Храм Вятки с 300-летней историей

___20111020_1631827217

Преподобная Пелагея Антиохийская 

Пелагея жила в V веке, в большом и богатом городе Антиохии, бывшем тогда столицей не только Сирии, но и всего Востока. Она была актрисой и начальствовала над цирковыми танцовщицами, дававшими представления на городских площадях. Пелагея была так красива, что некоторые юноши не достигнув ее любви, им как правило не хватало денег оплатить ее  любовные «уроки», бросались с море с высокого утеса. Она знала об этом и смеялась над молодыми глупцами. Танцовщицы считались женщинами легкого поведения, и большей частью проводили жизнь беспутную. Многие из них были тоже красивы, и на их выступления приходили смотреть богачи, с которыми они имели блудные связи. Такую же беспутную жизнь проводила и сама Пелагея до тех пор, пока Господь, хотящий всем спастись, не призвал ее к покаянию.

Случилось это следующим образом. В Антиохии проходил церковный собор, на который съехались епископы из окрестных городов. Между ними был один святой человек, епископ по имени Нонн. И вот случилось так, что, когда архиереи во дворе храма обсуждали церковные дела, мимо них проходила Пелагея, известная всему городу актриса и блудница. Она была одета в прекрасные богатые одежды, и ее окружала целая толпа поклонников. Увидев ее, проходящую столь бесстыдно, епископы вздохнули и отвели глаза в сторону. Один только Нонн долго и пристально смотрел на Пелагею, провожая ее взглядом. Когда же она скрылась из виду, он, обратившись к своим собратьям архипастырям, спросил: понравилась ли вам красота этой женщины? Епископы молчали. Тогда Нонн сказал: поистине многому я научился у нее; ибо эту женщину Господь поставит на Страшном Своем Суде и ею осудит нас. Как вы думаете, сколько времени она потратила, чтобы украсить себя разными способами для временных и суетных своих поклонников? А мы, имея Жениха Бессмертного на небесах, на Кого желают взирать Ангелы, не заботимся об украшении окаянной нашей души, не стараемся омыть ее слезами покаяния и одеть красотой добродетелей, чтобы явилась она прекрасной перед очами Божиими. Сказав это, Нонн удалился в свою келью и, зная по дару прозорливости, что Пелагея может из великой грешницы стать великой подвижницей, долго молился Богу об ее обращении.

CX4K3511 

Святой Нонн крестит Пелагею

Молитва этого святого мужа была услышана, и вскоре Пелагея совершенно изменила свою жизнь. Она приняла святое Крещение, после чего жила какое-то время при епископском доме. Однако обычная христианская жизнь уже не могла ее удовлетворить. Душа ее стремилась понести великие подвиги ради Христа. И вот она, раздав свое имение бедным, тайно ушла из Антиохии и, придя в Иерусалим, поселилась в  обширной пещере на Елеонской горе.  По преданию в ней некогда жили, и там же были похоронены, ветхозаветные пророки Аггей и Малахия. Из этого познаем, что они тоже были аскетами и молитвенниками. Спуск в пещеру занимает примерно три обычных лестничных пролета в многоэтажном доме, то есть дно пещеры находится примерно в 8 метрах от поверхности земли. Спустившись, паломники оказываются в  значительном полусферическом помещении, метров двадцать в диаметре. Он него вглубь пещеры идут извилистые узкие коридоры, большинство которых заканчиваются искусственно выдолбленными в плотном известняке, небольшими пещерками. Пещерки  по большей части круговой формы размером не более стандартной ванной комнатки в панельном доме советских времен: полтора метра на полтора.

спуск в пещеру

Внешний вход в пещеру преподобной Пелагеи

В них-то и жили по многу лет немногочисленные затворники.  В одной из них на восточной стороне спасалась в течение более двадцати лет в добровольном подвиге преподобная Пелагея. Она никогда не выходила из пещерного заточения. Свечей и других светильников у затворников не было, так что через год Пелагею, как и других пещерных затворников, поразила слепота. Дверей в пещеру не было. Вход был наглухо замурован камнями, только в верхней части оставлено узкое окошко, чтобы можно было поставить тарелку с постной пищей. Да, затворники были сыроедами, кроме хлеба, все овощи они ели невареными. Тарелку с едой им приносили из близлежащего монастыря раз в неделю и ставили в щель.

