Храм Вятки с 300-летней историей

2P20160124-VAR_2283-1200

На днях на официальном сайте Московской Патриархии были опубликованы проекты документов Всеправославного Собора, принятые в соответствии с решением Собрания Предстоятелей Поместных Православных Церквей в Шамбези, 21-28 января 2016 года. Для экономии времени наших прихожан, мы решили разместить часть этих судьбоносных документов, относящихся к духовной практике каждого православного христианина; заметим, что характер проектных решений консервативно-охранительный, никакого апостасийного либерализма в них нет. И, слава Богу! 

Важность поста и его соблюдение сегодня

1. Пост — Божия заповедь (Быт. 2:16-17). Согласно свт. Василию Великому, пост — ровесник человечества, ибо он был установлен в раю (О посте 1, 3). Это — великий духовный подвиг и первейшее выражение православного аскетического идеала. Православная Церковь, неуклонно следуя предписаниям святых Апостолов, правилам Соборов и святоотеческому преданию в целом, всегда указывала на высокое значение поста для духовной жизни человека и его спасения. В богослужении всего годового круга в полной мере отражено святоотеческое предание о посте и учение о непрестанном и неослабевающем бодрствовании человека и преуспеянии в духовных подвигах. Пост воспевается в Триоди как благодать многосветлая, как оружие необоримое, как духовных подвигов начало, как прекрасная стезя для добродетелей, как пища для души, как источник всякого любомудрия, как нетленного бытия и равноангельного жития подражание, как матерь всех благ и добродетелей и как образ будущей жизни.

2. Как древнейшее установление пост имеет место уже в Ветхом Завете (Втор. 9:18; Ис. 58:4-10; Иоиль 2:15; Иона 3:5-7) и получает подтверждение в Новом. Сам Господь постился в течение сорока дней до начала Своего общественного служения (Лк. 4:1-2) и преподал наставления о том, каким образом следует упражняться в посте (Мф. 6:16-18). В целом, в Новом Завете пост предстает как средство воздержания, покаяния и духовного возрастания (Мк. 1:6; Деян. 13:3; 14:23; Рим. 14:21). С самой апостольской эпохи Церковь указывала на высокое значение поста и установила среду и пятницу как постные дни (Дидахи 8, 1), а также пост перед Пасхой (Сщмч. Ириней Лионский у Евсевия, Церковная история 5, 24). В церковной практике, свидетельствуемой на протяжении веков, существовало разнообразие не только в отношении продолжительности поста перед Пасхой (Свт. Дионисий Александрийский. Послание к Василиду, PG 10, 1278), но и в отношении количества и содержания прочих постных периодов, которые сформировались под влиянием различных факторов, прежде всего, литургической и монашеской традиций, с целью надлежащей подготовки к великим праздникам. Таким образом, неразрывная связь между постом и богослужением указывает на меру и предназначение пощения и подчеркивает духовный характер поста, к которому призываются все верующие, каждый по своим силам и возможности, не пренебрегая этим священным установлением: Смотри, чтобы кто тебя не совратил с этого пути учения… Ибо, если можешь понести все иго Господне, будешь совершен; если же не можешь, делай, что можешь. О пище же, что можешь, понеси (Дидахи 6, 1-3).

2P20160123-VAR_1111-1200

3. Как духовный подвиг истинный пост связан с непрестанной молитвой и искренним покаянием. Покаяние без поста бездейственно (Свт. Василий Великий. О посте 1, 3); также и пост без дел милосердия мертв, особенно в современную эпоху, когда неравномерное и несправедливое распределение благ лишает целые народы даже насущного хлеба. Постящеся, братие, телесне, постимся и духовне: разрешим всякий союз неправды, расторгнем стропотная нуждных изменений, всякое списание неправедное раздерем, дадим алчущим хлеб, и нищия бескровныя введем в домы… (самогласен среды первой седмицы Великого поста, на вечерне; см. Ис. 58:6-7). Пост не исчерпывается простым, формальным воздержанием лишь от определенных видов пищи. Впрочем для похвального поста не достаточно одного воздержания от яств; но будем поститься постом приятным, благоугодным Богу (ср. Флп. 4:18). Истинный пост — удаление от зла, воздержание языка, подавление в себе гнева, отлучение похотей, злословия, лжи, клятвопреступления. Воздержание от сего есть истинный пост. В этом пост — прекрасное дело. (Свт. Василий Великий. О посте 2, 7).

