Храм Вятки с 300-летней историей

Пожертвовать

plati gr1

Для перевода пожертвований остканируйте в приложении Сбербанка

Пожертвование на уставную деятельность

Мы ВКонтакте

Форма входа

taierea-capului-sf-ioan-b

В память усекновения главы святого Иоанна Крестителя Церковью установлен праздник и строгий пост как выражение скорби христиан о  мученической смерти  Ангела пустыни и Предтечи Господа нашего, Иисуса Христа. 
В память усекновения главы святого Иоанна Крестителя Церковью установлен праздник и строгий пост как выражение скорби христиан о  мученической смерти  Ангела пустыни и Предтечи Господа нашего, Иисуса Христа. 
Сегодня 11 сентября Церковь празднует день памятной смерти Иоанна Предтечи - начало его небесной жизни. Почему Церковь не назвала этот день просто днем памяти пророка Иоанна или днем  Успения Предтечи Господа? Мучеников христианских тоже усекали мечом, жгли в медных быках, колесовали, четвертовали, раздирали пополам. Однако мы не празднуем ни день Колесования, ни день Сожигания, ни еще какой либо особенный вид казни. Душа народа Божьего была так потрясена этим трагическим событием, что не могла перед лицом земного мира назвать его иначе как Усекновением.

Современный человек жаждет справедливости всегда и во всем по отношению к себе, как манны небесной, немедленно и непрестанно. Какая была дарована «справедливость» этим миром человеку величайшей Правды - Иоанну Пророку? Он всю жизнь отдал на служение Богу и людям. Большую  часть своего земного пути,  скрываясь в  пустыне, Иоанн Предтеча духовно готовился к пророческому подвигу и  проповеди Покаяния. Не было в нем ни тени лжи, порока и властолюбия. Одеждой ему служила - накидка из колючей верблюжьей шерсти, постелью ему был -  земля,  пищей - дикий мед и пустынные растения. Вся душа его была в Боге и жила Богом. По человеческим меркам он был глубоко несчастный человек. Отца его убили, когда ему исполнилось полгода. Мать, спасаясь от преследователей, бежала с ним  в пустыню и вскоре умерла. Оставшись один в огромной жестокой пустыне, младенец Иоанн каждый день  и каждую ночь подвергался опасности. Под черным звездным небом и палящим солнцем проходили его годы в полном одиночестве без человеческого слова, заботы и внимания. Друзей у него никогда не было. Родственных связей он не знал. Душа его широко распахнулась Вечности и Слову Божьему. Но он, будучи в социальном добровольном отстранении, не очерствел и не огрубел сердцем. Вернувшись в мир, проповедуя в долине Иордана покаяние и приближение Мессии, пророк Иоанн не требовал от людей ни духовного героизма, ни высоких плодов совершенства. Особенно это видно из слов, какими он ответил воинам: «Никого не обижайте, не клевещите и довольствуйтесь своим жалованьем». Другим своим соотечественникам  Иоанн, названный Предтечей, отвечал так же мудро, ясно и великодушно. Простой народ его уважал и принимал за пророка. Высшая светская и религиозная знать его сторонились. Громкой славы он не приобрел. Богатство ему было не нужно. Проповедь и учительство его было недолгим. Приготовив людей к принятию Спасителя, он закончил свою жизнь в тюрьме мученической смертью. Эту ли жизнь можно назвать по земному счастливой? Такой ли конец есть «справедливое воздаяние» за все его труды и лишения?

ioan-botezatorul1

Вскоре после крещения Господня, Иоанн был посажен галилейским царем Иродом в темницу. Царь галилейский, Ирод Антипа, был сыном  Ирода Великого,  убившего 14-ть тысяч вифлеемских младенцев.  Иоанн один, среди подобострастного молчания царедворцев и фарисеев, укорял царя Ирода в том, что он, при жизни брата своего Филиппа, женился на его жене Иродиаде, а законную жену отослал в  дальнюю область.  Иродиада озлобилась на Иоанна и многократно темными ночами  просила Ирода, чтобы он ради ее любви к нему, предал человека, мнящего себя пророком, смерти. Но Ирод не соглашался с женой. Он почитал Иоанна за великого пророка и боялся народа, однако, по малодушию, посадил его в темницу. Ирод надеялся, что там  обличительные речи Предтечи никто не услышит. Но молчание пророка в темнице было красноречивее его слов. Кошмар Ирода продолжался. Иногда он спускался к Иоанну в подземелье и беседовал с ним подолгу. Душа его от Иоановых слов прояснялась на время, как у ребенка. Ему становилось легко и радостно. Жена - в царских палатах, пророк - в темнице, ничего - царствовать можно! Но вскоре тоскливое тяжелое настроение возвращалось. Иродиада не отступала со своей чудовищной просьбой. Она только и  жила радостью о скорой смерти ее святого обличителя.

Около года томился в тюрьме Иоанн Пророк. Однажды в осенний день сквозь толстые каменные стены до него донеслись веселые звуки музыки  и шум множество голосов. В этот день Ирод  праздновал по римским обычаям свой день рождения. Местные князья, вельможи, военные  тысяченачальники, галилейские старейшины и религиозные вожди наполнили пиршественный зал. В самый разгар праздника в него влетела полураздетая Саломия, дочь Иродиады и без промедления начала безумный сладострастный танец. Красивое юное лицо горело страстью. Движения ее резали огнем. Они несли разрушение и ярость и были наполнены  бесстыдством и целомудрием, тьмою и светом - все смешалось в одном смертоносном живом вихре. Танец закончился.  Гости закричали, захлопали  от восхищения. Ирод, переполненный гордостью и вином, воскликнул: «Саломия! Проси чего хочешь. Отдам  за твой танец  полцарства! Клянусь тебе царским словом!» Девушка растерялась и обратилась за советом к матери: «Что просить?». «Ирод протрезвеет, - усмехнулась мать, - и медной монетки тебе не даст! Проси голову Иоанна, сейчас же! На блюде! Ты же знаешь, если Иоанн не умрет, то царь, поддавшись на его укоризны, вскоре выгонит нас вон! Какие полцарства? Мы все можем потерять» Дочь послушалась матери.

