Храм Вятки с 300-летней историей

sind-maugli-1

Синдром Маугли

Начнем вот с чего: совершенно точно социологи установили, что человек, выросший в изоляции от людей и воспитанный среди животных, навсегда утрачивает возможность достичь нормального умственного и личностного развития. С этим утверждением не поспоришь - в науке не было запротоколировано ни одного случая полноценной адаптации людей с «синдром Маугли». В науке – да, а вот в агиографиях святых такие примеры случались, один из них мы находим в житии мученика Кодратия. Но давайте все же для порядка припомним другие аналогичные истории с «человеческими детенышами».

Маугли со всего мира

Первый исторически достоверный случай с «волчьим мальчиком» зарегистрирован в Гессе в 1341 году. Ребенок, которого охотники нашли в стае волков, бегал на четвереньках и очень далеко прыгал. Когда его извлекали из волчьего логова, он проявил поистине звериную свирепость — визжал, кусался и царапался… Установили, что ребенок, которому было примерно восемь лет, провел в диком состоянии половину своей жизни. Мальчик, согласно всем свидетельствам, был найден волками, которые вырыли для него нору и сохранили ему жизнь, согревая телами даже в самые суровые зимы. Как мы уже убедились, данный факт не лежит за границами возможного и подтверждается другими историями об одичавших детях. Ребенок так привык ходить на четвереньках, что к его ногам пришлось привязывать доски, чтобы помочь ему держаться прямо и ходить как люди. Членораздельно говорить он не умел, а мог лишь ворчать и издавать звуки, свойственные животным, ел только сырую пищу и был, видимо, счастливее в тех диких условиях, где он оказался волею судьбы. Ребенок-волк из Гессе стал знаменитостью своего времени, его даже возили в Англию, чтобы показать королевскому двору. Вскоре он умер, от того что его заставляли есть человеческую пищу.

1347635824

В более близкие к нам времена одним из самых известных и, наверное, самым детально документированным случаем среди «найденышей» был «дикий мальчик из Авейрона». Это произошло во Франции. В 1797 г. в гористой местности региона Лакон видели мальчика, который нагишом бежал по лесу. В следующем году его поймали и держали взаперти, как диковинку. Однако ему удалось бежать и вернуться в лес, и следующие 15 месяцев добровольцы пытались выследить его и снова изловить. Некоторое время ему удавалось сбивать с толку преследователей, но в 1799 г. он вновь был пойман в лесах охотниками, которые из сострадания отдали его на попечение пожилой вдовы. Он не мог говорить, лишь издавал долгое хриплое рычание, поэтому определить его происхождение оказалось невозможно. Вскоре после того, как его поселили у вдовы, он снова сбежал в расположенные рядом горы.

В январе 1800 г. его снова выследили и схватили и на этот раз отдали в местный сиротский приют. Осмотр, проведенный специалистами, определил, что ему было где-то между 12 и 15 годами.

Первым обследовал Виктора, так назвали ребенка, Пьер-Жозеф Бонатер. Позднее Бонатер написал подробный отчет, опубликованный в Париже, под названием «Исторические заметки о дикаре из Аверона».

Виктор, вероятно, был самым необычным из всех детей-волков, подвергшихся длительному изучению. Как и многие другие такие дети, он раздражался без видимых причин, засыпал с наступлением сумерек и просыпался с рассветом и был не в состоянии понять, что видит в зеркале свое отражение. Но Виктор любил смотреть на свое отражение в спокойной воде пруда; долгие ночные часы он зачарованно глядел на луну; его не интересовали другие дети или их игры.

Виктор совсем не мог сосредоточиться. Его постоянно мучили судороги. Кожа мальчика была до такой степени нечувствительна к боли, что он мог вытаскивать руками из огня горящие поленья. Обоняние было тоже особенным: он не чувствовал некоторых запахов, даже если вещество подносили к самому его носу. Он не мог отличить музыку и человеческий голос от других звуков. Виктор, как и его собратья по несчастью, не любил спать на кровати и вообще спокойно переносил любой дискомфорт. Но мальчик, способный переносить тяготы дикой жизни, оказался совсем неприспособлен к жизни цивилизованной: даже обезьяна быстрее перенимала многие человеческие привычки, чем этот ребенок-волк. Особенно поражала исследователей его невосприимчивость к сильному холоду — мальчик зимовал в лесу голым. Ребенок постоянно рвался на волю, но теперь стражи были начеку, и все его попытки кончались неудачами.

