Храм Вятки с 300-летней историей

 

img_78751

Чудаки и мастера

Жизнь Церкви не замыкается в пределах  храма. Уже не раз Вятская Епархия проводила свои рождественские,  пасхальные праздники и другие мероприятия в стенах городского театра кукол имени А. Н. Афанасьева. Совсем недавно фойе театра преобразилось. В нем, на первом и втором этажах, была установлена кинематическая композиция из пяти арт-механических объектов.  Кроме эстетической ценности, она обладает своим изрядным духовно-художественным смыслом, не столь очевидным для «мобильного» взора. На эту тему мы и решили порассуждать с читателями нашего приходского сайта. В статье на примере кинематических диковин будет показано, как православное миропонимание углубляет взгляд и дает возможность увидеть многоплановый смысл в любом земном явлении. 

Перед спектаклями дети и взрослые дружно толпятся вокруг представленных арт-конструкций, восхищенно удивляясь и обсуждая друг с другом увиденное, подобно тому как в 19 веке, люди по-детски изумлялись бегущему по рельсам паровозу.  Давно забытая радость в наш мобильно-компьютерный век! Для неравнодушного взора сразу открывается смысловое единство всей явленной кинематической группы. Каждый арт-механический объект с другим  связывает сфера, как символ вечного мыслимого совершенства, в нашем случае – совершенства художественного. Он явственно читается даже в настенном театральном древе в виде бело-стеклянных полусфер и металлических окружностей.

 1361266962_vbp_art-mehanika_g-l

Арт-механик и художник Виктор Григорьев из Санкт-Петербурга согласился возглавить этот  необычный художественный проект и довести его в рекордные сроки до «победного конца». В творчестве арт-художника Виктора Григорьева вода, как стихия и символ, занимает особое, если не первенствующее, значение, ибо как будет ясно в дальнейшем, в кинематическом творчестве  «без воды - ни туды, и ни сюды!» На выставке Виктора Григорьева в областном художественном музее имени братьев Васнецовых из представленных работ почти  каждая четвертая была  связана с темой «воды». И это не случайность художественного выбора, а концепция! Практически во всех религиозных системах, да и в древних мифах тоже, вода символизирует праматерию, первичное вещество, из которого потом появилось «все», в том числе и человек. Достаточно вспомнить ближайшую к нам библейскую традицию: «Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою».  Под «водой» в данном случае подразумевается не привычная  водная гладь, а материя, способная к самым кардинальным изменениям, та «текучесть вещества», о которой говорит нам квантовая физика 21 века. Итак… 

На первом этаже театрального фойе Виктор Григорьев установил свою первую кинематическую композицию с незамысловатым названием «Фонтан». Но теперь-то мы знаем, что не так-то прост этот самый «Фонтан». Движение в композиции осуществляется при помощи воды, а не механической тяги или электричества как в других арт-устройствах художника, тем самым возвращая нас к воде, как к символу первотяги и  перводвижения. Но это еще не все. Вода в «Фонтане» является  не только внутренним двигателем, но она и сама по себе, ее изменчивые текучие формы, превращены силой искусства  в объект художественного восхищения и восторга! 

На самом верху «Фонтана» установлены круглые часы со стрелками. Вспомните древние водяные часы. Вода бежит. Время бежит. Материя меняет свою форму.  Мир меняется с каждой секундой, как вода. И сама постоянная изменчивость воды, ее вечная неограниченная потенция принимать любые формы есть странный символ вечности. Вот такой вот парадоксальный двуединый символ у простой воды. С одной стороны она олицетворяет время, временность и как следствие, смертность, а с другой - символизирует системную вечность и начало новой жизни. Дорогие зрители, постойте подольше у арт-конструкции «фонтан», «обнимите» ее взглядом и этот противоречивый двойной символ сложится в сердце и принесет с собой тишину и ясность.

