Храм Вятки с 300-летней историей

3031505-R3L8T8D-650-3 

Алексей Машегов.  «Сейчас как дам тебе прямо по морде!» 

Буду писать про личное и важное. Не сердитесь, если оно окажется иным, чем у вас. Так бывает. Я расскажу, зачем я воцерковляю  своих детей. Постараюсь обойтись без фарисейства и лубка, который многих отталкивает от Православия. Меня тоже отталкивал. Много лет. Моим детям повезло больше – они сразу добрались до того, главного, что мне, гордому и со вкусом, мешал увидеть вездесущий лубок. На то и дети – Бог к ним ближе. С этим даже атеисты не спорят, а лишь переводят в свою плоскость - ещё в 1772 году философ Гольбах писал: «Все дети атеисты; у них нет никаких представлений о боге». Своих детей, кстати, у Гольбаха не было, жизнь он положил на богоборчество. 

Зачем ходить в храм? Зачем водить туда детей? Для воцерковленных родителей эти вопросы, вроде, не стоят. Но ответить на них самому себе нужно. Главная индивидуальная цель каждого православного христианина, от мала до велика - спастись. От себя самого спастись, по большому счету. От своих горячо любимых страстей и таких привычных грехов. Соблюдение постов, чтение молитвенных правил, участие в таинствах – это все крайне важно, это необходимые для достижения цели условия. Но вряд ли достаточные. 

Начать жить по Евангелию – вот, собственно, для чего посты и таинства. «Задуши послушными руками своего непослушного Христа»: итожил свою отчаянную богоборческую песню, которая так и называется – «Евангелие» - Егор Летов. Это только звучит страшно, а если подумать и внимательно, внутрь и вглубь, посмотреть – каждый душит. Ежедневно и по много раз, даже не замечая этого. 

Говорят, дети безгрешны. Так и есть, и православная традиция – о том же: до семи лет исповедоваться не надо. Но это ненадолго – человеческая природа быстро берет свое. Вот моя пятилетняя доченька кривит ангельское личико, замахивается на маму и кричит «Я тебя не люблю!» – так уж она не хочет игрушки убирать. Скажете, просто детский каприз? Да нет, это только что Христа задушили. Но такой малыш – он неразумен еще, потому и скидка ему, потому и не нужна исповедь. А когда мы орем в ответ? Когда нет мочи сдержаться, и мы хлещем ребенка обидными и злыми выкриками? Друг, его сыну четыре, поделился историей из жизни. Вечером он пошел проверить машину, сын вдогонку крикнул: «Купи апельсинов!». Магазин был закрыт, и мальчик с порога «предъявил»: «А ты чего пустой пришел? Сейчас как дам тебе прямо по морде!». Представьте свою реакцию. Вы бы что сделали? Примеряю себя к этой ситуации, сам себе сознаюсь: «наехал» бы в ответ, мало б не показалось. Мой друг подставил лицо и спокойно сказал: «Бей». Ребенок начал наносить удары - панамкой какой-то, которая у него в руке была. «Раз-другой-третий, и с каждым ударом – все слабее, и выражение лица у него меняется, потому что я терпеливо принимаю, - рассказывает папа. – В конце концов, он прекратил, встал удивленный - что ни сдачи, ни ругани не было. А я пошёл своими делами заниматься». Через минуту сын пришел мириться. Попытался обнять. Попросил прощения, отец не реагировал. Еще раз извинился. «Ну, папа, прости меня, пожалуйста, а то я сейчас заплачу» - говорит. «Слышу по тону, это не из вредности, а именно от раскаяния. Тут я у него спросил, почему же ему хочется плакать, когда он смеяться должен, ведь только что безнаказанно бил меня по лицу?». 

c34fc35b19c86b6cbf1881af4ad22074

Вот такой эпизод, вот такой спонтанный пример жизни по Евангелию. Этот мой крещеный в Православие друг в храм не ходит. Но еще придет, и вместе с детьми, я в этом совершенно уверен. Когда душа вспоминает, что она – христианка, ей становится тесно вне Церкви. «Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века» - это заключительные слова «Символа веры», молитвы, в которой христиане описывают – во что же они верят. 

«Я в церкви для того, чтобы получить вечную жизнь» - однажды меня за это признание изрядно застыдили: фуу, ну что за прагматизм. Стыдили, впрочем, люди, которые из всех православных теорий и практик остановились на пасхальных яйцах и рождественском гусе. А вот детей дерзко-практичная христианская идея о том, что смерть можно победить, ничуть не смущает и очень радует, точно говорю. 