французкйи ребенок зверь

Мальчик отказывался носить одежду и сразу после поимки издавал негромкие звуки, напоминавшие человеческие возгласы, хотя, когда его привезли в приют, затворился в молчании. Некоторое время он отказывался и от еды, а когда пищу клали перед ним, подозрительно принюхивался к ней, как животное, прежде чем попробовать хотя бы крошку. Вскоре мальчика перевезли в Париж. Молодой доктор Жан-Марк Итар, которому было всего лишь 25 лет, обследовал мальчика. Он провел шесть с лишним лет в упорной и терпеливой борьбе, пытаясь вернуть Виктора, бедного дикаря из Аверона, обратно в человеческое состояние. Его усилия первопроходца, понимание нужд своего пациента и глубокое знание вопроса были вознаграждены: состояние Виктора значительно улучшилось, хотя он и не стал членом человеческого общества в привычном понимании.

В Италии в 1975 году пастух увидел в лесу среди волков человеческого детеныша. Когда волки разбежались, мужчина поймал его и привез в Милан. Мальчика назвали Роно. Он рычал как зверь, не говорил ни слова, долго отказывался от пищи. По внешнему виду ребенку было около 5-ти лет. Его поместили в Институт детской психиатрии, где врачи старались сделать из ребенка-волка человека. И, несмотря на это, дикарь скончался, питаясь обычной человеческой едой, которую через силу ему давали люди.

Девочка-волк с реки Дьявола. В 1845 году была замечена загадочная девочка, которая бежала на четвереньках среди волков, нападая на стадо коз возле Сан Фелипе в Мексике. Историю подтвердили год спустя, когда девочку вновь увидели, на этот раз жадно поедающую убитую козу. Встревоженные жители деревни начали поиски девочки, и вскоре дикую девочку поймали. По предположениям, она постоянно выла по-волчьи по ночам, привлекая стаи волков, которые ворвались в деревню, чтобы спасти ее. В конце концов, она вырвалась и убежала из своего заточения. Девочку не видели до 1854 года, когда ее случайно заметили с двумя волчатами у реки. Она схватила детенышей и убежала в лес, с тех пор никто ее больше не видел.

В 2002 году в Чили стала известна ещё одна история, когда отказавшиеся от собственного ребенка родители просто выбросили его на улицу. Малыша приняла к себе стая бездомных собак, которая научила его искать еду в помойках. Когда полицейские, заприметив непонятное человекоподобное создание, перемещавшееся на четвереньках, сделали попытку схватить его, на них, словно из ниоткуда, набросилась свора грязных, голодных псов. Тем не менее, спустя несколько месяцев, ребенка смогли изловить и доставить в лечебницу. Как и в предыдущих случаях, он не говорил, не ходил на двух ногах, но умел превосходно лаять. Вскоре врачи признали своё бессилие в данном случае – ребенок уже никогда не станет нормальным, полноценным человеком.

114910227_large_3925073_7264655R3L8T8D6508

Наибольшее число детей-волков дала миру Индия, возможно, потому что ее жители из-за нищеты были вынуждены оставлять маленьких детишек в джунглях. С 1843 по 1933 год из Индии поступило не менее шестнадцати сообщений о найденных детях-волках обоих полов, были обнаружены также дети-пантеры и дети-леопарды. Найденные дети-звери оказались почти совершенно неспособными изменить привычки, приобретенные во время жизни в джунглях. Это неудивительно, если учесть, что некоторые из них прожили среди зверей до десяти лет.

Эти истории из разных стран мира можно множить и множить, но все они схожи в одном: детей не удавалось сделать полноценными членами общества.

Ученые социальной биологии установили, что те, кто жил в обществе животных первые 3-6 лет своей жизни, практически не могут освоить человеческий язык, ходить прямо, осмысленно общаться с другими людьми, несмотря даже на годы, проведённые в последующем в обществе людей, где они получали достаточно заботы.

К подростковому периоду (12-13 лет) в мозг закладывается уже весь интеллектуальный потенциал, который в дальнейшем лишь развивается. Реальный Маугли не смог бы выучиться человеческой речи, человеческому поведению, не воспринял бы моральные ценности, присущие людям. Даже идеальный Маугли Киплинга, и тот мыслит категориями джунглей даже тогда, когда живет с людьми.

«Маугли» можно научить имитировать человеческое поведение, но это будет именно дрессура. Точно так же обучают собак проситься на прогулку, а кошек – пользоваться коробкой с песком. Известен случай, когда девочка, воспитанная собаками, отождествляла себя с собакой даже тогда, когда научилась говорить. С ее точки зрения, она не принадлежала к человечеству, а была именно собакой. Случается, что абсолютно здоровые в привычной звериной среде «Маугли» умирают, попав в человеческое общество – для них это не только физиологический, но и глубокий культурный шок.

Святой «Маугли»?