вход в келью

Внутренний вход в келью-пещеру преподобной Пелагеи

Если через две недели тарелка оставалась  на месте, то это означало, что затворник скончался; вход разбирали,  усопшего хоронили, а на его место в пещерку сразу или через некоторое время вселялся новый подвижник. С затворниками никогда не разговаривали, друг с другом через стук по стенке они тоже не общались. В пещере царило вековечное безмолвие. Звуки улицы полностью заглушались толстыми сводами. Если кому интересно, то отхожее место было устроено в полуметровом углублении в стене пещеры, чуть ниже уровня поля, но собственно, скудная пища и малопитие, жизнь в пещере мало затрудняли. Хотя, несомненно, воздух в пещере при малом объеме воздуха, был  тяжел для дыхания. И сейчас-то в ней душно и влажно, и это при том, что вход в пещерку-келью освобожден от камней.  Итак, ни звуков, ни света, однообразная тактильная поверхность,  бессменная одежда, тесное помещение, минимум движений,   полное отсутствие «водных процедур», ни книг, ни разговоров по душам – вот неполный перечь «удобств» в пещере преподобной Пелагеи.

в келье

Стены в келье преподобной Пелагеи

В те времена для женщины подвиг затворничества был немыслим, поэтому Пелагея остригла волосы и прежде вселения в свою пещеру, представилась мужчиной. Ее приняли за благообразного евнуха. И только после ее смерти монахи обнаружили, что это была женщина. За двадцать лет, будучи заживо погребенной, Пелагея не сошла с ума, не оставила свой подвиг. С какими «дикими зверями» ей пришлось бороться  в тишине и мраке пещеры, подобно борениям в пустыне Марии Египетской, одному Богу известно. Но без борений не обошлось. Мы это знаем по житиям других православных затворников. Одни из самых тяжелых искушений – это демонических страхи и банальная скука, которая может довести нормального человека до безумия. Совсем недаром одиночное заключение  считалось и считается в мире тяжелейшим наказанием для преступников. 

О затворниках поневоле 

Брайан Нельсон, получивший 26 лет тюрьмы за убийство и участие в вооруженном ограблении, 12 лет из этого срока провел в одиночной камере коррекционного центра Таммс в южном Иллинойсе. 

Заключенный может провести в камере размером с большой шкаф более десяти лет. Сейчас в США в одиночках содержится 80 тысяч человек — больше, чем где бы то ни было в мире. Зачастую им разрешено пользоваться теле- и радиоприемниками, им доставляют газеты, они даже могут криками общаться с узниками соседних камер, но прикасаться к другим человеческим существам или просто находиться с ними в одном помещении им запрещено. Через несколько месяцев после поступления в Таммс у Нельсона началась депрессия: он мало спал, быстро терял вес, жаловался на панические атаки и без конца перемещался по камере. В Таммсе, как и в большинстве подобных тюрем, заключенных регулярно выводят на прогулку в подобие бетонного пенала — он огражден глухими стенами, но не имеет крыши. Каждый день в течение тридцати минут Нельсон смотрел на небо в надежде увидеть пролетающую там птицу или самолет. Со временем он обнаружил, что если лечь на пол и припасть глазами к крошечному дренажному отверстию, то через него можно увидеть растущую внизу траву. Иногда через это отверстие на площадку заползали насекомые или появлялась паутина — Нельсон ловил мух, чтобы скормить их пауку. «Знаю, это звучит дико, но ты начинаешь воспринимать паука как сокамерника», — говорит он. Известен случай, когда обитатель одиночки в одной из калифорнийских тюрем завел у себя в камере целое паучье семейство и из поколения в поколение наблюдал за их жизненными циклами. В другой тюрьме заключенный пытался спасти жизнь мотылька, сшив его поломанное крыло — вместо нитки он использовал собственный волос. Ближе к концу своего первого года Нельсон вообще перестал спать. Он по восемнадцать часов в сутки шагал по камере — за месяц он снашивал обувь до дыр, а на его подошвах образовывались кровавые волдыри. Раз в две недели его отправляли в тюремную лечебницу, чтобы врачи могли обработать ему ноги, после чего он натягивал носки, обувался и снова принимался мерить камеру шагами, так что раны не успевали заживать и снова кровоточили. «Я слишком много ходил — ходил и читал, — рассказывает Нельсон. — Я в точности знал, сколько шагов от стены до стены, поэтому поворачивал, не отрывая глаз от книги. Или разгадывал судоку. Семь с половиной шагов в одну сторону, семь с половиной в другую».