«Эй, папаша! Нельзя обманывать ребенка и внушать ему ничем не подтвержденные надежды» - гневно воскликнут тут атеисты-активисты. А вы сами уже все как есть рассказали: сынок, ты, умрешь, и сестренка твоя тоже, на этом все и кончится, черви обглодают ваши кости, на могиле вырастет травка, и это называется круговорот веществ в природе? 

«Не так давно Кэтрин панически боялась смерти. Однажды мы ехали на машине и вдруг она начала что-то страшно выкрикивать с заднего сиденья. "Я только что подумала о смерти! - закричала она и разрыдалась. - Я не хочу просто так исчезнуть! Умереть навсегда, и это - все, это - конец!" 

Так Натали Энджиер, американская атеистка и «общественница», рассказывает про свою дочку. Рассказывает откровенно, не пряча и не принижая проблему: «Мы успокаивали ее, как могли, говорили, что она будет жить долго-долго, что изобретут новые лекарства, которые к тому времени, когда она вырастет, помогут ей жить еще дольше, несколько сотен лет…» А это, значит, гарантированные надежды – на многовековую жизнь? 

И дальше: «Мы рассказали ей, что на самом деле ничто в мире не исчезает, а только изменяет форму, и что она может стать дельфином, орлом или гепардом. Но сейчас она ничего об этом не знает, как и тогда она не будет помнить про свои прежние воплощения, про то, что когда-то она была девочкой Кэтрин». Довольно странно от атеиста слышать о прежних воплощениях, нет? «Но как бы то ни было, я не стала морочить ей голову этими вечными байками про райские сады, пение ангелов, звуки арфы и все в таком роде» - гордо завершает свой рассказ Натали Энджиер. 

Я, между прочим, тоже ничего такого своим детям не говорил. И даже представить не могу такую степень религиозного фанатизма, на которой появляются арфы - «И в последнее время у Кэтрин, кажется, уже закончились эти вспышки ужаса. По крайней мере, в течение года или двух они уже не повторялись». Больше всего меня удивило это «года или двух». То есть, она не помнит, когда ее ребенка перестали мучать «вспышки ужаса». Год-два, да какая разница. 

explain_this_01

Ну, я, наверное, к словам цепляюсь. Суть в другом. Даже радикальные безбожники не осмеливаются обрубить напрочь перспективу посмертного существования, когда говорят с детьми. А вот подрастут они, можно и признаться – мы тут смухлевали маленько, все гораздо жестче. Не вижу я в этом ни честности, ни научной убедительности, ни уважения к ребенку, хоть ты тресни. Пойду лучше сыну расскажу про Бога, который сошел с небес «нас ради человек и нашего ради спасения». Сыну уже полгода, он уже понимает. Я понятия не имею, кем станут мои дети, когда вырастут. Их дело, в общем-то. Но я четко представляю, какими они быть не должны. Моим дочерям совершенно не к лицу будут баночки «Ягуара» или какое там пойло еще появится. И сигареты. Сыну, впрочем, тоже. Но дочерям – особенно, им рожать, рожать и рожать. Мои девочки не будут танцевать, как Бьянка какая-нибудь. И одеваться, как она, они тоже не будут. Сын не захочет выглядеть, как девочка, и вести себя, как девочка, даже если это модно. Не будет косить от армии, что бы ни говорили женщины. В то, что однополые браки – нормально, а политкорректность – разумно, мои дети не поверят. Их лексикон обойдется без «этой страны» и «пора валить». А свою страну они будут любить, а не считать ущербной. И изучая ее историю, укрепляться в любви. 

Мои дети не станут выбирать друзей по статусу или «платиновости» кредитки. И не смогут равнодушно проходить мимо тех, кому плохо – неважно, какого они цвета и политических пристрастий. Они не забудут своих родителей, когда родители окажутся, в общем-то, не нужны. Они не перепутают любовь со страстью. Их научит любви не Вера Брежнева и даже не Иван Бунин, а «Евангелие от Иоанна». Хотя Бунина, они, конечно, тоже прочитают. Они не будут брать от жизни все. Ведь отдавать - интересней. Наверное, им не очень просто придется… Ну а как иначе? 

Множественная претензия в мой адрес – вкладывая в детей определенные религиозные установки, я лишаю их свободы выбора. Претензия принимается. Но все гораздо страшнее. Они и на первых уровнях пирамиды потребностей несвободны. У них отняли право питаться исключительно шоколадными яйцами и чипсами, вместо это они едят кашу и суп. Еще им приходится делать уроки, хотя компьютерные игры, определенно, были бы более предпочтительным для них времяпровождением. Свободы самовыражаться с помощью обсценной лексики, как это принято в ЖЖ и ФБ, у них тоже нет. Ребенок – изначально зависим. И он губка при этом - впитывает в себя все подряд и отовсюду.