В житии мученика Кодрата есть одно примечательное событие: он родился в пустыне, питался, буквально, Божьей росой и самостоятельно вырос до возраста, когда мог влиться в человеческое общество. И у него не было никакого «синдрома Маугли». Он вошел в человеческое общество спокойно, полноценно и без каких-либо воспитательных эксцессов.

Это событие интересно не только само по себе, а как двойной факт, что человеческое существо в исключительных случаях способно преодолеть барьер «Маугли и что никакой человек не способен войти в Царство Небесное, минуя человеческий социум.

Человек – создан для общения, но возрастать, как личность он может только во взаимодействии с себе подобными: не с ангелами, не с миром животных и птиц, а только в содружестве с другими людьми. Казалось бы, чего еще желать, младенца всем необходимым в пустыне обеспечивал Сам Бог: кормил, ограждал от зноя и холода, защищал от диких зверей и ядовитых змей. Более того, Господь как-то таинственно изъяснялся с маленьким существом, чему-то его учил. Младенец был один на один со Своим Создателем, вот так бы и возрастал, и мужал бы, и старился бы в общении с Богом, вдалеке от людей, восходя от силы в силу, от благодати к благодати, наследуя, в конце концов, Царство Божие, вечную жизнью, где уже нет «ни печали, ни воздыхания».  Но нет, этого не произошло. Господь направил его в человеческое общество, чтобы Кодрат принял святое крещение и засвидетельствовал свою верность Христу собственной кровью. В конце жития мученика мы поясним этот удивительный феномен человеческой жизни – возрастание личности только среди людей.

icon_1041_big

Житие мученика Кодрата

Святой мученик Кодрат родился и воспитался при следующих обстоятельствах. Во время жестокого гонения на христиан нечестивыми царями и князьями, исповедники Христовы подвергались ужасным мучениям и насильственной смерти; поэтому многие верующие, боясь нестерпимых мучений, покидали города, жилища и имущество; убегая, они скрывались в горах и пустынях, чтобы сохранить невредимой св. веру во Христа, соглашаясь лучше жить со зверями, нежели с нечестивыми идолопоклонниками.

В эти тяжелые времена благочестивая женщина, по имени Руфина, из страха мучений убежала из Коринфа в пустыню и скрывалась там в непроходимых местах. Во время бегства из города Руфина была беременна и, по наступлении должного времени, родила в пустыне младенца мужеского пола и затем, проживши только несколько дней, скончалась. Бог, дарующий пищу всякой плоти, не оставил осиротевшего младенца, но явился для него отцом и матерью, воспитателем и кормильцем. По повелению Всевышнего Бога с высоты спускалось облако и, стелясь по земле, источало на уста младенца сладкую росу. Таким образом облака питали младенца как бы молоком или мёдом до того времени, пока он, подросши, не стал сам питаться пустынными злаками. Подобно пророку Иоанну Крестителю, младенец жил в пустыне охраняемый Богом, наставляемый и вразумляемый Духом Святым.

Уже в юношеском возрасте он был найден верующими людьми; они привели его в город, крестили с именем Кондрат. Чуть позже в городской среде он обучился  чтению книг и усвоил врачебное искусство.

Обратим внимание на слова жития, что верующие люди учили его «чтению книг и врачебному искусству», но не умению говорить, общаться и прочим   навыкам социального общежития, следовательно, найденный юноша не казался им диким существом, он прекрасно их понимал и мог с ними разговаривать, может быть не так искусно, как они, но вполне достаточно, чтобы обучаться книжной премудрости. И никакого слабоумия и звериного рычания!

 22468578545_88d1a25a90_c

Усвоив труд врачевателя, Кодрат врачевал не столько болезни своими познаниями, сколько исцелял их данною ему свыше благодатью. Как с детства привыкший к пустынному безмолвию, он особенно старался удаляться от людской суеты: любя уединение, он большую часть своей жизни проводил в горах и пустынях, предаваясь богомыслию. Когда же ради удовлетворения нужд, он приходил в город, то всем являл неисчисляемые блага, врачуя болезни телесные и словом Божиим исцеляя душевные недуги. Но он не долго оставался в городе, спеша снова в пустынное уединение, в котором и приблизился к старости. Сюда, в пустыню, к нему приходили любившие его во Христе, желавшие принимать наставление от его бесед; таковы были Киприан, Дионисий и Анект, Павел и Крискент, которые вместе с ним и пострадали за Христа. Мученическая смерть святого Кодрата и его друзей произошла во время правления римского императора Декия.

Зачем нам опыт человеческого общения? (по Х. Яннарасу)

Бог есть личностное существование, три конкретные Личности, различие между Которыми засвидетельствовано, историческим опытом Церкви.

Здесь мы опять должны остановиться, чтобы ответить на вопрос: а что такое, собственно, «личность?» Что значит «личностное существование»? Трудно, а скорее всего и невозможно точно определить эти понятия.