3378239_1

Ирод, услышав ее просьбу, похолодел и протрезвел. Великая печаль объяла его сердце. В День рождение обычно даруют милость, а он принужден отнять жизнь у святого человека.  «Видит Бог, я не хотел смерти Иоанна, - так на следующий день мог себя успокаивать Ирод, - но ради тех, кто вместе со мной ел и пил за пиршественным столом, кто слышал мою царскую клятву я исполнил желание Саломии! В конце концов, этот Иоанн мне надоел своими нравоучениями! Сколько можно было терпеть! И потом я праздновал свой день рождения! Мог позволить себе как царь чуточку лишнего или не мог?» Но в тот трагический вечер полупьяный Ирод видел перед собой только лица гостей, глубоко внутри прячущие ухмылку: ну что, каково держать царское слово? Как выкручиваться станешь? Полцарства обещал, а сам-то получил четвертушку царства от римского императора! Все его сотрапезники малодушно предавали правду. Ирод  чувствовал себя в западне. Единственный выход  был послать в замок Махер в темницу палача. Так он и поступил. «Я тоже имею право на простое человеческое счастье!»

Казнитель, с красивым звучанием по гречески - спекулатор, на огромном блюде внес окровавленную голову  пророка в праздничный ночной зал и отдал его Саломие. Развернулся и молча вышел. Гости в немом ужасе застыли. Они не могли оторвать глаз от угасающего взора правдолюбца Иоанна. Мертвая голова пророка среди омертвевших душ. Пир далее продолжаться не мог. Гости угрюмо разошлись. Ирод в страхе окончательно напился и провалился с черный сон. Иродиада же, едва дождавшись утра, со злобной радостью закопала главу пророка на мусорной свалке. Но  жена царского домоправителя -  Иоанна, проследила за царицей, тайно взяла святую главу, положила ее в сосуд и погребла на горе Елеонской - в одном из поместий Ирода. Саломия с той страшной ночи больше никогда не плясала. Это не было раскаянием.  Это был животный страх. Тело Иоанна пророка царские слуги отдали ученикам, и они с честью его похоронили. Такова внешняя сторона сегодняшнего празднуемого события.

Krestitel_11

Но разве Саломея не пляшет вновь? Разве мы не относимся к жизни, как Ирод относился ко дню своего рождения? Все должно быть для нас и ради нас. Весь мир обязан принадлежать нам. Вся жизнь должна быть непрестанным днем пира и счастья! И как мы печалимся, если этого не происходит, не случается! Сколько сил тратит человек, чтобы вырваться из смертного круга бытия, уйти от определения Божьего «в поте лица есть хлеб свой». А Саломея - этот мир пляшет перед нами, извивается ужом. Как тут не вспомнить древнего идола Шиву, в танце созидающего и разрушающего миры. Жизнь вселенной - это игра, кровавая пляска, падению в бездну, космический водоворот чувств и мыслей острых, ярких, убийственных и страстно влекущих за собой каждую рожденную душу, наполняющий гибельным восторгом человеческое сердце, так что оно в   беспамятстве кричит: «Полцарства отдам! Половину Божьего Царства отдам! «Половину» спасение своего! Только бы еще немного радости и счастья! Дайте до конца упиться танцем!» Но миру «половину» не надо. Мир требует «главу Иоанна» - все спасение. Миру надобно все «царство, которое внутри нас есть».

Это сосредоточено на одном  конце мира, «лежащего во зле» своих бешеных  экзистенциях и страстях. И это вечный тупик, это начало ада.  А на другом конце  - в мрачном подземелье замка Махер в кротости молчаливого подвига, не ждущий от мира ни «справедливости», ни уважения, ни почтения, ни даже житейской памятливости, неподвижный, закованный в цепи, но прикованный к Богу  любовью всем духом своим, а потому свободный - Иоанн Предтеча. И этот конец уходят в сияющую бесконечность Божественной Любви.

Голова Иоанна на блюде посреди ночного пира. Она была лишена крови, но напоена Духом Святым. Она продолжала говорить и обличать неправду силой Божьей среди молчаливого людского малодушия и царского произвола. Жизнь пророка закончилась Победой над злом. Закончилась смертью. Иной Победы, потрясающей зло до основания, в нашем мире и  быть не может. Христос одолел смерть через крестные муки, так и Предтеча Его, Великий и Последний пророк на границе двух Заветов совершил свой подвиг в совершенстве Любви и Закона. Так был ли он счастлив? По земным обыденным меркам - нет, но измеряя «счастье» не стандартными схемами благополучия и довольства, а исполнением высшего призвания человека, ответ может быть только один - несомненно «да»!  «Он был «счастлив» воплотить в своей жизни Правду Божию. Он был «счастлив» возводить народ к Истине и уготовлять Путь Господень. Он был «счастлив» возложить десницу во время Крещения на главу Сына Божия и первым познать Таинство Божества  Святой Троицы. Он был «счастлив» пройти  бесстрашно до конца путь своего  священного призвания, и как многие пророки до него, отдать свою жизнь за верность пророческому долгу. Он умер счастливым человеком.

sf_ioan_botezatorul15