Храм Вятки с 300-летней историей

 

мытарь и фарисей

Притча  «О мытаре и фарисее» раскрывает  два полярных типа религиозного сознания: горделивого праведника и смиренного грешника. Именно в этих пределах пребывает всякое сознание человека, устрояющего свою жизнь перед лицом Божиим. Всякое другое состояние человеческой души находится вне спасительного круга  и именно поэтому в притче ничего не говорится о циничных безбожниках, жестоких грабителях, фанатиках-террористах  и прочих автономногибнущих представителях рода человеческого. Они не вычеркнуты Христом из списков спасения. Двери  для покаяния широко открыты круглосуточно, но войти в них человек должен только сам. Евангельская притча всегда локальна и линейна. Она  затрагивает какую-то одну существенную сторону взаимоотношений Бога и человека. Поэтому в притче «О мытаре и фарисее», учащей духовно-верным  основам молитвы, примером и антипримером служат два персонажа, соответственно «мытарь» и «фарисей». Христос не осудил «фарисея". О нем буквально сказано следующее: «Сказываю вам, что сей («мытарь») пошел оправданным в дом свой более, нежели тот» (Лк.18, 14).  Почему в притче не могли в храм вместе с «мытарем» и «фарисеем»  войти «книжник», «бедная вдовица», «левит»?  Неужели не существует других образов предстояния перед Богом, кроме как «мытаря» и «фарисея»? Не существует. Все прочие образы пролегают на молитвенной линии между «мытаревой» и «фарисейской» точками предстояния. Разве великий пророк Илья или Предтеча Иоанн Креститель, стоявший на рубеже двух Заветов, ощущали себя смиренными праведниками?. Они чувствовали себя смиренными грешниками и заходя  в храм Божий, так же как Евангельский мытарь, стояли и били себя в грудь: «Господи, буди милосерден ко мне грешному».

встреча 3 

Притча «О блудном сыне» показывает причину, почему же подобное происходит. В узком  эклизиологическом смысле Евангельская притча описывает отношение к Богу всех ветхозаветных народов. Еврейский, Богоизбранный представлен в ней под образом «жестоковыйного», праведного «старшего брата», прочие языческие народы изображается в символической истории падения «младшего». Но Святые Отцы толковали притчу гораздо шире. Под «младшим сыном» они подразумевали  согрешившего райского Адама, и как следствие, по единству природ с родоначальником человечества, каждого человека.  Любой из людей, рождаясь на земле, обретая с возрастом личностную автономию, начинает «удобонаклоняемо» считать, что имеет законную часть от «имения отца» Небесного подобно «блудному сыну». Это, как говорится, у нас в крови. Думал ли последний, что получив отцовское наследство, он придет к тому, что будет жить со свиньями?

блудный сын

 Скорей всего «младшему сыну» представлялось, что его до самой смерти будет окружать самое лучшее, самое жизнерадостное, самое высокодуховное общество! Прекрасные люди -  умные мужчины, красивые женщины - наполнят его светлый и просторный дом до краев, как шампанское хрустальный бокал.  Дорогостоящие кушанья на золотых подносах никогда не перестанут  источать на изобильных столах благоутробный аромат. Тщетные надежды!   Вместо прекрасного общества в самом скором времени  последовало общество откромленных  свиней. Самым непостижимым для грешника образом вместо жирной и сладкой пищи  уста его наполнила сухая поросячья еда, вместо роскошной одежды плечи едва покрыло засаленное нищенское рубище. Страшный освиняченный  образ « младшего сына», не только символизирует жизнь Адама после грехопадения, пожелавшего «стать Богом без Бога», он, в разной степени, приложим ко всем людям. Жизнь без Бога и Евхаристии, Христос называет «жизнью со свиньями», бесплодным существованием в животно-сладостном  поедании «свиных рожцов».

 встреча 4

Пропуская многие притчевые  события, обратим  особое внимание на момент, когда сын отрезвился, встал и пошел к отцу. Почему отец, увидев его издалека, « сжалился и побежал» (Лк.15,20) навстречу?  Почему он не сохранил свое отеческое достоинство, не дождался сына среди слуг у распахнутых ворот дома? Отец все сделал наоборот!  Как только он его увидел, он забыл о своих преклонных летах, о том, что надо хранить хозяйскую добродетель, величать отцовскую честь. В конце концов, возвращающийся сын в свое время проявил к нему максимум неуважения, и отцу  следовало бы устроить показательный педагогический суд, назидательно для всех показать, что отеческое прощение следует заслужить! Но нет, ничего подобного не случилось. Полы одежд, бегущего отца, широко развевались, как овеществленные объятия, радостно раскрывались, как сердце.  Так представляется милосердный отец, но вообразим для себя и блудного сына. Он видит, что к нему устремился ликующий отец. Он чувствует и не верит, что  отец падает на его лицо, как говорит притча, целует его, приказывает слугам принести самую лучшую одежду и устроить праздничный мир!
 

встреча

Итак, почему отец устремился навстречу сыну? Подлинная любовь, не смотрит ни на какие условности, ни на какое свое внешнее достоинство. Она видит сердце, идущее к ней, и бежит, бежит, хочет как можно скорее изгладить, упразднить из сердца того, кто покаялся, того, кто приходит, всякую мысль, всякую память того, что было постыдного между ними, зная, что есть вот эта трещина, этот чудовищный межличностный раскол. Любящее сердце не может даже на мгновение сохранить некое охлаждающее  педагогическое приличие и сказать: «Пусть какое-то время еще побудет между нами незримая ледяная черта, пусть согрешившего  еще немного помучает совесть. Это будет дня него нравственно полезно!» Нет, ничего подобного вынести любящее сердце не в силах! Оно «издалеча» кидается навстречу и бежит, бежит!

 отец

Так же и Господь поступает по отношению к каждому из нас. Как только сердце умалится, заплачет: «Господи, иду к тебе!», так Господь открывает свои объятия и тут же немедленно прощает бедного истомившегося грешника. Это происходит всякий раз в Таинстве Покаяния. Небеса открываются молниеносно,  и  на кающуюся душу Бог изливает  свое прощение. Господь словно «бежит навстречу», чтобы дать лучшую брачную одежду и перстень, знак нашего сыновьего достоинства. Так не пора ли нам возвращаться?

блудный сын вернулся