Воздержание во время поста от определенных видов пищи и умеренность не только в выборе, но и в количестве употребляемой пищи, составляют осязаемую сторону духовного подвига. Пост есть воздержание от пищи, согласно смыслу слова; однако пища не делает нас ни более праведными, ни более неправедными. В таинственном же смысле слово «пост» означает, что, как для всех и каждого от пищи происходит жизнь, а от неядения — смерть, так и нам надлежит воздерживаться от всего мирского, чтобы нам умереть для мира, а затем, приобщившись божественной пищи, начать жить для Бога (Климент Александрийский. Эклоги. PG 9, 704-705). Таким образом, истинный пост соотносится со всей жизнью верующих во Христе и увенчивается их участием в богослужении и, особенно, в таинстве Божественной Евхаристии.

2P20160123-VAR_0381-1200

4. Сорокадневный пост Господа является образцом для поста верующих, делающего их причастными послушанию Господню, чтобы соблюдением возвратить себе то, что потеряли несоблюдением (Свт. Григорий Богослов. Слово 45, на святую Пасху, 28). Христоцентричное понимание духовной составляющей поста, в особенности, Великой Четыредесятницы, свойственное всему святоотеческому преданию, характерным образом обобщено свт. Григорием Паламой: Если ты будешь соблюдать пост таким образом, то не только станешь участником страстей и смерти Господней, но и совоскреснешь с Ним, и совоцаришься со Христом в нескончаемые веки: ибо через пост такого рода, став сроден подобию смерти Его, ты будешь участником и воскресения и наследником жизни в Нем (Свт. Григорий Палама. Гомилия 13, в пятое воскресенье Великого поста. PG 151, 161).

5. Согласно православному Преданию, мера духовного совершенства — мера «полного возраста Христова» (Еф. 4:13), и каждый, кто хочет ее достичь, должен соответственно ей подвизаться и возрастать. Именно поэтому аскеза и духовный подвиг в настоящей жизни не имеют конца, как и совершенство совершенных. Все призваны по силе своей стараться соответствовать требованиям высоких православных критериев, чтобы достигнуть обожения по благодати. И достигающие сего, хотя и исполняют все повеленное, никогда не превозносятся, но исповедуют, что они — рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать (Лк. 17:10). Всем, согласно православному восприятию духовной жизни, необходимо не оставлять доброго подвига поста, но, и допуская послабления, полагаться на милость Божию в самоукорении и осознании своего недостоинства, ибо православная духовная жизнь недостижима без духовного подвига поста.

2P20160123-VAR_0801-1200

6. Православная Церковь, как любящая мать, определила все полезное ко спасению и установила священное время постов как богодарованную защиту новой жизни верующих во Христе от всякаго навета чуждаго. Следуя божественным отцам, она сохраняет, как и прежде, священные апостольские установления, соборные правила и священные предания, всегда предлагает священные посты как наилучшую аскетическую стезю духовного совершенствования и спасения верующих и провозглашает необходимость соблюдения ими всех установленных постов лета Господня, т.е. Великой Четыредесятницы, среды и пятницы, которые засвидетельствованы в священных канонах, равно как и постов Рождественского, святых Апостолов, Успенского и однодневных постов в Воздвижение Честного Креста, в канун Богоявления и на Усекновение честной главы Иоанна Предтечи, а также постов, устанавливаемых из пастырских соображений или соблюдаемых по желанию верующих.

7. Вместе с тем, Церковь по пастырскому рассуждению определила и границы человеколюбивой икономии в уставе поста. Поэтому для случаев телесной немощи, крайней необходимости или же тяжких времен она и предусмотрела соответствующее применение принципа церковной икономии согласно ответственному суждению и пастырскому попечению епископата Поместных Церквей.

8. Фактом является то, что сегодня многие верующие не соблюдают всех установлений поста либо по малодушию, либо ввиду существующих условий жизни, что бы под этим ни подразумевалось. Однако все случаи отхода от священных предписаний о посте, носят ли они более общий или частный характер, должны с пастырской ответственностью восприниматься Церковью, потому что Бог не хощет смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему (Иез. 33:11). При этом не должно принижаться значение поста. Поэтому оставляется на рассуждение Поместных Православных Церквей определять меру человеколюбивой икономии и снисхождения для испытывающих затруднения в соблюдении действующих постановлений о посте, по индивидуальным ли причинам (болезнь, служба в армии, условия труда и т.п.), или более общим (климатические условия, а также социально-экономические особенности некоторых стран, как, например отсутствие постных продуктов), смягчая в этих особых случаях «тяготу» священных постов в рамках вышесказанного, ни в коей мере не умаляя священного установления поста.

