Храм Вятки с 300-летней историей

 124265-81ab28fc48005de877a643ac4c311bce
 
История праздника Введения во храм Божией Матери

Событие, празднуемое Православной Церковью каждый год 4 декабря, является  символическим предзнаменованием Рождества Христова. Иерусалимский храм, восстановленный после Вавилонского плена по размерам и великолепию уступал первому храму Соломона. Во «Святая Святых» отсутствовала главная святыня израильского народа -  ковчег со скрижалями Завета. Пророки предрекали второму храму славу большую, чем была у первого: «Внезапно придет в Церковь свою Господь, Которого вы ищете, и Ангел Завета, которого вы ждете». Опустение «Святая Святых» свидетельствовало о завершении ветхозаветной истории. Девочка  Мария стала Новым Кивотом Божиим. Во времена жизни родителей Божией Матери иерусалимский храм  продолжал оставаться центром духовной народной жизни. Кроме священников и других служителей при храме жили назореи - мужчины и женщины, давшие обет служения Богу на какое-то определенное время. Они воздерживались от употребления  «вина и секиры», не стригли волос, выполняли посильную работу в храме. и получали необходимое пропитание. По прошествии же срока обета назореи приносили жертву Богу, стригли волосы и возвращались в свои семейства. Но иногда обет назорейства давали родители за своих детей, особенно если эти дети были долгожданные и о появлении их на свет горячо молились.

Событие, празднуемое Православной Церковью каждый год 4 декабря, является  символическим предзнаменованием Рождества Христова. Иерусалимский храм, восстановленный после Вавилонского плена по размерам и великолепию уступал первому храму Соломона. Во «Святая Святых» отсутствовала главная святыня израильского народа -  ковчег со скрижалями Завета. Пророки предрекали второму храму славу большую, чем была у первого: «Внезапно придет в Церковь свою Господь, Которого вы ищете, и Ангел Завета, которого вы ждете». Опустение «Святая Святых» свидетельствовало о завершении ветхозаветной истории. Девочка  Мария стала Новым Кивотом Божиим. Во времена жизни родителей Божией Матери иерусалимский храм  продолжал оставаться центром духовной народной жизни. Кроме священников и других служителей при храме жили назореи - мужчины и женщины, давшие обет служения Богу на какое-то определенное время. Они воздерживались от употребления  «вина и секиры», не стригли волос, выполняли посильную работу в храме. и получали необходимое пропитание. По прошествии же срока обета назореи приносили жертву Богу, стригли волосы и возвращались в свои семейства. Но иногда обет назорейства давали родители за своих детей, особенно если эти дети были долгожданные и о появлении их на свет горячо молились.

Храмовая лестница
                                 
                                   Древняя лестница в Иерусалиме

Дева Мария была посвящена родителями Богу еще до Своего  рождения. По выражению святых отцов Церкви, Богоотроковица «младенчествовала плотью, но была совершенна душою», «трилетствовала телом и многолетствовала духом». Святые  родители Иоаким и Анна исполнили свой обед, когда девочке исполнилось три года. Церковное Предание повествует, что в Назарете к обряду посвящения приглашены были все родственники и знакомые родителей Богородицы. Торжественная  процессия, сопровождавшая девочку Марию, двинулась из Назарета в Иерусалим: впереди выступали с зажженными свечами  девушки и пели  псалмы Давида. Иоаким и Анна с дочкой Марией шли за ними следом. Замыкали шествие родные и знакомые. Три дня двигался этот богообетный прообраз христианских  крестных ходов до  Иерусалимского храма. Навстречу ему с пением вышли священники во главе с первосвященником Захарией. Родители поставили Марию на первую ступень со словами: «Иди, Дочь, к Богу, давшему нам Тебя, к благосердному Владыке». Божия Матерь, укрепляемая силой Божией, сама взошла по высоким ступеням к вратам храма. Первосвященник принял Пресвятую Деву и, поцеловав, дал благословение: «Господь возвеличит имя Твое во всех родах, ибо через Тебя явит Господь в последние дни сынам Израиля Искупителя». «Пречистый храм Спасов сегодня вводится в Дом Господень» поется в песнопениях праздника. В  храм вводится Дева Мария и человек сам становится Божиим храмом. Наступает новый религиозный этап в жизни всего человечества, когда на всяком месте «истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине» (Ин.4:23). 