 1312983912_22

Одиночная камера в одном из  американских штатов

С момента его освобождения прошло два года, и сейчас он работает в компании, которая занимается защитой прав заключенных. У него есть постоянное жилье. «Мир меня пугает, — говорит он. — Я не преувеличиваю. Все происходит так быстро, все так сконцентрировано, что я не вижу там для себя места. Одиночка разрушила меня. Когда я говорю об этом, то начинаю плакать. Я боюсь, что сошел с ума и мир, который я вижу вокруг, — не настоящий. У меня это чувство возникает постоянно. Я кричу по ночам, потому что во сне я снова оказываюсь у себя в камере. А если я там окажусь на самом деле, то покончу с собой — больше я этого просто не вынесу». 

Широкое распространение камер-одиночек в наши дни — результат отчаяния. В 1970-е годы криминогенная обстановка в США была хуже некуда, уличные банды плодились как грибы, а главари группировок чувствовали себя на нарах так же привольно, как у себя дома. «Фактически они заправляли делами в тюрьмах», — вспоминает бывший директор Управления исправительных учреждений Калифорнии Джин Вудфорд. Федеральное бюро пришло к выводу, что метод концентрации особо буйных в одном месте окажется эффективным только в том случае, если заключенные будут изолированы друг от друга. В 1994 году бюро закончило строительство тюрьмы в городе Флоренс, штат Колорадо, — все камеры в ней были одиночными. До сих пор это единственная тюрьма особого режима, состоящая на балансе у федеральных властей, однако вслед за ней аналогичные заведения стали возводиться уже силами отдельных штатов. Майкл Рэндл, бывший в те годы старшим служащим исправительной системы Огайо, говорит, что попроси они законодателей увеличить расходы на лечение наркоманов, над ними бы только посмеялись. А вот предложения о строительстве новых тюрем вызывали прилив энтузиазма: «Хотите новую тюрьму? Может, лучше сразу две?». К 2005 году тюрьмы особого режима или соответствующие пристройки к обычным тюрьмам имелись уже в сорока штатах. Представители тюремной системы утверждают, что камеры-одиночки незаменимы, когда требуется усмирить самых агрессивных зэков.

 0_4bd13_2321f3_orig

Одиночная камера где-то на севере России. Уже кое-что похожее на пещерку

После освобождения Брайану Нельсону порекомендовали пройти обследование у психиатра. Бывший заключенный вспоминает, как один из тюремщиков сказал, что они хотят проверить, не сотворили ли они монстра. Однако первый психиатр, к которому обратился Нельсон, просто не знал, что с ним делать. Следующие девять тоже пребывали в недоумении, и только одиннадцатый по счету специалист диагностировал у него пост-травматический синдром и сказал, что для человека, просидевшего двенадцать лет в одиночке, это не такой уж плохой результат. Нельсон в то время практически не выбирался из дома матери. 

