Храм Вятки с 300-летней историей

x_d283480a

На протяжении больше 25 лет  в Русской Православной Церкви и в России происходит духовное возрождение. Об этом сейчас в светской прессе  пишут мало или свысока,  дескать, вот еще что придумали, «бабушкины преданья», поэтому  мы решили напомнить нашим читателям всего лишь несколько сухих  цифр, свидетельствующих о неоспоримом  возрождении Православия.

В 1988 году в Русской Православной Церкви  было 76 епархий и 74 архиерея, 6 893 храма (заметим, что это  всего лишь 12% от дореволюционного количества), 6 674 священника и 723 диакона, 22 монастыря, 2 духовные академии и 3 семинарии.

Сегодня у нас 293 епархии и 354 архиерея, 34 764 храма, 35 171 священник и 4 816 диаконов, 926 монастыря, 5 духовных академий, 3 православных университета, 2 богословских института, 38 духовных семинарий, 39 духовных училищ.

Каждый может сравнить эти цифры и сам осмыслить, что стоит за каждой из них.

Большинство воздвигнутых церквей – это храмы в городах и поселках, в которых были за годы советской власти снесены все церковные строения.

О том, что в среднем каждый год у нас открывается 1000 храмов, то есть примерно 3 храма в день, говорилось 15 лет назад. Многие думали, что темпы  храмоздательства  будут снижаться. Но оказалось, что – нет. Не замечать этого наглядного фактора духовного возрождения уже невозможно.

И это в течение более четверти века!

Сегодня приходится иногда слышать, что «Бог не в бревнах, а в ребрах», оправдывая  мысль, что лучше пожертвовать деньги на больного ребенка, на строительство детского центра или на поддержку социального проекта, то есть «дать нищим». В поддержку этой мысли приводят отрывок из Евангелия: ««Когда же Иисус был в Вифании, в доме Симона прокаженного, приступила к Нему женщина с алавастровым сосудом мира драгоценного и возливала Ему возлежащему на голову. Увидев это, ученики Его вознегодовали и говорили: к чему такая трата? Ибо можно было бы продать это миро за большую цену и дать нищим. Но Иисус, уразумев сие, сказал им: что смущаете женщину? она доброе дело сделала для Меня: ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда имеете; возлив миро сие на тело Мое, она приготовила Меня к погребению». Дескать, тогда женщина действительно сделала доброе дело, употребив дорогое миро для приготовления Христа к погребению, но теперь-то Он воскрес и вознесся и мы Его «не имеем» с собой на земле. Золотые купола и трёхъярусные иконостасы Воскресшему Христу без надобности. Ему нужно только наше сердце!

x_b6f7e241

На это следует заметить, что теперь-то мы Христа как раз «всегда имеем»! В каждом храме на каждой литургии Христос присутствует на престоле в Святых Дарах, и не только присутствует, но отдает Себя верующим в Таинстве Причащения.  «Христос посреди нас» - эти слова неоднократно звучат  на литургии.  Да «церковь не в бревнах», но эти «бревна» ограждают и защищают «ребра» Христовы, беспощадно сжимаемые каждым веком человеческой истории. Сколько «ребер» было сокрушено после того, как уничтожили «бревна»! Бутово, откликнись!

Храм это воскресение Христово в камне, песнь пасхальная выраженная архитектурно. Потому так ненавидели и разрушали храмы  большевики и всяческие богоборцы. Они печенкой чувствовали, что где стоит храм, там их темное дело не может быть надежно. Они ставили знак равенства (и это атеисты-то!) между храмом и Божьим присутствием на земле! Почему же мы сегодня стали так рационально относиться к Дому Господню? Почему нередко стали считать, что церковь может быть чуть побольше, да понарядней, чем  ресторан или банк и - хватит с нее? Ровненько, чистенько, ветер не дует, дождик не мочит - и сойдет! Молились же когда-то христиане в римских катакомбах! Досужим размышлениям нет конца.

x_1d7d983e

Скептики всегда будут возражать, что построить храм легче, чем строить человеческие души. Но не будем забывать, Дом Божий, храм – наилучшее место для этого «строительства» душ человеческих.  Главная цель миссионерской и катехизаторской деятельности – это привести человека к сознательному участию в Евхаристии, которая происходит только в храме.