Обычно на поставленные вопросы отвечают приблизительно так: личностное существование отличают от всех прочих форм существования два момента: самосознание и инаковость. Самосознанием мы называем знание нашего присутствия в мире, уверенность в том, что я есть и должен быть, что я представляю собой особое бытие, обладающее особым характером, отличающим меня от всего существующего вне меня. Это отличие и составляет мою абсолютную инаковость, определяет мое существование как нечто единственное в своем роде, неповторимое и ни с чем не сравнимое.

Однако самосознание, ощущение своего «я», своей инаковости не является всего лишь порождением ума, результатом той деятельности мозга, которую мы называем «интеллектом». Сознание есть нечто гораздо большее, чем простая уверенность рассудка. Оно таит в себе такие слои, как подсознательное, бессознательное, «я», «сверх-я». Другими словами, существуют разные уровни сознания, выявляемые и исследуемые современной психологией.

Всеми доступными ей способами наука пытается определить этот ускользающий от определения предмет, который мы зовем человеком, – определить, что есть человек помимо телесных функций, биохимических реакций, процессов возбуждения и торможения и прочих легко объективируемых моментов.

Психоанализ стремится раскрыть закономерности становления и созревания личности через изучение сновидений, ассоциативных связей, динамических стереотипов поведения, увязывая полученный материал с данными о детстве и семье человека. При этом обнаруживается, что процесс созревания «я» основан на личном отношении, на обращенности к другому.

Конституирующим элементом человека является его способность повернуться лицом к кому-то или чему-то иному, способность прямо взглянуть на кого-то или что-то, словом, способность быть личностью, сказать себе и другому: вот я, а вот ты, и мы общаемся между собой, вступаем в диалог.

Личность – не арифметическая единица, не один из элементов целого, не единичность-в-себе, она существует лишь как сознание человеком своей инаковости, что я другой, отличаюсь от другого человека. Следовательно, личность предполагает встречу лицом к лицу с другим бытием, вступление в отношение, в общение.

13880213943_440fff3a2d_b

Итак, лишь в непосредственной связи, встрече, контакте мы обретаем знание чьей-то личности. Никакая внешняя информация не в состоянии выразить неповторимое своеобразие другого человека, дать нам знание его «инаковости».

Сколь детально ни пытались бы мы описать его, как бы ни старались передать тончайшие нюансы его внешности, темперамента, характера и другие отличительные черты, и свойства, в любом случае наше описание будет соответствовать громадному количеству индивидуумов. Дело в том, что посредством «объективных» формулировок нашего повседневного языка в принципе невозможно исчерпать глубину человеческой уникальности.

Верующим дано заранее отведать хлеба «восьмого дня», общения «будущего века». В Церкви мы приобщаемся к жизнетворной пище, преобразуя (в Евхаристии, аскезе, богослужении) индивидуальное выживание в общение любви.

Церковь есть Трапеза, акт вкушения пищи и питья: Еда и питье составляют основу человеческого существования, тот способ, каким человек приобщается к жизни. Для Церкви вкушение пищи – не способ продлить земное существование, но возможность реализовать жизнь как приношение Богу и общение с Ним. Это изменение образа бытия происходит не в результате простого следования этическим предписаниям – заповедям, не вследствие эмоционального возбуждения или мистического опыта, но благодаря акту вкушения пищи, преобразованного во взаимный обмен жизнью, совершающийся в любви, в отказе от мятежной автономии. Наше участие в Евхаристической трапезе есть общение с нашими братьями и с Богом: мы разделяем общую жизнь и выражаем готовность реализовать ее как любящие и любимые существа. Вот почему в церковной Евхаристии открывается образ Единого Троичного бытия, образ «истинной жизни», Царства Божия. При этом единство означает в церковном понимании вовсе не «сплоченность», «согласие» и «единодушие» отдельных людей как элементов общей структуры, но изменение образа бытия, преображение индивидуального выживания в общение любви, в жизнь вечную.

Жизнь каждого человека какой бы ни казалась она стороннему взгляду - простой, обыденной, обмирщенной, плоской, газетно-сериальной есть Великая Тайна воплощенного человеческого духа, «загадка богословия» по слову константинопольского патриарха Фотия, а тем более жизнь святого человека, такого как жизнь пустынника и мученика Кодрата. Мы не знаем, как он общался с Богом, как он принимал ангельскую помощь, как научился диалогу с другими личностями (Христом, ангелами, другими небожителями) вне земного социума, но из жития мы знаем: этот диалог состоялся. Святой Кодрат, когда пришло время, был принят в школу человеческого общения и прошел ее до конца, до Небесных врат в лике мученика и врачевателя.