 

 659_bc07f9ea3d8647a8e9587316a47cab

На втором этаже фойе арт-художник Виктор Григорьев разместил сразу три больших кинематических устройства, названных несколько условно: « Птица-лодка», «Дерево-театр» и «Конь-самолет».  Пятый элемент единого кинематического замысла, считая «Фонтан», получился составленным из четырех парящих под куполом арт-фигурок: «черепашки», «головы», «кита» и «городка». Все четыре фигурки  можно увеличительно рассматривать в подзорные трубы, установленные на перилах балкончика.  

Мы уже говорили, что все представленные арт-механические объекты связывает сфера, как символ мыслимого совершенства, в нашем случае – совершенства художественного. Теперь мы можем «сопоставить факты». Виктор Григорьев ненавязчиво, тайнообразующе явил перед вятскими людьми кинематическую модель мира,  смонтированную в гармоничных координатах «четырех мировых стихий»: воды, земли, воздуха и огня. Не трудно догадаться, что «Фонтан» представляет собой первую стихию воды – изменчивость материи, пространства и времени. «Птица-лодка» с огромным надутым шаром похожим на земной – стихию земли, устремленную к небу – «первый закон термодинамики», стабильность и сохранность материи, пространства и длительности, а значит, и нашего мира. Кстати, Виктор Григорьев с постоянным упорством создает «вечные двигатели», а это и есть кивок в сторону первого (да и второго тоже) закона классической термодинамики. «Дерево-театр» - стихию земли, преображенную творческими усилиями людей, так называемый «второй мир», то есть человеческую культуру во всем ее многообразии. Символически эта мысль выражена в конструкции большим количеством колесиков, рычагов, странных образов и фантасмагоричной руки, словно «правящей балом», причудливых ветряков и масок. Не понятно? А Вам разве все понятно в человеческой культуре?

658_c14e577021ed781d59739f1b68072b 

И последняя арт-фигура «Конь-самолет» являет стихию воздуха – вознесение, возгонку материи, пространства и времени, то есть нашего мира до  чистых пределов идеальной жизни, до царства воздуха и света. А где же четвертая огненная стихия? Ее нет и быть не может, потому как стихия огня есть ничто иное, как огненная стихия творчества, «пламень вдохновения». Она «опалила» своей силой всю пятичисленную кинематическую композицию Виктора Григорьева, облила все арт-фигуры своим всепроникающим художественным огнем. Отсюда понятно появление парящих в небе - «головы», «черепашки», «городка» и «кита». Человек забирает с собой в творческий «полет» все, что ему было дорого на земле, и чему он научился  радостно отзываться. Вот только рассмотреть это высокое парение обычным глазом невозможно, здесь необходима увеличительная сила любящего сердца, «подзорная труба» небесного ума. Попытаемся? Заглянем? У арт-художника Виктора Григорьева это получилось.

  вечный двигатель

Зачем Левша «сломал» заморскую диковинку? 

Не странен ли сегодня стойкий интерес к арт-механике на фоне роботизированных песиков «Айбо», динозавров «Плео»,  кошек, кукольных андроидов обоих полов и веселых говорящих хомячков?  О чем он нам говорит? В 17-18 веках был  шумный расцвет механических зверушек, птичек, балерин в шкатулках, танцующих под звуки медной перфокарты, марширующих и звонко барабанящих солдатиков. Совсем не случайно Г. Андерсен в пику своей рационально мыслящей эпохе написал знаменитую сказку об искусственном соловье, да и наш Лесков со своим рассказом «Левша»  отозвался на похожие модные общественные стремления. 

В 19 веке, в период первой технической революции, интерес к механическим диковинкам остыл, а в  середине двадцатого века до сегодняшнего времени почти и вовсе пропал. Что же означает это возрождение арт-устройств? Почему глаза детей и взрослых загораются неподдельной радостью при виде  кинематических художеств? В чем смысл арт-механического искусства? Понять это нам поможет лесковский рассказ «Левша». В нем описана история тульского мастерового человека. С мягким юмором рассказывает писатель, как механик Левша ухитрился подковать заводную стальную блоху — миниатюрный механический автомат, привезенный из Англии. Гвоздики, которые выковал для этой цели мастер, нельзя было разглядеть ни в какой "мелкоскоп". Однако в результате русской хитроумной подковки, «англицкая» блоха перестала танцевать. Другими словами Левша «испортил» премудрую заводную игрушку. Так в чем же тогда заслуга нашего умельца Левши? В миниатюрных подковках? В совершенстве русских «нано-технологий» девятнадцатого века? Отчасти, да, но это не главная доблесть провинциального «Кулибина». Блоха, созданная английским мастером, была для своего времени технологическим «чудом» подобно тому как сейчас таким «чудом» являются процессоры 4 поколение Intel Core Haswell с 14-нанометровой  технологией производства или 3D принтеры, печатающие армейские пистолеты.

