Храм Вятки с 300-летней историей

lilies-field (2)

«Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут;  но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них;  если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры!» ( Мф. 6. 28-29).  Эти удивительные слова Христовы из Нагорной проповеди открывают нам отношение Творца мира к своему творению, не только ко всей совокупности творения, но и к самой малой его части, такой, как полевой цветок.

От вечности, когда еще не было не только мира видимого, но мира и невидимого, ангельского, Бог созерцал всякую тварь, и не только такую великолепную, как земля со всеми своими деревьями, птицами и зверями, но и такую малую, как этот цветочек полевой лилии. Господь  хранил как бы в сердце своем этот образ мира, который Он создал во «время благоприятное».

И вот что удивительно: первородный грех, совершенный человеком человек, не омрачил красоту этого мира до полного обезображивания, только «тернии и волчцы» произрастила земля. Промысел Божий вмешался в судьбы космоса. Господь, как мощную плотину, поставил предел обезображиванию мира человеческим грехом и сохранил для нас земную красоту, чтобы мы созерцая ее, будучи немощны, будучи помрачены в душе своей, сокрушались сердцем своим, умилялись, радовались, обоняя «воню благоухания духовного»  лилий полевых;  хвалили Бога, благодарили Бога и постигали Его, зная, что такой цветочек, нежный, простой, мог создать только Господь, кроткий, любящий, милующий, в самой глубине Своего существа притекающий, приникающий ко всякому земному существу.

lilii

Полевая лилия говорит сердцу верующего человека о Боге в тысячу раз больше, чем все богословские труды, ибо то, что создал Бог,  возглашает о Нем больше, чем пишут о Творце люди. И вот, если такой малый цветок Христос сравнил с Соломоном во всей своей славе, а Соломон был великим царем, одним из  самых богатых царей в древнем мире. Прочитайте в Библии, как он восседал на троне золотом в окружении львов золотых, как вокруг него стояли десятки телохранителей  с золотыми щитами, и как сам он в драгоценных одеждах, украшенных самоцветными камнями, восседал на нем. А рядом с образом великого царя поставьте этот небольшой цветочек. И Господь говорит, что вот этот тщедушный цветочек гораздо более прекрасен, чем Соломон во всей своей рукотворной славе.  Так увидеть "славу" своего творения мог только Бог. Христос созерцал цветок не в его временном земном виде, он сообразовал полевую лилию с ее вечным невещественным образом. Для него  это маленькое  растение  действительно сияет, как солнце в нашем  мире, более, чем Соломон со всем своим великим богатством.

А если так сияет простой цветок, то как же тогда сияет и изливает из себя свет самое главное творение Божие, самое последнее творение Божие - человек!  Видимо, такая дана великая слава человеку преобразиться, что и на ум никому из людей «не взыдет» ее  постичь. Но мы эту красоту в себе не только не чувствуем, мы ее гасим ежедневно, мы ее помрачаем и мы, конечно же, «не Соломоны, сидящие во всей своей славе». Каждый из нас в той или иной степени подобен  царю Соломону, раздетому, обнаженному, выгнанному  из своего дворца на задворки, куда-то в трущобы жизни. Вот образ  человеческий.  

16               

Господь любит созданный Им мир. Он не утверждает, что красота этого мира мнимая,  временная, что она «прейдет», вся «сгорит» в очистительном огне Второго пришествия,  что нужно созерцать только вечное от вечности, а этот мир, так себе, пустое, лишь жалкая среда скорбного обитания, которая нужна для того, чтобы есть, пить, жить, а лучше сказать, просто терпеливо выживать. В словах Сына Божьего, не только о полевых лилиях, а во многих речениях и образах, которые Господь приводит в Евангелие, мы видим, как он трогательно любит Свое творение, как лучатся Его кроткие глаза при вглядывании на земной удел, сотворенный Святой Троицей.