История церковного становления праздника.
 
Праздник был  установлен в Церкви позднее других двунадесятых праздников. О введении Пресвятой Девы во храм по достижении Ею трехлетнего возраста упоминают, антиохийский епископ Еводий (I в.), блаженный Иероним (IVв.), святой Григорий Нисский (IV в.). Патриарху Константинопольскому Герману,  жившему в 8 веке, приписываются две беседы на Введение. Широкое распространение имели также слова на Введение святителей Тарасия Константинопольского и Георгия Никомидийского, что свидетельствует о праздновании этого события в Константинополе.       

Первоначально служба на Введение совершалась без особой торжественности.  С IX в. праздник получил широкое распространение на Востоке. Окончательно в число двунадесятых праздников Введение вошло только после XIV века. Согласно студийским и иерусалимским Типиконам с этого времени он отмечался повсеместно почти так же торжественно, как и другие двунадесятые праздники церковного года. Однако, даже в печатных Типиконах XVII века отдельные особенности совершения службы Введения указывают на уступающее положение праздника по сравнению со службами других двунадесятых праздников. 

Первоначально служба на Введение совершалась без особой торжественности.  С IX в. праздник получил широкое распространение на Востоке. Окончательно в число двунадесятых праздников Введение вошло только после XIV века. Согласно студийским и иерусалимским Типиконам с этого времени он отмечался повсеместно почти так же торжественно, как и другие двунадесятые праздники церковного года. Однако, даже в печатных Типиконах XVII века отдельные особенности совершения службы Введения указывают на уступающее положение праздника по сравнению со службами других двунадесятых праздников. 

Благовестие праздника
 
Рождество Божией Матери –  великое долгожданное событие для всего Нового Израиля. Для нас с вами, ибо по учению Церкви, Новый Израиль –  это мы, православные христиане, живущие в разных пределах мира, в том числе и в Вятке.  Но сегодняшний праздник  Введение во храм   на первый взгляд по сравнению  предшествующим богородичным праздником Рождества,  такого большого  «духовно-исторического» значения не имеет. Взяли  родители маленькую девочку, привели в столичный храм и оставили по обету. Что из этого огород городить?

полевая надувная церковь

  
             Походный храм-палатка

В первые века становления праздничного цикла христиане  праздновали  Пасху, чуть позже стали отмечать  в один день Рождество и Крещение. Богослужебная практика этих  праздников до сих пор во многом совпадает. Разделение на два самостоятельных праздника произошло в 4 веке, когда появилось ложное еретическое богомыслие, что Христос стал Богом только в крещении на Иордане через схождение на Него Святого Духа в виде голубя, а до этого Он был  просто праведный человек. Установлением отдельного праздника Рождества  Церковь утвердила изначальность Божества  Иисуса Христа. Завершала древний праздничный круг - Пятидесятница. Итого,  всего три праздника: Рождество-Крещение, Пасха и Пятидесятница. Постепенно, в течение нескольких веков  и очень непросто,  сложился канон двунадесятых церковных праздников. Каждое праздничное событие содержит единичный смысл, оно значимо само по себе, но соотнеся события друг с другом, можно понять общий замысел Бога о Новом Израиле.

Когда на скрижалях церковного  календаря запечатывается новое священное событие, то возникает вопрос:  кому был жизненно необходимо появление данного праздника? Например, в конце первой седмицы  Великого поста мы отмечаем Торжество Православия. Кому необходимо торжествовать? Православным. Зачем? Для утверждения духовной правоты Церкви в опыте Богопочитания. Он возник во времена иконоборчества. Многие ли сегодня помнят, что иконоборческая ересь терзала Тело Церкви более ста лет? Многие ли действительно знают, в чем заключалась догматическая ложь защитников иконоборства, среди которых были именитые богословы и византийские императоры? Думаю, наберется небольшое число знающих и помнящих, а праздник, слава Богу, живёт! Мы можем почти ничего не знать  о причине его  появления, но мы ведаем, что сегодня Торжество Православия должно торжествовать. Иконоборцы остались в далеком прошлом. 