82868554_012812_1301_10

Левша не усовершенствовал  английскую технологию, он, используя наш компьютерный пример, «подковал» процессор, превратив его в художественный объект. Русский мастер вывел забавную игрушку «блоху» из сферы временных технологий в вечное пространство искусства. Он сотворил из нее микроскопический арт-персонаж, сделал из механической забавы  гениальный артефакт искусства. Николай Лесков был провидцем-писателем, через образ Левши он показал, что технологии – это хорошо, замечательно, но культура – выше, «роднее» для человека, что в отрыве от нее НТР выхолащивает в людях сердечность, искренность, глубину восприятия жизни, стандартизирует сознание и превращает человека в машину потребления, в блоху, танцующую под дудку масс-медиа и GR генераций. Без искусства, и шире без культуры, в конечном итоге становятся не нужны любые продвинутые технологии, ибо они сами по себе бездушны и мертвы. Без культуры у  технологий  нет цели. Она может обслуживать только себя. Все ее задачи сосредоточены на поддержании своего технологического бессмысленного роста, как у робото-сферы в трилогии «Матрица». Почему? Цель должна находиться вне пределов системы, тогда ее экзистенциональное становление плодотворно и бесконечно. У культуры такая  внешняя цель существует. Она в человеческом стремлении к совершенству, к вечным идеалам добра и абсолютной любви.

 800 

Почему людей радовала искусная имитация живых созданий? Вся механизация была скрыта. Разве, что была открывающаяся дверца, убеждающая, что игрушка двигается не силой диавола. Похоже, именно поэтому расцвет механической игрушки приходится уже на XVII-XIX века, когда закончилась "охота на ведьм". К этим временам игрушки стали настолько сложными и затейливыми, что выглядели настоящим чудом. Механические насекомые внешне ничем не отличались от живых: ползали, шевелили усиками, расправляли крылышки. Например, французский механик Жак Вокансон демонстрировал  механическую утку. Она не только крякала и передвигалась, переваливаясь с боку на бок, но также плавала и плескалась в воде, двигала головой, расправляла крылья и приводила в порядок перья с помощью своего клюва. Кроме того, утка пила воду и клевала зерна, "переваривая" их с помощью химических веществ, для чего в ее брюшке была устроена своеобразная химическая лаборатория. 

В арт-механических моделях напротив, все чудесное устроение явлено совершенно наглядно, все эти веревочки, пружинки и моторчики выставлены на радость зрителям для всеобщего обозрения. Кинематический объект открыт и воспринимается как артефакт искусства. В кинематике движение само по себе дано как искусство. Художник открывает «тайну»  созданного механизма не только  ради восхищения, но чтобы мы созерцали движение, ибо движение составная часть, может быть и главнейшая, арт-механической модели. Художник арт-механик зовет нас задуматься о красоте движения, о его гармоничности и целеположении. Он говорит, что не только движение гигантских звездных систем, но и хаотичное, «броуновское» мельтешение микроскопических частиц, столпотворение пыли в лучах солнца, исполнено особой первичной красоты. Мы привыкли к словам, что движение – это жизнь. Художники-кинематики напоминают нам, что движение – это красота, что без движения – материя была бы мертва.

