Храм Вятки с 300-летней историей

Богоматерь и Господь

Службы Великой субботы являются вершиной православной литургической традиции. Они - не драматическое разыгрывание исторических событий смерти и погребения Христа и не ритуальное изображение евангельских сцен, эти богослужения - глубочайшее духовное и литургическое проникновение в вечный смысл спасительных действий Христовых. Вечерня Великой субботы служится вместе с литургией св. Василия Великого. Эта служба принадлежит уже Пасхальному воскресенью. 

Поскольку после окончания субботней литургии в первые века  молящиеся не расходились, но ожидали пасхальной утрени, совершалось благословение хлебов (наподобие обычной воскресной вечерни), которые раздавались верующим для подкрепления. Временной промежуток между вечерней Великой субботы и пасхальной утреней заполнялся чтением Деяний святых апостолов. В современной практике благословение хлебов и вина происходит сразу по окончании литургии Василия Великого в первой половине субботнего дня, а чтение Деяний — вечером. 

В течение всего дня Великой Субботы в нашем храме будет происходить освящение пасхальной пищи — яиц, куличей, творожных пасх и прочей домашней снеди и выпечки. 

Куличи и яйца

Незадолго до полуночи во всех храмах служится полунощница, на которой плащаницу уносят в алтарь и полагают на престол. Пасхальную утреню, торжественное богослужение, посвященное воскресению Христа,  начинают ровно в полночь.  

Христос покоится во гробе мертвым телесно, но Своей душой Он жив. Он уже «попирает смертию смерть и сущим во гробех дарует живот». Человекам  больше ничего не остается, как прожить Благословенную субботу до конца, до того полунощного часа, когда пробьет начало Дня Господа нашего и придет пасхальная ночь. Ночь, полная света, ночь, в которую мы провозгласим вместе с Ангелом:  «Он воскрес; Его нет здесь. Вот место, где Он был положен» (Мк. 16, 6) 

Великопостное назидание 

Сотни раз отверзал Христос свои боголюбивые уста, наставляя народ Божий  в делании любви и правды. И в последний смертный час на земле Он провозгласил не о Себе, а о завершении «дела, которое Ты поручил Мне исполнить» (Ин. 17.4),  Дела Отца Небесного: «Совершилось!» 

Христос умолк. Что нам слышится в Его молчании? Что нам видится в этом Великом субботнем покое, утрудившегося Богочеловека? Райские слова приходят на память: «И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмой от всех дел Своих, которые делал» (Быт. 2. 2). 

Не «почивание»  в гробу желал для Себя Бог, но пути Господни «несследимы, непостижимы» (Рим. 11.33),  неизменны и крепки. Бог идет в Своей Любви к человеку до конца. Фарисеи и книжники могли быть довольны, что теперь замученный  Палестинский Учитель «субботы не разорит» (Лк.13.14). Милость Божия, что их духовные очи были закрыты, и они не видели, как Господь в великий день предпасхального покоя, продолжает совершать Свое Дело –  выводит души праведников из ада. Кто знает, если бы им дано было  узреть избавление  ветхозаветных людей от адских мук, то, может быть,  они  в бесконечной злобе закричали бы Ему наперебой: «Не достоит этого делать в субботу! Не надо никого выводить из ада!» «Бе бо велик день тоя субботы» (Ин. 19.31). 

Христос выводит души 3

А между тем, фарисеи и законники, сами нарушили субботний покой, отправив делегацию к прокуратору Иудеи: «На другой день, который следует за пятницею, собрались первосвященники и фарисеи к Пилату  и говорили: господин! Мы вспомнили, что обманщик тот, еще будучи в живых, сказал: после трех дней воскресну;  итак прикажи охранять гроб до третьего дня, чтобы ученики Его, придя ночью, не украли Его и не сказали народу: воскрес из мертвых; и будет последний обман хуже первого (Мф. 27.62-64). Для жестокосердия нет границ и за гробовым камнем. 

Сын Божий мог Воскреснуть силой своего Божества немедленно после того, как смертельная тьма окутала Его сердце, ибо смерть ничего не обрела во Христе, ни единой грешной искры она не смогла исторгнуть из Его святой души. Спаситель мог восстать тут же у подножия Своего Креста в полном здравии и утешить Пресвятую Мать, учеников и жен, «служивших Ему имением своим», но Он не совершил этого мгновенного чуда Самовоскресения. Почему? Господь воспринял не только  земную жизнь, скорби и смерть, но все последствия первородного греха – самые глубины Богооставленности. Антиномично  и страшно Он возглашал с Креста: «Боже, Боже мой, зачем ты меня оставил?» (Мф. 27. 46). Таинственно и хронологично для  загробного пути души Спаситель сошел в адские пределы, как сходила в него всякая человеческая личность. Господь и за гробом в духе Любви «хранит Закон  и Пророки». Как при чудесном своем Рождении в Вифлееме, Он не нарушил естественного течения плодоношения и родов Своих, так и после смерти он идет по нисходящему вектору предназначенный для каждого умершего человека.