Церкви дарована полнота хранения Истины. Совершая Великим постом  чин Торжества Православия, Церковь  каждый раз самоосознает и утверждает себя, как подлинную и единственную хранительницу вверенного ей Дара, отсюда, кстати, по духовной логике в конце чинопоследования провозглашается анафема многоразличным ересям.  Православие – это самодостаточная наука постижения Истины, целостное искусство восуществления в земной истории даров Пятидесятницы. И не нужно   в церковную сокровищницу добавлять свою «ложку дегтя». Живое Священное Предание Церкви, в том числе и цикл двунадесятых праздников,  точнее всего можно сравнить с  иконой «Троицы» Андрея Рублева: оно совершенно, уникально и не дробимо на части.  Церковь могла ничего не праздновать, кроме Литургии, как Пасхи Христовой. Промыслом Божиим она избрала более сложный и наглядно-педагогический путь. Все церковные праздники  установились,  как желание Святых Отцов, устроителей  богослужебного Предания, конкретно-образно рассказать о  пути человеческой души к обладанию полнотой Евангельского Благовестия.

Что такое  человеческая душа? Что такое вообще личность человеческая?» Они бы ничего толково не ответили, ибо привыкли мыслить общими  родовыми понятиями. Более того, в дохристианском мире считалось, что Бог, пекущийся  о душе каждого человека недостоин  звания Божества. Он просто мелкий демиург, кудесник-индивидуал! Настоящий Бог никогда не снизойдет со своего божественного Олимпа до ничтожного уровня человеческой души. Он же Бог, у Него другие вселенские масштабы, космические заботы!  Когда апостол Павел проповедовал афинянам-философам в ареопаге  о Боговоплощении, они подняли его на смех и отказались слушать. Родовая общинная жизнь была препятствием на пути христианского богомыслия, камнем преткновения на стезях религиозного возрождения каждой души. Человек мыслил себя частичкой рода. И это справедливо. Малое число людей  до Рождества Христова самоосознавали себя, как Авраам, как ветхозаветные патриархи, «Вот он я, Господи!», в отдельной личной значимости, творящими историю вне родовой совокупности.

подводный храм

Походный храм на подводной лодке

Великие духовные подвиги совершали тысячи монахов в Синайской, Нитрийской, в Египетской и других земных пустынях, скажем шаблонно,  в индивидуальном порядке. Безводные дикие места, начиная с 4 века, закипели от бесчисленного сонма христиан, выбравших путь христианского совершенства. Люди, порой бесхитростные, как  землепашец Павел Препростой, становились учениками знаменитых подвижников, превосходили их в подвигах и восходили к Небесам,  как огненные столбы. Почему это стало возможным?  Благодаря Евангельской проповеди и Церкви, как Евхаристического собрания  братьев и сестер, в социуме изменилось отношение к  отдельно взятой личности. До Христа человек перед лицом вечности был «один в поле не воин», и люди, дерзавшие  бросить вызов космосу, богам, фатуму, чему и кому угодно, лишь бы вырваться за пределы смертного земного круга, вызывали у народа восхищение, как если бы человек бросился бы с палкой один на стадо бешеных  слонов. Однозначно затопчут. Непременно такие герои-одиночки пропадут. На них смотрели как на безумцев. 

храм-вагон  

Сумасшедшие  стойкие оловянные солдатики истории. Когда же под духовным водительством Церкви возник монашеский кодекс: общежительный, киновный,  анахоретский, страннический,  неважно какой, то  подобный жизненный выбор перестал  казаться   самоубийственным прометеевским поступком. Он стал осмысливаться как один из возможных путей земной жизни, ведущий к духовному совершенству. Одинокий герой поплыл по течению новой общественно-исторической парадигмы, только не  долу, а вверх, к ангельским хорам.  Жить в тяжелейших условиях пустыни, орошенной  утренней росой Евангелия, стало  возможным не на уровне подвига, а на уровне призвания и духовного делания. В пустынножительстве, разумеется, присутствовало высокое напряжение воли, противоборство  сердечным страстям и  ментальным  прилогам, но, по сути, все эти противостояния  уже  обозначились, как  рабочие  моменты  монашеского «веселого» бытия.  В нем  осталась большая степень сосредоточенности, самоотречения и аскезы, но  напрочь исчезла  безысходность подвига подобного прометеевскому. В скалах святые пустынники торжествовали над смертной эмпирией космоса, и орел больше не клевал  печень одинокого духовноподвижника. 