Первая в истории Америки тюрьма, предназначенная специально для одиночного заключения, появилась в 1829 году — это была так называемая Восточная государственная тюрьма в Филадельфии. Ее создатели были квакерами и рассчитывали, что пребывание в одиночке научит преступников смирению и приведет их к откровению. Тюремные коридоры со сводчатыми девятиметровыми потоками вели в камеры, двери которых были такими низкими, что пройти в них можно было, лишь склонившись в три погибели. Внутри царила гробовая тишина, освещалась камера через круглое окошко в потолке — так называемый «глаз божий». По образцу этой тюрьмы в Америке и Европе было построено порядка 300 тюрем, хотя уже тогда было ясно, что одиночное заключение может стать причиной психических расстройств, вплоть до безумия. 

В 1842 году в Восточной государственной тюрьме побывал Чарльз Диккенс, который, описывая типичного заключенного одиночки, говорил, что этот человек «мертв для всего, кроме мучительных тревог и жуткого отчаяния».  А Пелагея была "мертва" только для греха и жива для Бога. По прибытии в Таммс Брайан Нельсон весил 79 кг; год спустя, из-за потери аппетита и бесконечного хождения по камере, он похудел до 53-х. У него стали возникать навязчивые идеи: когда его перевели в новую камеру, он в течение нескольких дней драил ее стены зубной щеткой. «Это сложно объяснить, но камера — единственное, что у тебя есть, — объясняет Брайан. — Поэтому я решил прибраться. Все должно быть в порядке, все имеет значение». Психиатр, который осматривал Нельсона в 1999 году по решению суда, заключил, что у него наблюдается тяжелое депрессивное расстройство. Психиатр рекомендовал перевести его в общую камеру, но тюремные власти это мнение проигнорировали. Некоторое время спустя Нельсон пытался повеситься. Людям, впервые оказавшимся в современной одиночке, не всегда с ходу понятно, в какую опасную ловушку они угодили. Камеры небольшие (обычно 2,5 на 3,5 метра), но чистые, где-то высоко под потолком имеется окошко, температура — комфортная. За хорошее поведение заключенным выдают телевизор или радио, разрешают читать книги и пользоваться тюремной лавкой. Некоторым удается играть с обитателями соседних камер в шашки или шахматы, криком оповещая друг друга о сделанном ходе. Для человека, уставшего от хаоса нашей повседневной жизни, пребывание в одиночке может поначалу показаться чем-то вроде пансионата. 

Однако строятся такие тюрьмы людьми, которые убеждены, что имеют дело с монстрами. Один из архитекторов Пеликан Бэй открыто говорит, что это заведение проектировалось с расчетом на Ганнибала Лектора. «Когда вы дни напролет проводите в серой клетке, все вокруг становится серым», — говорит Нельсон. За исключением привинченной к стене стальной раковины и унитаза, все остальные немногочисленные предметы в камере (кровать, подставка для телевизора, стол) отлиты из того же серого бетона, что и стены. Когда за несколько месяцев до освобождения Нельсона мать поинтересовалась, в какой цвет покрасить стены его комнаты, он просто не знал, что ей ответить — он забыл, что мир вокруг может быть цветным. 

Двери одиночных камер сделаны из перфорированного металла — они пропускают свет и звук, но не позволяют рассмотреть, что творится снаружи. Кроме того, перфорации создают раздражающий оптический эффект — кажется, что дверь приобретает объем и начинает надвигаться на тебя. Акустика в тюрьме специфическая — железобетон усиливает и искажает звуки. Периодически по тюрьме эхом проносятся крики заключенных и надзирателей, после чего камеры снова погружаются в гробовую тишину. 

Когда человек испытывает страх или чувство тревоги, его надпочечники начинают выделять гормоны, вызывающие раздражение нервных клеток мозга, который в свою очередь запускает выработку коагулянтов (чтобы в случае ранения быстрее сворачивалась кровь), приводит мышцы в тонус (вдруг придется драться). Если тревога принимает хронический характер, надпочечники начинают работать гораздо быстрее, нейронные пути, связывающие их с лимбической системой мозга, становятся короче, а сама система увеличивается в размерах, чтобы оперативно реагировать на поступающие в нее сигналы. Одновременно с этим уменьшается префронтальная кора мозга, отвечающая за аналитические способности. Эмоциональные реакции становятся более яркими и спонтанными. «Я знавал одного парня, которого считал гораздо спокойней, чем я сам, а он неожиданно полностью съехал с катушек, — рассказывает бывший заключенный, отбывавший срок в одиночке, по имени Перри Хилсон. — Он начал резать себя». 

