшнего дня, мы устаем и раздражаемся, и оставьте нас с вашим постом, нам и так есть нечего!» Что ответить? Беда наша в том, что мы не смотрим в самую суть поста как деяния свободной воли и любви к Богу. Мы вообще очень мало говорим о свободе воли, свободе в истине и любви, неоправданно мало! Мы должны почувствовать необходимость поста, должны захотеть поститься в покаянии, смирении и воздержании, не пеняя тем, кто в эти святые дни ведет себя иначе. Тогда вдруг понятными станут слова песнопений и молитв, обращаемых к нам. Почувствовать себя человеком духовным можно, ополчаясь и воинствуя против праздности, уныния, любоначалия и празднословия. Против лености и вялости души. Против дебелости и расслабленности духа. Это пассионарное действие, и на него решаются только те, кто хочет не по имени, а по делам быть христианином.

 PBX5c8IiMcQ

Протоиерей Василий Мазур 

Нельзя стать совершенным за один пост, но можно и нужно приближаться к совершенству хотя бы на один шаг во время каждого поста. Пост в пище по силам каждому христианину, но мера строгости его бывает различной. Одна мера для монахов и духовенства, другая – для мирян. Умение поститься приходит со временем от поста к посту. 

Пост не должен стать источником ссор в семье, когда один из супругов не пришел еще к необходимости поститься, а другой искренне этого желает. Пост должен принести радость, а не печаль. Молитва во время поста, соединенная с кротостью и терпением, может поднять супружеские отношения на качественно новый уровень. 

Посещение великопостных богослужений, столь трогательных и умилительных, является не столько долгом, сколько потребностью кающейся души. Но, конечно же, не должно быть из-за этого никаких конфликтов ни на работе, ни дома. 

Иеромонах Макарий (Маркиш) 

 Что должно стать главным в дни поста? Ответ, по опыту – церковному и своему, должен быть в «относительных» терминах, а не в абсолютных. Не требовать от человека: ешьте то-то, читайте такие-то молитвы, ходите в церковь тогда-то, но предложить следующее: 

– всей семьей (если таковая имеется) определить порядок питания для детей и взрослых на все время поста (например, сладости только по субботам и воскресеньям и т.п.) и попросить священника благословить соблюдение этого порядка; 

– также определить порядок просмотра телевизора (от ограничения до полного выключения); 

– увеличить продолжительность личных (общесемейных) молитв; 

– назначить время для личного или общесемейного чтения православной литературы, _подходящей для всех; 

– назначить время для прихода в храм в будни, подготовиться к участию в великопостных богослужениях (найти тексты Покаянного канона, повечерия, литургии Преждеосвященных даров, служб Страстной седмицы); 

– помогать друг другу (тактично, ненавязчиво) более внимательно и серьезно готовиться к исповеди, исповедаться несколько раз за время поста и по возможности причащаться святых таин; 

– также, с помощью близких или самостоятельно, поставить и решить какие-либо конкретные нравственные задачи (избавиться от той или иной привычки, например курения, навестить кого-то, кто нуждается в вашей помощи, внести ощутимые пожертвования на какое-либо дело и т.п.). 

Чего делать не надо: давать зароков «на пост» о воздержании от какого-то греха, вредной привычки: если это грех, то от него надо избавляться навсегда. Так, например, если у вас «проблемы» с алкоголем и вы дадите зарок не пить в пост, это значит, что вы будете семь недель предвкушать выпивку и встретите святую Пасху как свинья.

 ZmlWzgGVaQk

 Протоиерей Сергий Вишняков 

Необходимо понять, что Великий пост – не просто какой-то отрезок нашего жизненного пути, а образ всей нашей жизни – так учили святые отцы. Во время работы над собой надо разобраться: что больше мучает совесть, что мешает жить, от чего хотим избавиться. И стараться приложить максимальные усилия, чтобы этого достигнуть через пост, покаяние и молитву. 

С другой стороны, безусловно, пост по продолжительности напоминает своего рода десятину года, которую мы отдаем Богу, то есть это жертва Богу. Вот и нужно жертвовать. Допустим, человек имеет невинную на первый взгляд привязанность: любит щелкать семечки. Вполне постная пища, но хорошо бы попробовать научиться воздержанию в малом, ведь, по слову апостола Павла, «ничто не должно обладать мною» (1 Кор. 6: 12). Или, например, постараться воздержаться постом от множества «вкусняшек». Не говорю уже о том, что необходимо воздержаться и от прочих действий, способствующих рассеянию. 

И в мегаполисе человек вполне способен сохранять трезвение. Мы не все одинаково должны жить, но каждый – в меру своей веры, сообразуясь с условиями своей жизни. Что касается воздержания от еды, то все индивидуально: как можете, так и поститесь, но понуждая себя к воздержанию. Одному будет достаточно воздерживаться от мяса, второму – построже попоститься, а третьему необходимо воздержаться от сладкой пищи. Простой принцип: «все мне позволительно, но не все полезно» (1 Кор. 6: 12). У гордости две крайности: либо все – либо ничего. А средним путем гордый не может идти. Все должно быть в меру, чтобы наше тело не мешало нашему уму молиться. 