2P20160126-VAR_3475-1200

Это милосердное снисхождение должно быть оказываемо Церковью со всякой осмотрительностью и, несомненно, с большей снисходительностью в отношении тех постов, по которым не всегда и не во всех случаях в церковной традиции и практике существует единообразие. Хорошо поститься каждый день, но неядущий ядущего да не осуждает. В таковых делах не нужно ни устанавливать законы, ни совершать насилие, ни принудительно обращаться со вверенной тебе паствой, но пользоваться убеждением, мягкостью и словом, сдобренным солью (Прп. Иоанн Дамаскин, О святых постах 7). 

9. Кроме того, всем верным Церкви, чтобы должным образом приступать к Божественному Причастию, которое является главным выражением сущности Церкви, следует соблюдать и святые посты, и воздержание от вкушения пищи с полуночи. Подобает также поститься в знак покаяния, во исполнение духовного обета, для достижения той или иной священной цели, во время искушения, в соединении с прошениями к Богу, перед Крещением (для приступающих ко Крещению в зрелом возрасте), перед хиротонией, при наложении епитимий, во время паломничеств и в прочих подобных обстоятельствах.

2P20160124-VAR_2778-1200

Таинство брака и препятствия к нему

1. Православный брак

1) Сегодня институт семьи оказался под угрозой в связи с такими явлениями, как обмирщение и нравственный релятивизм. Cвященный характер брака утверждается Православной Церковью как ее фундаментальное и неоспоримое учение. Свободный союз между мужчиной и женщиной является необходимым условием брака.

2) В Православной Церкви брак рассматривается как древнейший институт божественного права, поскольку был установлен одновременно с творением первых людей, Адама и Евы (Быт. 2:23). С самого начала этот союз подразумевал как духовное общение супружеской пары — мужчины и женщины, так и продолжение человеческого рода. Благословленный в раю брак между мужчиной и женщиной стал священным таинством, которое упоминается в Новом Завете, в повествовании о Кане Галилейской, где Христос сотворил первое чудо, претворив воду в вино, и явил тем славу Свою (Ин. 2:11). Таинство неразрывного союза мужчины и женщины является образом единства Христа и Церкви (Еф. 5:32).

3) Христоцентрический характер брака объясняет, почему епископ или пресвитер благословляют этот священный союз особой молитвой. В послании к Поликарпу Смирнскому святой Игнатий Богоносец подчеркивал, что вступающие в общение брака «должны вступать в союз с согласия епископа, чтобы брак был о Господе, а не по похоти. Пусть все будет во славу Божию» (гл.V). Священный характер богоустановленного союза и его высокое духовное содержание объясняют апостольский призыв: «Брак у всех [да будет] честен и ложе непорочно» (Евр. 13:4). Вот почему Православная Церковь осуждала любое осквернение брака (Еф. 5:2-5, 1 Фес. 4:4, Евр. 13:4 и др.).

4) Союз мужчины и женщины во Христе являет «малую Церковь», образ Церкви. Климент Александрийский подчеркивает: «Кто тедвое или трое, собравшиеся во имя Христа, и Господь среди них? [137] Не указывает ли это на мужа, жену и их дитя?» (Строматы, 3.10, PG 8, 1169 В). Посредством благословения Божия союз мужчины и женщины возвышается, ибо общение превосходит индивидуальное существование, оно приобщает супругов к жизни по образу Царства Пресвятой Троицы. Необходимое условие для  брака — вера в Иисуса Христа, которую должны разделять жених и невеста, муж и жена. Основой единства в браке является единство во Христе, дабы в благословленной Святым Духом супружеской любви отражалась любовь Христа и Церкви, как тайна Царства Божия и вечной жизни человека в любви Божией.

2P20160124-VAR_2466-1200

5) Защита священного характера брака всегда имела особое значение для сохранения семьи, которая отражает общение соединенных супружескими узами людей как в Церкви, так и во всем обществе. Таким образом, общение, осуществляемое в таинстве брака, — это не просто естественные отношения, но и реализуемая в священном институте семьи творческая духовная сила. Только она может обеспечить защиту и воспитание детей, как в духовной миссии Церкви, так и в жизни общества.