Наш разговор о родовой жизни не случаен. Сегодняшний праздник Введения во храм Божией Матери,  как раз утверждает самоценность личностной жизни в истории. Пришел час обета. Иоаким и Анна привели дочку Марию детсадовского возраста  в иерусалимский храм. Она была принята первосвященником Захарией, родители вернулись домой. Дева Мария осталась жить при храме. Она была не одна. В храмовых помещениях разместился  небольшой детский садик, небольшая общинка отданных на воспитание мальчиков и девочек, живших раздельно.Чем они  занимались? Мальчики навыкали в мужских ремеслах, девочки занимались преимущественно рукоделием, вместе учились чтению  и пониманию Священного Писания. Именно отсюда Божия Матерь  положила за правило значимые для нее Священные Слова «складывать в сердце". Она изначально была уже Сама, как Священная Книга, уготованная  полагать в сердечную храмину, в ковчег сердца своего  события и слова Христовой жизни.                  

Что такое был Иерусалимский храм для евреев? У них было совершенно другое отношение к храму, чем у нас. Не лучше и не хуже. Просто иначе  осмысливали храмовое благовестие, чем мы православные. Еще недавно в нашей стране безбожное государство своей властью определяло, чтобы церкви  перестраивали под  магазины, склады,  дома культуры, и даже под жилые помещения. Сегодня мы живем в другую эпоху. Государство относится к Церкви с уважением и пониманием, что для большей части народа в России Церковь, как мать родная. Нужды Церкви  - это народные нужды. Сейчас пришло время, когда  дома культуры и магазины пересозидают в храмы.  Например, в одном поселке  под Москвой  из продуктового магазина в хрущевской пятиэтажке сделали храм. Окна заложили  кирпичами,  перед входом устроили купол и, пожалуйста, храм готов к службе. И это не единичный случай.

  Храм из почтовго отделения

 Почтовое отделение в поселке переделанное под храм.

В Петербурге при заводе АТИ  один из цехов в 1997 году перепланировали в храм в честь иконы Божией Матери «Неупиваемая чаша». В нем служит известный протоиерей Иоанн Миронов. Мы живем в Новозаветные времена. На  любом кладбище, на месте мавзолея, на месте  массовых расстрелов, как на полигоне в Бутово, совершенно на любом месте можно поставить  храм Божий.

 

храм при заводе АТИ   

     Храм иконы "Неупиваемая чаша"  на заводе АТИ в г. Санкт-Петербурге

Разве могли себе позволить такую свободу храмоздательства иудеи? Нет. Только одно было на земле место, куда верующий еврей мог придти и принести жертву. Только одно было место, где душа человеческая соединялась с Богом через жертву, через молитву, через обеты, через Закон. В других местах  приносить жертвы было запрещено под страхом смертной казни. Для ветхозаветного  иудея  существовал только один храм во всей огромной  вселенной. Место для его строительства было  определено Божьим Промышлением. Поэтому все древние евреи шли на праздник в Иерусалимский храм. Праздник и Храм были, как одно целое. Одно определялось другим. Почему? Этой единичностью утверждалась  истина:  Бог один, Христос-Мессия один, Жертва одна, и она должна быть принесена в Иерусалиме. Свет Спасения Бог замыслил излить из пределов этого Священного града.   Жертвы приносились в храме. Только в рукотворном храме человек мог по закону соединиться с Богом. Вне храма  жертвоприношение наказывалось как богохульство. В Ветхом Завете человек не мог быть храмом Божиим.

Потому что он жил под Законом, то есть рождался грешником в общем грешном человеческом роде, подвластный злу, болезням и смерти. В Ветхом Завете человечество еще не наследовало  Путей Освящения. Бездна  отделяла Бога от человека. Только внешне, только Законом держался человек на поверхности этой бездны, а не благодатью.                       

  Храм из почтовго отделения

 Почтовое отделение в поселке переделанное под храм.