Соседи Брайана Нельсона по тюрьме покладистостью не отличались. Только за первые полгода, что он провел в Таммсе, охрана несколько раз применяла слезоточивый газ против зэков, которые отказывались возвращать подносы от еды, устраивали в камере потоп или пытались покончить с собой. Умереть в тюрьме не так-то просто, но заключенные умудрялись делать что-то вроде примитивных лезвий из ошметков облупившейся краски и герметика. Один из соседей Нельсона резал себя так часто, что его руки сплошь покрывали шрамы. Другой умудрился отпилить себе палец. Третий отдирал и ел куски собственной кожи. По утверждениям исследователя Терри Куперса, подобные примеры членовредительства у взрослых людей крайне редко встречаются за пределами одиночных камер. Заключенные, намеревавшиеся уйти из жизни, порой демонстрировали необычайную целеустремленность. Все в том же Таммсе один из зэков целую неделю ложился спать, натянув себе на голову полиэтиленовый пакет, пытаясь заставить свой мозг не реагировать на гипоксию. В один из дней он почти достиг своей цели, но его обнаружили охранники — мужчина уже отключился, но еще дышал. Еще один заключенный забрался на стол и бросился спиной вниз, в расчете разбить себе голову о бетонный пол — в результате он попал в больницу, но остался жив. Своему адвокату и врачам он заявил, что действовал осознанно, поскольку предпочитает умереть, нежели провести остаток жизни в одиночной камере. Только восемь процентов узников одиночных камер осуждены на пожизненный срок, но половина всех самоубийств в американских тюрьмах приходится именно на них. 

Все бывшие узники одиночек говорят, что есть только один способ сберечь остатки здравомыслия. «Если твои мысли все время связаны с камерой и ты знаешь, что пути наружу нет, то до безумия рукой подать», — рассказывает Тони Родригес, который тоже сидел в Таммсе. Чтобы отвлечься, он взял себе за привычку пересчитывать все, что попадалось ему на глаза: отверстия в двери камеры (их оказалось 476), трещины на стене, кирпичи, собственные шаги. «Я сосчитал все поры на одной из стен камеры — ну знаете, такие маленькие отверстия, которые появляются, когда в бетон попадает воздух», — вспоминает он. Родригес просыпался в 4:30 утра и проводил следующие несколько часов за чтением и рисованием. За двенадцать лет в одиночке он дважды прочитал библию от первой до последней страницы, а также штудировал книги по анатомии, физиологии и питанию, читал фэнтези вроде «Властелина колец». После обеда Родригес спал, потом писал письма, занимался самообразованием, играл в шахматы с обитателями соседних камер и тренировался — отжимался от пола и подтягивался, держаcь за полку для телевизора. Он соорудил себе что-то вроде гантелей, наполнив мешки для грязного белья книгами, и даже организовал себе полосу препятствий: «Я начинал от двери, добегал до кровати, забирался на нее, перескакивал на стол, соскакивал на пол, прыгал на раковину, а потом карабкался на ТВ-подставку и спрыгивал с нее в противоположном конце камеры. Это упражнение я повторял по 25 раз — пока у меня не начинали болеть ноги». После этого он умывался, ужинал и начинал готовиться ко сну. 

