Храм Вятки с 300-летней историей

episodeimage_18623808

«Случилось, что когда Он в одном месте молился, и перестал, один из учеников Его сказал Ему: Господи! научи нас молиться, как и Иоанн научил учеников своих. Он сказал им: когда молитесь, говорите: Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе;  хлеб наш насущный подавай нам на каждый день; и прости нам грехи наши, ибо и мы прощаем всякому должнику нашему; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого» (Лк. 11: 1-4). 

«Иоанн научил учеников своих» молиться, а Христос, хотя уже и «семьдесят избрал»  апостолов, чуть раньше описываемых событий, а до сих пор никого искусству молитвы не сподобил, потому-то и просит «один из учеников» научить их молиться. Но о чем идет речь: о новом молитвенном тексте или об особом способе молитвы? Иоанн Креститель не придумывал новых молитв, содержание его молитвенных обращений к Богу были традиционны для своего времени, да и самих молитв, псалмов, духовных песен в Священном Писании Ветхого Завета предостаточно. К чему придумывать нечто небывалое? Поэтому обучение молитве пророком Иоанном сводилось к самому способу молитвы. Что это был за способ, мы достоверно никогда не узнаем, скорей всего он был близок к аскетической практике дохристианской общины иессеев, создателей рукописей, объединенных общим названием – «кумранские».   Но для нас, собственно, и не важно, как именно Иоанн Пророк учил своих учеников молиться. Важно другое – молитвенное делание Христа явственно отличалось от привычной практики древних пустынников и поэтому-то ученик, видя такой нетрадиционный способ молитвы Сына Божьего, и попросил «научить молиться»  учеников. Однако Христос не стал сосредотачивать внимание апостолов на своем молитвенном опыте, а к их удивлению даровал их совершенно новую молитву, во многом переворачивающую ветхозаветные представления об отношениях Бога и человека, о месте человека на земле и на небе.

Христос знал, что потом Его ученики в мировых пустынях, ведомые Духом Святым, напишут о методах молитвы сотни мудрых томов, которые будут содержать и теоретические и практические сведения о «священном безмолвии»; и Он даровал нам, ученикам своим, не свод молитвенных приемов и подходов, а новую молитвенную вертикаль, новый образ отношений в любви между Богом-Отцом и сыном-человеком. Святые отцы и учителя Церкви с первых веков  множество раз растолковывали в своих проповедях и книгах текст новозаветной молитвы «Отче наш», разбирали подробно каждое прошение, останавливали свой боговдохновенных взгляд на каждом слове. Их труд экзегезы  не был занесен песками и временем. Из последних толкований в XX веке, пожалуй, одно из интересных и объемных, написал митрополит Вениамин (Федченко). Оно есть на многих сетевых ресурсах, так что при желании найти его будет просто. Поэтому сегодня мы остановимся не на прошениях молитвы «Отче наш», а на самом факте, как даровал ее Христос своим ученикам. 

229726e1f9e17fe0b88b7487555e9026

«Отче наш» - это эсхатологическая молитва, не в смысле молитва о «будущем веке», а молитва вся обращенная к тому, чтобы он пришел, состоялся: «Да приидет Царствие твое». Христос начинает ее без всяких обиняков с утверждения Бога, как Отца и просьб к нему сыновей человеческих. Это крайне важно для понимания! В райском саду Адам ничего и никогда у Бога не просил. Он дерзал и творил. Он называл все вещи вселенной по их собственным, таинственным именам. Он питался от Древа Жизни, когда хотел, и ему не было никакой нужды умолять Бога о «насущном хлебе». Первый человек творил Божью волю, «возделывая рай», соединяя в личном духовном подвиге  Небо  и землю, творя Царство Божие на вверенной Богом ему райской территории. Адам не просил  его «избавить от лукавого», ибо по своей свободе и доверию Божьему, сам был способен противостоять лукавому духу, полностью к этому способен без всякого снисхождения. Он имел нравственно-чистые силы совершенным образом не уклониться на путь зла, ибо райская человеческая природа его была совершенна, а не «удобонаклоняема к неправде» как у современного, пострайского человечества.  И вот, Христос начинает свою молитву с просьбы к  Богу-Отцу, потому что это земная молитва грешного человека. 

Просьба, как дорожный знак с единственным смыслом – мы живем не в раю, человек не самодостаточен. Земля не место автономного существования. Просьба, как математическая точная  формула, что человек на земле «алчет и жаждет», что ему «хлеба насущного» для жизни недостаточно, ему для жизни необходимо ни много ни мало, а чтобы «пришло Царство Небесное». Вот только тогда  он успокоится и утешится и «слезу ототрет». Сама молитва «Отче наш» питает и кормит душу человеческую, дает божественно-ясную возможность почувствовать духовный экзистенциональный «голод», прожечься знанием, что каждый из нас не «богат, разбогател и ни в чем не имеет нужды», а напротив «несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг». Что необходимо нам купить у Христа «золото, огнем очищенное, чтобы… обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы» (Откр. 3: 17-18).