D17UVr-ncAQ 

Популярный тезис «пусть вырастет – и сам решит, во что верить», кажется мне ошибочным. Дети ведь не в вакууме живут. Вокруг них тьма разнообразной информации, и, скажем так, околорелигиозной, мистической – тоже. «Битва экстрасенсов», например, которую весь день на Рождество показывал федеральный канал в стране, оккупированной попами. Или весь класс моей десятилетней Анны увлечен сейчас куклами «Монстр Хай». Знаете таких? 

Среди этих куколок: дочери Франкенштейна (Фрэнки Стайн) и Дракулы (Дракулаура), сыночки доктора Джекила (Джексон Джекил) и мистера Хайда (Холт Хайд), зомби еще есть и много кого еще. Сугубо на рынок СНГ можно было бы еще Лысика Чикатилку выбросить… И вот все Анютины подруги, и она сама, обожают эти игрушки, по-моему, даже визуально отвратные. Думаете, эта мода просто пройдет бесследно? Пройти-то пройдет… но осадочек останется. Монстры – это круто, вау! 

Или в краеведческий музей я с дочками ходил, там зал коренных народов Сибири, фигуры шаманов стоят. Экскурсовод говорит: «Поздоровайтесь с шаманами! Они держат связь с могущественными духами, нельзя их огорчать». У детей аж глаза по пятаку стали от такого. Это не вклад в религиозное воспитание? 

Так что, к возрасту, когда можно «самому решить» (кстати, когда он наступает? Вместе с половой зрелостью? Получением паспорта? С правом пить алкоголь?) ребенок подходит с уже вполне сложившимися представлениями о духовном и иррациональном, хотят того родители или нет. И я полагаю, что если самоустраниться, в детской голове будет, духовный  винегрет. 

Как у тех, кто бьется в очередях за святой водой, при этом, внимательно изучает гороскопы, а заодно убежден, что Бог у всех один, и христиане с буддистами в одно и то же верят. Ну, у нас полстраны, если не больше, с винегретом, как это ни печально. Но разумному человеку тяжко держать в мозгу винегрет. Проще объявить самому себе: «Если все так намешано, видать, нет вовсе никакого Бога». Это, конечно, будет выбор. Но к качеству исходных предпосылок – большие вопросы. Еще вариант – как бы отстраненно рассказывать ребенку обо всех религиях, чтоб напитать его материалом для анализа. Отчасти согласен. Непременно должен культурный человек знать хотя бы базовую информацию об основных религиозных течениях, а лучше и не базовую, а поглубже, это даже не обсуждается. Только в отстраненную объективность при подаче этих сведений я не очень-то верю.

26883a462ebfd2599a0f4eab22be3ad8

Если родители придерживаются какого-то вероисповедания (и атеизма тоже), так они к нему ребенка и подтолкнут. Если рассказывать о фактах религиозной истории, как о добрых сказках и красивых мифах, я встречал такие советы – это тоже дорога к неверию, только обходная. Ну какой смысл верить в сказки? Я не поленился, прочитал учебник «Основы мировых религиозных культур», по которому учатся нынешние четвероклашки, родители которых выбрали этот модуль. Выбор, наверное, как раз и обусловлен идеей – пусть про все узнает и сам решит. 

Взвешенный, кстати, учебник, корректный. Анюте, изучающей в школе «Основы православной культуры», тоже дам его. Только совсем уж там «по вершкам». И скучно. Ничего теплого, для сердца, способного влюбить – там нет. В каждой из религий – есть, а там почему-то нет. Желаете, чтобы ваш ребенок вырос внерелигиозным человеком – рекомендую именно этот курс. Никакого неуместного интереса к церквям и ритуалам не возбудится после прочтения. А я такого для своих детей не хочу. Я сам слишком долго жил без Бога много дров наломал:  топить - не истопить.  Так вот, я хочу, чтобы мои дети верили в Бога и жили по Евангелию. 

В первой части текста я рассказал – какими, на мой взгляд, не должны стать мои дети. В комментариях зацепились за Бьянку и мою, якобы, гомофобию. Успокою тех, кто переживает – как же я выдержу, если мои дочери вдруг станут танцовщицами. Анна не первый год занимается танцами, в репертуаре их ансамбля, страшно сказать, и канкан присутствует. Никакой проблемы. Ребенок учится красиво двигаться, просто надо понимать, где и что позволено и уместно. 