Брайан Нельсон просыпался в Таммсе еще раньше Родригеса, в 2 часа ночи. Воспитанный в католичестве, в тюрьме он посвящал молитве по семь часов в день, перемежая чтение Розария тренировками, самообразованием и копированием священных текстов. Нельсона вдохновлял пример писателя-монаха Томаса Мертона и его письма братьям-цистерианцам из Гефсиманского аббатства, штат Кентукки. В 11 веке группа монахов-бенедиктинцев, недовольных недостаточной строгостью монастырского устава, откололась от своего ордена, чтобы основать новый монастырь и жить там в полном согласии с заповедями Святого Бенедикта, изложенными им за пять веков до этого. Нельсон, который ребенком посещал школу Святого Бенедикта в Чикаго, решил, что одиночное заключение — это его шанс жить, следуя их примеру. 

«Ora et labora, молись и трудись, — говорит он. — А что такое работа для монахов, живших в те далекие времена? Копирование священных книг». Нельсон трижды переписал от руки «Кодекс Святого Бенедикта», «Римский катехизис», а потом и Библию — на ее переписывание у него ушел год, девять месяцев и два дня. В процессе работы он старательно обдумывал списываемый текст. После Библии он взялся переводить цистерианские тексты с латыни. «Это одно из самых сложных дел, которыми мне приходилось заниматься. Но это помогло мне выжить», — говорит он. Нельсон обратился к властям, чтобы ему позволили питаться в соответствии с церковными правилами. Во время слушаний он предъявил скептически настроенному окружному части переписанной им Библии, аккуратно запакованные в оберточную бумагу. Он выкладывал их на стол стопка за стопкой: «Здесь Книга Бытия и Исход, — пояснял он. — А здесь от Исхода до Книги Иова. А тут от Иова до Книги Есфири». «Вы сами это переписали?» — изумился прокурор. «Я уже почти дошел до третьей книги Петра», — сообщил Нельсон. Ему позволили перейти на католическую диету. 

Монастырские правила требовали самобичевания, но у Нельсона не было для этого подходящего инструмента, поэтому он соорудил нечто вроде плетки, завязав несколько узлов на проводе от айпода. Его было занесли в категорию потенциальных самоубийц, но ему удалось убедить тюремного психиатра, что самобичевание — всего лишь разновидность религиозного поклонения, и продолжил свои занятия. 

4 октября 2012 года Нельсон был условно-досрочно освобожден. К этому моменту он уже активно работал в программе реабилитации бывших заключенных и представил в Управление исправительных учреждений несколько рекомендательных писем, авторы которых характеризовали его как «серьезного и ответственного сотрудника», «человека, делающего большое дело», «ценного члена сообщества, борющегося за реформу тюремной системы». 

В отличие от Нельсона, большинство бывших узников одиночек не могут использовать свой тюремный опыт в профессиональной жизни. Им редко удается встретить среди людей тех, кто способен понять глубину их душевной травмы. Большинство бывших заключенных, независимо от сроков заключения, имеют проблемы с социализацией и не в состоянии находиться в толпе.  Многие вообще оставляют попытки вернуться в социум и проводят все время в кругу семьи. Зачастую дома они воспроизводят привычные им условия заключения и живут так до конца своих дней. Первое, что сделал Нельсон, вернувшись в родительский дом, — запер все двери, ведущие в его комнату.

 00001744

Затворничество Христа ради 

После этого небольшого рассказа о тяжелых последствиях пребывания в одиночной камере, нам намного больше понятней какой великий труд добровольно приняла и совершила Пелагея. Если кто-то спросит, а зачем ей так было себя мучить? Ответим, видимо для спасения души именно ей этот вид подвига был необходим, как воздух. Проводя здесь самую строгую жизнь в посте, молитвах и бдениях, Пелагея достигла святости и сподобилась благодатных даров от Бога. Там, на Елеонской горе, недалеко от места Вознесения Христа, она закончила свою земную жизнь и перешла в небесные обители святых. Пещера, где подвизалась Пелагея, сохранилась в Иерусалиме до нашего времени, и паломники приходят туда для поклонения и молитвы. 

 

Таково житие преподобной Пелагеи Антиохийской. Душа человека есть невеста Божия. Ее нужно очистить для Христа. Пелагея ее и очистила за многие годы пребывания во глубине горы Елеонской.