В Петербурге при заводе АТИ  один из цехов в 1997 году перепланировали в храм в честь иконы Божией Матери «Неупиваемая чаша». В нем служит известный протоиерей Иоанн Миронов. Мы живем в Новозаветные времена. На  любом кладбище, на месте мавзолея, на месте  массовых расстрелов, как на полигоне в Бутово, совершенно на любом месте можно поставить  храм Божий.

 

храм при заводе АТИ   

     Храм иконы "Неупиваемая чаша"  на заводе АТИ в г. Санкт-Петербурге

Разве могли себе позволить такую свободу храмоздательства иудеи? Нет. Только одно было на земле место, куда верующий еврей мог придти и принести жертву. Только одно было место, где душа человеческая соединялась с Богом через жертву, через молитву, через обеты, через Закон. В других местах  приносить жертвы было запрещено под страхом смертной казни. Для ветхозаветного  иудея  существовал только один храм во всей огромной  вселенной. Место для его строительства было  определено Божьим Промышлением. Поэтому все древние евреи шли на праздник в Иерусалимский храм. Праздник и Храм были, как одно целое. Одно определялось другим. Почему? Этой единичностью утверждалась  истина:  Бог один, Христос-Мессия один, Жертва одна, и она должна быть принесена в Иерусалиме. Свет Спасения Бог замыслил излить из пределов этого Священного града.   Жертвы приносились в храме. Только в рукотворном храме человек мог по закону соединиться с Богом. Вне храма  жертвоприношение наказывалось как богохульство. В Ветхом Завете человек не мог быть храмом Божиим.

Празднуемое нами событие Введение во храм Божией Матери утверждает совершенно другую религиозную парадигму.  Пришла новая эпоха, когда храмом Божьим становится человек. Духовная жизнь переносится из внешнего мира во «внутренняя»  человека. "Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог, ибо храм Божий свят; а этот храм - вы" (1 Кор. 3, 16-17). Престол Господний утверждается на земле сердечной.

Христиане строят храмы по всей планете, не потому что Бог по Своему Всемогуществу и Бесконечности наполняет Собой все земное и космическое пространство, а по той причине, что человек «в духе и истине» может везде покланяться Богу. После Пятидесятницы, которая, кстати, произошла не в храме Иерусалимском, а в обычном жилом доме на вершине горы Сион, христиане могут поставить церковь и на корабле космическом, и на Луне, и под землёй, и на воде – где угодно!  Давайте уточним, эта религиозная свобода храмоздательства стала возможной не потому, что вся земля стала святая,  а потому что человек  стал  ходячим храмом, храмом на двух ногах.

Празднуемое нами событие Введение во храм Божией Матери утверждает совершенно другую религиозную парадигму.  Пришла новая эпоха, когда храмом Божьим становится человек. Духовная жизнь переносится из внешнего мира во «внутренняя»  человека. "Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог, ибо храм Божий свят; а этот храм - вы" (1 Кор. 3, 16-17). Престол Господний утверждается на земле сердечной.

 
тайная вечеря

Иерусалимский храм был чудом света, он весь сиял как Солнце, обложенный изнутри золотыми пластинами. Камни, из которых был сложен храм, были подогнаны друг к другу так,  что  между ними даже лезвие ножа невозможно было просунуть, что являлось свидетельством монолитности веры и духовной сплоченности народа Божия перед лицом языческой апостасии. Красота храма символизировала не только славу Божества, но и красоту всего человека. Храм был наглядным символом человеческого призвания. Каждый из нас может стать храмом, сияющим  и  прекрасным.

Для нас Христос открыл этот путь.  С вхождением в храм Пресвятой Богородицы свершилось чудо. Небо соединилось с землею, и вечность вошла во время, освящая его для вечности. «Днесь благоволения Божия предображение, и человеков спасения проповедание...».        

Иерусалимский храм был чудом света, он весь сиял как Солнце, обложенный изнутри золотыми пластинами. Камни, из которых был сложен храм, были подогнаны друг к другу так,  что  между ними даже лезвие ножа невозможно было просунуть, что являлось свидетельством монолитности веры и духовной сплоченности народа Божия перед лицом языческой апостасии. Красота храма символизировала не только славу Божества, но и красоту всего человека. Храм был наглядным символом человеческого призвания. Каждый из нас может стать храмом, сияющим  и  прекрасным.