Сверх сил в эту – первую – неделю брать на себя подвигов не надо. Послабляется пост больным, учащимся, беременным. Чрезмерное утомление тела постом является таким же вредительством, как и переедание. Как тебе молиться, если уже падаешь, ноги подкашиваются на молитве от истощения? Опыт церковной истории: уже древние подвижники осознали, что, оказывается, поститься легче, чем бороться с помыслами, проще спать на земле, чем прощать. И уже с тех времен изменилось отношение к аскетизму, к работе над собой. 

Если же женщина дома сидит с детьми и не может прийти в храм на канон преподобного Андрея Критского, то этот канон она может и дома прочесть (сейчас книжек хватает), даже ночью, как делали наши благочестивые бабушки. 

И самое главное во время поста – не в себе замкнуться, а постараться себя исправить. Не стоит заниматься самоедством. Мы далеки от совершенства, в себе можем такое рассмотреть, от чего «крыша поедет», поэтому от того, что в себе увидел, надо поскорее избавиться через исповедь. А иначе отчаяние и уныние захлестнет, если только рассматривать свои грехи. Внешне мы должны быть радушными и приветливыми. Помнить, что мы – чада Отца нашего Небесного. 

Священник Георгий Казанцев 

Актуально во время поста ограничить информационные воздействия (телевизор, интернет). Часто такое воздержание становится более трудным, чем ограничение в пище. Что касается наших забот, то часто мы их умножаем для себя сами. О некоторых из них на время поста можно благополучно забыть. 

А самое главное, как я считаю, на время поста поставить себе задачу – изжить какой-либо конкретный, хотя бы маленький, грех. Без этого пост пройдет вхолостую. Можно поставить себе программу чтения на Великий пост. Например, прочитать какую-то часть Священного Писания, какую-то книгу из аскетических творений святых отцов, например преподобного аввы Дорофея, святителя Игнатия (Брянчанинова) или святителя Феофана Затворника. Пост должен быть временем приобщения к чтению святоотеческой литературы. 

Священник Владимир Войтов 

С каким внутренним настроем мы начинаем любое дело, с таким его и продолжим. Так же и с постом: с каким настроением вошел в пост, с таким, скорее всего, его и проведешь, в том же духе. А значит, к первой неделе поста надо отнестись особо ответственно. Типикон предписывает в первые два дня Великого поста совершенное неядение. Однако наш Типикон вышел из древнего монастыря преподобного Саввы Освященного, имевшего строжайший устав, поэтому считаю, что для мирян такое жесткое правило неприемлемо. Как-то у старообрядцев спросил: «Сколько дней вы не едите на первой седмице Великого поста?» «Один день», – ответили. Они и то сократили это правило, хотя строго соблюдают букву устава. Кстати, знаю нескольких православных, которые в дни первой седмицы вообще ничего не едят до субботы. Всю неделю «подвижники» ходят «зеленые», психика у них, можно сказать, «на нуле». Под конец пятницы их уже ветром шатает от истощения… Я против такой практики. По предсказанию древних отцов и по общему мнению святых отцов последнего времени, крайние аскетические подвиги от нас, современных православных, отняты по причине нашей зараженности гордостью. Такие «экстремальные» подвиги не пойдут нам в пользу, а будут питать только гордость: «Я не как все!..» Очень трудно от этого чувства избавиться. 

Беременным, кормящим матерям, детям, старикам и больным пост ослабляется, вплоть до нулевого уровня. Для того, кто выполняет тяжелую физическую работу, тоже должны быть послабления. Человек должен чувствовать: если идет изнурение, издевательство над своим телом, то надо, посоветовавшись со священником, пересмотреть свой постный рацион. 

Пост не должен приводить в состояние уныния, печали. «Постимся постом приятным», – в стихирах поется. Приятным не в смысле пищи, а в смысле благотворного влияния на душу, а если это не так, значит, надо свой пост изменять. 

Пост – это упражнение в воздержании, маленький аскетический подвиг, который мы можем нести. Упражнение в воздержании воспитывает трезвение, то есть внимание к себе, способность сдерживать себя, управлять своими эмоциями и чувствами.

  b8jB-dRdHPo

А вообще мирянину необходимо, учитывая его обстоятельства жизни, ходить на службы по своему личному усмотрению. У каждого своя мера упражнения в воздержании, поэтому необходимо принимать во внимание возраст, болезненность, тяжесть своей работы. Хорошо взять на Великий пост или хотя бы на первую его седмицу маленькое отдельное дополнительное правило в середине дня, например 30 молитв Иисусовых и пять земных поклонов, но совершать это правило именно так, как учат святые отцы: неспешно, внимательно и с благоговением. Почему именно в середине дня? Потому что утром и вечером мы всегда помолимся дома или в храме, а вот в середине дня нас больше всего захватывает суета. Ее и надо разбить обращением к Богу: потратить всего несколько минут и спокойно помолиться этой краткой молитвой Иисусовой. Это воспоминание Бога, восстановление связи с Ним, покаяние пред Ним обязательно даст мир Христов нашей душе. Кто пробовал так делать, тот знает, какую пользу это приносит.