 Pierre-Carreau_web15

Можно даже сказать, что  красота движения есть первичная форма красоты. Она первичней всякой  другой материально организованной формы, будь это  звезда, планета, капля воды, цветок или человек. Мы восхищаемся застывшим великолепием гор, минутной недвижностью океанских просторов, тихостью березовых рощ и фиксированным видом звездных туманностей, но во всем этом многообразии природной красоты лежит остановившееся, но не закончившееся движение. Мертвое - статично, живое - находится в бесконечном круговороте. Поэтому Абсолют, как источник Жизни для всего, обладает свойством  абсолютного движения и абсолютной скорости. Чем выше скорость движения у объекта, тем значительней качество его жизни. Кинематика не «спорит» с чудом жизни, не маскируется под нее, а участвует в создании художественного образа, восстанавливает «первообразность» движения, а, следовательно, и конкретность нашего повседневного существования. Кинематика своей архаичной технологичностью, нарочитой примитивностью моторных механизмов, возвращает нас к истокам жизни, любви и искусства.

История для любознательных

История для любознательных

Мамы и папы расскажите об этой выставке детям. Уверены, что они будут удивлены не меньше, чем  3D приложениями и айфонами. 

5ц

Настоящая блоха подкованная настоящиями подковками. Это не шутка.

Настоящая блоха подкованная настоящиями подковками. Это не шутка.

В Туле в Международный день левшей, 13 августа 2013 года, наконец-то показали самую настоящую подкованную блоху. И это была только одна из более чем 20-ти уникальных микроминиатюр, привезенных сотрудниками Политехнического музея из Москвы на выставку в Тулу. Полюбоваться ими можно только через микроскоп. Поэтому в выставочном зале в Туле на Красноармейском проспекте, где прошла эта необычная экспозиция, были установлены стойки со специальным оборудованием. На выставке были представлены микроминиатюры мастеров Н. Сидристого, Э. Тер-Казаряна и А. Рыкованова. Эти работы  объехали весь мир, и у каждого из тех, кто их видел, вызвали массу вопросов. Прежде всего «как это сделано?» и «какими инструментами это сделано?»

 4ц 

Действительно, непонятно, каким образом Николаю Сидристому еще в конце 50-х, когда о нанотехнологиях еще никто не слышал, удалось подковать самую настоящую блоху: три золотые подковки автор закрепил на блошиных лапках стальными гвоздиками толщиной в 6 микрон. Он же умудрился чем-то просверлить вдоль человеческий волос, отполировать его стенки до абсолютной прозрачности и поместить внутрь розу. Роза, кстати, выполнена из красочного слоя со старинной картины, который был снят во время реставрации.

 1ц

Тот же Сидристый «построил» из чистого золота великолепный фрегат величиной в 5,5 мм с оснасткой, толщина которой составляет 0,003 мм. А еще придумал и сделал стрекозу с часами. У насекомого в голове — механизм, приводящий в движение два микродвигателя, они размещены в корпусе и состоят из 130 деталей. На выставке было множество потрясающих экспонатов. Например, букет цветов, выполненный из мельчайших рыбьих чешуек. 

 2ц

Точная копия скрипки Страдивари, собранная из 56 деревянных деталек и помещенная в ушко стальной иглы. 50 портретов армянских деятелей культуры средневековой Армении, выгравированных на крошечном хрустальном лепестке. Фигурки танцующих армянских девушек из золота, размещенные на половинке косточки инжира. Это — работы гениального мастера Э. Тер-Казаряна.

  3ц 

А. Рыкованову более близка пушкинская и православная темы. Он гравирует точные копии рукописей поэта, а также иконы и тексты молитв на срезах зернышек риса и половинках макового семени. Так что религиозное творчество совсем не чуждо тульским мастерам! 

  6ц

Все выставочные миниатюры поражали не только своими микроскопическими размерами, но и художественным вкусом. Авторы тщательно выбирали материалы, работали над композицией и красотой линий, находя выразительные сочетания цветов. Впрочем, есть и настоящие «фокусы». Ну как, скажите, как можно разместить на срезе человеческого волоса 70 золотых фигурок? 

Среди экспонатов выставки — фотоаппарат размером 8×12 мм. На стенде указано, что модель действующая, то есть эта крошка, ко всему прочему, еще и делает снимки. Земля русская не оскудела современными «левшами»!