Подобную любовь призван воспитывать в своем сердце каждый христианин, возгревать в себе отношение к миру, как к дару Божьему, который вручен  каждому из нас особо, потому что Господь сотворил этот мир не только для всех для нас вместе, но словно для каждого в отдельности, ибо  всякий человек совершенно по-своему постигает видимый космос. Если мы так будем относиться к этому миру,  то поймем, что образ этого мира приходящий, но красота его  вечная. И во Втором пришествии Господнем, когда будет даровано «новое небо и новая земля», грубые формы материальной вселенной, они прейдут, не останутся, исчезнут, но вечная красота, вечные феномены, они навсегда воцарятся в обновленном мире и помогут человеку в священнодействии и Богославии.

Окружающая человека  красота не просто красота, а творческая, прекрасная деятельность Троицы Святой, явленная в земных пределах,  как полевая лилия, как цветущая вишня,  как океан, обнимающий всю землю, потому что красота - не просто дана, чтобы радовать глаз; она не только одно из зиждительных свойств Божьих, а сияющая проекция в тварных формах Красоты  Божественных Лиц Святой Троицы.   

О неоспоримой будущей вечности преображенной вселенной замечательно писал русский философ, профессор Казанской духовной академии, Виктор Несмелов: «Он принял Свою человеческую природу в вечное и нераздельное соединение со Своим Божеством. Стало быть, где Христос, там и человеческая природа, там и материальный мир. Значит, Сын Божий благоволил вступить в состав Своего творения, и потому, вознесшись на небо, Он не заменил Своим человечеством нашего рода и нашего мира, а объединил под своим богочеловечеством все земное и небесное и таким образом стал не только верховным Владыкой всего бытия, но и вечным животворящим Главой его (Кол. 1. 20; Ефес. 1. 10). Вследствие же этого человеческий род и материальный мир могут быть изменены и могут быть преобразованы, но никогда и никаким путем они уж не могут быть уничтожены – потому именно, что в составе их теперь находится Сам всемогущий Творец бытия».

Когда свершится и наступит Новая святая эра для Церкви Христовой, мы увидим, что те труды, которые мы положили в любви за этот малый мир, за наше как бы второе тело человечества не прошли даром, они остались и умножились во славу и радость мира Божьего. И мы станем свидетелями, что когда «будет Бог все во всем»  (1Кор. 15.28) , Он будет не только в сердце, как Царство Божие,  не только во всем мире, но и воссияет явственно в каждом творении Божием и в той полевой лилии, о которой говорил Господь. И это будет Новый Рай, когда всякое творение Божие - и в первую очередь, человек - не будет само по себе, в отрыве от Творца, в себялюбивом одиночестве, но будет исполнено благодати, милости, так что во всей преображенной благодатью вселенной будет царить Свобода и Любовь  в полноте  Евхаристических Даров.

Вспоминаются слова архимандрита Киприана Керна из его сердечно-глубокой книги о литургии «Посмотрите на лилии полевые»: «Наибольшая радость земли и твари в том, что Христос Господь Свою Плоть и Кровь пожелал дать нам ради приобщения бессмертия под видом плодов матери-земли. Не каким-либо другим способом восхотел Господь причастить нас бессмертию и Своему Божественному естеству, обожив нашу человеческую природу, как освятив, благословив и преложив чистые плоды земные –пшеничную просфору и вино. В самом приношении проскомидии, в самой молитве, в ходе всей Божественной Евхаристии освящается тварный плод земли и становится Плотью и Кровью Господними. И тогда приносится бесценная Бескровная Жертва Творцу, жертва твари, жертва за весь тварный мир., ибо «Твоя от Твоих Тебе приносяще о всех и за вся». Природа служит Богу, тварное приносится Ему в жертву. Господь не отверг твари, не возненавидел ее. Церковью Он ее освятил и благословил в каждом обряде, в каждом празднике, в дивных молитвах и словах песнопений. И тварь вместе с человеками совоздыхая и сострадая ждет своего прославления, просветления и полного обновления: «Днесь весна благоухает и новая тварь ликует».