1352355-R3L8T8D-650-41c835ff07ac

И гомофобии у меня нет. Есть неприятие социального явления – однополых браков, это да (привет протестующим французам!). Но вот ведь я написал: «не смогут равнодушно проходить мимо тех, кому плохо – неважно, какого они цвета». Простите за высокопарность …человечность и милосердие выше любых различий между нами. Я этому детей учу, причем тут гомофобия? Воспитать хороших людей – добрых, сильных, честных, отзывчивых, щедрых, любящих, готовых к самопожертвованию, помнящих про свои корни, устремленных в небо, но прочно стоящих на земле – вот чего я хочу. 

Наверное, и даже наверняка это можно сделать, минуя какую-либо религиозность. Ну, если мы говорим о воспитании в традиционных христианских ценностях, назовем их общечеловеческими. Есть ведь и родители, которые желают счастья и успеха своим детям любой, совершенно любой ценой… Так вот, духовно сильные люди, которые несут в мир добро и противостоят злу (не будем вступать в демагогическую дискуссию о добре и зле, хорошо? Прошу вернуться к набору общечеловеческих ценностей) не берутся из ниоткуда. Они работают над собой, строят себя. 

Мышцы можно накачать дома, отжимаясь от пола по самостоятельно разработанной методике. Только, скорее всего, это тебе надоест быстрее, чем бицепсы затвердеют. Или можно наесться стероидов, «банки» сами раздуются. Только быстро лопнут, ну и побочных эффектов слишком много. А вот кропотливая работа в спортзале и с тренером существенно повышает вероятность достижения результата. 

Думаю, нехитрая аналогия понятна. Я вижу изменения в себе – в лучшую, хочется верить, сторону - с тех пор, как начал почти два года назад ходить в свой «духовный спортзал». Они медленные. «На дороге к Богу я не быстрее одноногого», как поют парни из 25/17. И «спортивный режим» я часто нарушаю, это отбрасывает назад. Но надо подниматься, иначе нельзя. 

614305-R3L8T8D-650-baby-common-goldeneye-ducks-leaving-nest-flying-for-first-time

Моим детям, наверное, проще. Они не накопили в себе столько зла, как я. Но как же я радуюсь, когда они принимают свои маленькие правильные решения. Вот пятилетняя Маша посмотрела по телевизору сюжет о больной девочке, которой нужна помощь, и сказала: «Мама, давай разобьем мою копилку и передадим ей все деньги?». Вот она же отдает братику Васе (они не вместе живут) свой мяч. Маша из него, в общем, выросла, а малышу-Василию надо гимнастику на нем делать. В последний момент начинает кукситься: «А как же я? Я могла бы прыгать…» - «Маш, конечно, мяч тебе пригодился бы. Но разве это не здорово – отдать другому то, что тебе самой нужно?» Задумывается. Искорки в глазах, улыбается широко: «Да, это здорово!». 

Вы спросите, а причем тут церковь? У меня нет на это точного ответа. Просто поделился. А Анюта, когда в ее классе дети распределялись на вышеупомянутые учебные модули, записалась на «Основы православной культуры» одна. Совсем одна. 

Она, конечно, тревожилась из-за этого, но знала, что хочет изучать именно этот курс. Сама знала, папа не давил. Полезный урок для нее был, я считаю. Потом, кстати, и другие одноклассники подтянулись, а Анна недавно заняла второе место на городской олимпиаде по ОПК (да-да, бывают и такие, я сам удивился). 

А мелодия звонка у нее сейчас – тот самый «Монстр Хай». Честно скажу, меня это немного раздражает. Но я решил не запрещать. Только сказал на ее мольбу купить такую куклу: «Давай, если через два года твоя к ним любовь не исчезнет – куплю». На том и договорились. Как привить детям все эти ценности, да так, чтобы они прижились и дали всходы – я знаю. Будет религиозная почва – и урожай будет хороший. Если у вас есть другие идеи – поделитесь. Только пусть эти идеи опираются на некую успешную практику. Я-то среди прихожан обычного православного храма каждое воскресенье встречаю таких юношей и девушек, как я только что обрисовал. А вот в других местах они мне не попадаются почему-то. 

919-640x480

Запретами и насилием ничего не добьешься. Навязчиво культивировать православие в душах ребятишек я не собираюсь, это неэффективно и неправильно. Я многих знаю, кого в детстве на службы силком таскали, а едва они повзрослели – в храм ни ногой. А я просто закинул зерна, стараюсь не погубить ростки и верю в мудрость своих детей. С Божьей помощью, конечно.