Христос сходит во ад и выводит радостных праведников и грешников, «род ищущих Господа, ищущих лица Бога Иакова» (Пс.23. 6), чаявших избавления от нечеловеческих мук, ибо «огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его»  (Мф.25. 41) был не предназначен для детей Адама. 

Вполне вероятно, что царь и пророк Давид воспел при этом дивном молниеносном событии свой пророческий двадцать третий псалом: «Поднимите, князья, врата ваши, и поднимитесь, врата вечные, и войдёт Царь Славы. Кто есть сей Царь славы? Господь крепок и силен, Господь силен в брани. Кто этот Царь Славы? Господь крепкий и сильный, Господь сильный в битве. Возмите врата князи ваша, и возмитеся врата вечная, и внидет Царь славы. Поднимите, князья, врата ваши, и поднимитесь, врата вечные, и войдёт Царь Славы.  Кто есть сей Царь славы? Господь сил, Той есть Царь славы.          Кто этот Царь Славы? Господь Сил – Он Царь Славы!» Через две тысячи лет в этих давидовых словесных  повторах, играет, плещется, как Левиафан в море, недоуменная радость освобождения от адской бездны. Христос замолчал на земле, чтобы заговорить в пропастях ада. «Царство Мое не от мира сего» неоднократно повторял Сын Божий, и Царство Христово открылось в час смерти Спасителя для первых его подданных.  

покой Христа

«Боже, Боже мой» как ты любишь человека! Христос оставляет плачущую Матерь Свою, безутешных апостолов, рыдающих жен-мироносиц, чтобы «не закосня» прийти к «Другу жениха» -  Иоанну Крестителю, к младенцам Вифлеемским, пророкам Моисею и Илие, с которыми беседовал о Своей смерти на горе Фавор, к первенцам Своим –  Адаму и  Еве, к допотопному Сифу, «ходившему перед Богом», праотцу Ною,  ветхозаветным патриархам, отважным вождям, Маккавейским героям, к провозвестившим о Нем «великим и малым пророкам», к Симеону Богоприимцу, ждавшего триста лет «Славу Израиля»,  к благочестивому разбойнику, к тысячам и миллионам безвестным святым, праведникам и грешникам, не утративших окончательно при земной жизни заветов любви и добра. Любит Господь человеческую душу: чистую, деятельную, светлую, миролюбивую, кроткую и смиренную, мужественную и отважную. Такую душу и не надо «выводить» из ада. Она сама встанет и последует за Христом! 

В Евангелии ничего не сказано о схождении души Христовой в адские бездны и освобождении ветхозаветного человечества из дьявольского пленения. Об этом полновесно свидетельствует Священное Предание Церкви. В канонических же  книгах Нового Завета есть лишь отдельные прикровенные упоминания апостолами о сошествии Христа в ад: 

«Будучи же пророком и зная, что Бог с клятвою обещал ему от плода чресл его воздвигнуть Христа во плоти и посадить на престоле его, Он прежде сказал о воскресении Христа, что не оставлена душа Его в аде, и плоть Его не видела тления» (Деян.2.30-31); 

«Потому что и Христос, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши, праведник за неправедных, быв умерщвлен по плоти, но ожив духом, которым Он и находящимся в темнице духам, сойдя, проповедал» (1Пет.3.19-20); 

«Посему и сказано: восшед на высоту, пленил плен и дал дары человекам. А „восшел“ что означает, как не то, что Он и нисходил прежде в преисподние места земли?» (Еф.4.8-9). 

В книге Откровения Христос говорит о Себе: «Я есмь первый и последний и живый; и был мертв, и се, жив во веки веков, аминь; и имею ключи смерти и ада» (Откр. 1.17-18) 

Но иначе мы и помыслить не в силах! Если Господь на земле умер «нашего ради спасения» за живых, то тем более следовало разломать врата адовы, разорвать «вереи адские», даруя  умершим, свободу любить Бога и друг друга в Царстве Небесном. В субботу Покоя смерть потеряла свое «жало». Точно и глубоко сказал об этом апостол Павел: «Для меня жизнь - Христос, и смерть - приобретение!» ( Фил. 1. 21). 

Каждую христианскую душу сегодня после «разрешения от уз плоти», встречает не темный адский пламень, не безвидная бездна обезбоженного бытия, лишенного света и тепла Святого Духа, а любящие кроткие очи Воскресшего Христа, смотрящие на нее с надеждой: «Как  ты жила, душа человеческая? Научилась ли прощать, долготерпеть и любить? Ты со Мной или сама по себе, в огне собственного самолюбия?»

пути господни