6) Церковь всегда с необходимой строгостью и надлежащей пастырской чуткостью, по примеру снисходительности апостола языков Павла (Рим. 7:2-3; 1 Кор. 7:12-15, 39), подходила как к положительным условиям (различие пола, необходимый возраст и др.), так и препятствиям (кровное родство, свойство, духовное родство, уже заключенный брак, разные веры и др.) для заключения таинства брака. Пастырская чуткость необходима не только потому, что библейская традиция утверждает связь брака с тайной Церкви, но и потому, что церковная практика не исключала усвоение некоторых принципов греко-римского естественного права, которые подчеркивали факт того, что узы брака между мужчиной и женщиной являются «общением божеского и человеческого права» (Модестин) и были совместимы со священным характером, придаваемым Церковью таинству брака.

7) В современных условиях, столь неблагоприятных для таинства брака и священного института семьи, епископы и священники должны активно развивать пастырскую работу, чтобы защитить верующих, поддерживая их, укреплять их надежду, пошатнувшуюся от столкновений с различными трудностями, утверждая институт семьи на прочном основании, которое не смогли бы разрушить ни дождь, ни реки, ни ветры, поскольку это основание — камень, который есть Христос (ср. Мф. 7:25).

8) Брак является основой семьи, а семья — осуществлением брака. В современном мире настоящую угрозу для православных христиан представляет давление, которое оказывается с целью признания новых форм сожительства. Усугубляющийся кризис брака глубоко волнует Православную Церковь по причине негативных последствий для всего общества и из-за угрозы внутрисемейным отношениям, главными жертвами которой становятся супружеские пары и, прежде всего, дети, потому что, к сожалению, они обычно начинают мученически переносить невинные страдания с самого детства.

2P20160122-VAR_9293-1200

9) Гражданский брак между мужчиной и женщиной, зарегистрированный в законном порядке, не имеет сакраментального характера и, будучи узаконенным сожительством, отличается от благословляемого Богом и Церковью брака. К тем членам Церкви, кто вступает в гражданский брак, должно подходить с пастырской ответственностью, которая необходима для того, чтобы эти люди поняли ценность таинства брака и связанного с ним благословения.

10) Церковь не признает возможным для своих членов заключение однополых союзов, а также вступление во всякую иную форму сожительства, кроме брака. Церковь прилагает все возможные пастырские усилия, чтобы те из ее членов, кто вступает в такие союзы, достигли истинного покаяния и любви, благословенной Церковью.

11) Тяжкие последствия кризиса института брака и семьи выражаются в устрашающем росте числа разводов, абортов и в умножении других проблем семейной жизни. Эти последствия являются великим вызовом для миссии Церкви в современном мире. Поэтому пастыри Церкви должны приложить все возможные усилия для решения этих проблем. Православная Церковь с любовью призывает своих чад, мужчин и женщин, и всех людей доброй воли сохранять верность священному характеру семьи.

 2P20160123-VAR_0321-1200

2. О препятствиях к браку

1. Относительно препятствий к браку из-за наличия кровного родства, родства по свойству, по усыновлению и духовного родства имеют силу предписания канонов (53 и 54 правила Трулльского Собора) и согласная с ними церковная практика в том виде, в каком она применяется сегодня в Поместных автокефальных Православных Церквах, определяется и описывается в их Уставах и соответствующих решениях их Синодов.

2. Неокончательно расторгнутый или неаннулированный брак, а также третий брак составляют абсолютное препятствие к заключению брака, согласно православному каноническому преданию, категорически осуждающему двоебрачие и четвертый брак.

3. Согласно акривии священных канонов, запрещается совершение церковного брака после монашеского пострига (16-е правило IV Вселенского Собора и 44-е Трулльского Собора). 

4. Священство составляет препятствие к вступлению в брак, согласно действующему каноническому преданию (3-е правило Трулльского Собора).

5. В отношении смешанных браков православных с инославными или нехристианами было принято решение:

а) брак православных с инославными запрещается по канонической акривии и не венчается (72-е правило Трулльского Собора). Он может быть благословлен по снисхождению и человеколюбию при условии, что дети от этого брака будут крещены и воспитаны в Православной Церкви.

б) брак между православными и нехристианами категорически запрещается по канонической акривии.

6. Практика, действующая при применении церковного Предания в отношений препятствий к браку, должна принимать во внимание постановления существующего законодательства государства, не выходя за пределы церковной икономии.

7. Священный Синод каждой автокефальной Православной Церкви должен подходить к практике применения церковной икономии в соответствии с принципами церковных канонов, в духе пастырской рассудительности, служа спасению человека.

 

 2P20160124-VAR_2237-1200