Храм Вятки с 300-летней историей

136558.p

Общий смысл праздника 

Во II веке в Риме одна боголюбивая христианка София назвала трех своих дочерей именами добродетелей, которые святой апостол Павел выделил как важнейшие для христиан: Вера, Надежда, Любовь. Дарование таких непопулярных  и странных имен своим детям уже само по себе было вызовом языческому римскому обществу времен нравственного и политического упадка.  В отроческом возрасте  - 12, 10 и 9 лет – дочери святой Софии стойко претерпели невероятные пытки и смерть за веру во Христа. Мать, вынуждена была смотреть на их мучения, и скончалась на третий день на общей детской могиле. Это событие потрясло многих христиан. Именами юных мучениц стали называть детей, желая, чтобы и они, подобно святым отроковицам, соответствовали своим именам. Подвиг мученичества Веры, Надежды и Любови, вместе с сотнями тысяч других мучеников за Христа, свидетельствует о самом главном: истинное величие и красота человека раскрываются в нем тогда, когда он «всей душой и всем сердцем» устремляется  к  Царству Небесному. 

Праздничное назидание 

Родовая жизнь, основанная на древнем крестьянском укладе, в европейской части мира, в 21 веке оказалась практически разрушенной. Семейные связи с каждым годом истончаются, поколения не состыковываются, на опыт старших юное поколение равнодушно «забивает», проблема «отцы и дети»  мало кого заботит, дворовые «конгрегации» выродились в командные онлайн-шутеры и тупое сидение в социальных сетях, детские сады основательно увязли в прошлом, школа едва успевает за виртулизироваванными акселератами, черный шквал подростковых суицидов захлестывает страну. Воспитывать «граждан Неба» в глобальную эпоху перехода в постиндустриальное общество становиться с каждым годом все сложнее. Родители, не справляясь с давлением наступающих общественно-структурных изменений, «умывают руки» и ограничивают все чаще свое сердечно-умное педагогическое  воздействие материальной функцией «напоить-накормить-одеть-обуть». Сгущать краски не приходится, все дано априори, «в открытом доступе». Возникает законный вопрос: возможно ли сегодня воспитать в семье трудолюбивых, ответственных, любящих, заботливых, любознательных, смышленых, радостных, а главное искренне верующих в Господа, детей? Всегда возможно, во все времена, если родители мудро, сообразуясь с личностным началом ребенка, выстраивают в семье вертикальную педагогику – отношения с Богом. В любую историческую, в самую «темную» эпоху можно возрастить душу человеческую, способную наследовать Царство Небесное. Только в «последний» антихристовый период это станет практически невозможным делом. Потому- то тогда и грядет Сын Божий «на облаках с силою многою». Любовь Господня не допустит подобное антипедагогическое мироустройство.

78625219_sofiya 

Святая мученица София 

Святая мученица София 

Пример правильной вертикальной или духовной педагогики мы находим в житии святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. София, богатая молодая вдова, воспитывала всех дочерей одна. И сегодня, когда мать одиноко тянет жизненную лямку, при всех государственных  вспоможениях, а главное – в не порицании обществом ее социального неполного статуса, этот путь непростой, что же говорить о положении молодой овдовевшей женщины в древнем мире среди языческого общества. Ее жизненные условия было сродни ежедневному подвигу, но София не роптала. Три девочки, три зеленые веточки на древе Церкви были на ее всецелом материнском попечении. Некогда было унывать. Нужно было поднимать детей. Она воспитывала их в любви к Господу Иисусу Христу, стараясь личным примером утверждать девочек в христианских добродетелях. Это было самое трудное и единственно возможное педагогическое решение. Трудность состояла не в личном примере благочестия, это она совершала искренне и радостно, а в умении передать детям полноту ежедневного духовно-воспитательного акта, верного сочетания разнообразных педагогических усилий. Воспитывать одной без нравственных перекосов троих детей сложнейшая родительская задача. Причина здесь природная. Мать по самой своей материнской сути призвана воспитывать в детях сердечное чувствование; проще говоря, способность верно откликаться сердцем на жизненные феномены и обстоятельства. Отец, в свою очередь, берет на себя заботу образовать в детях умную сферу и устойчивую волю. Это его обязанность по природе. Таково мудрое традиционное, закрепленное природными основаниями,  «распределение» в семье воспитательных актов для становления ребенка в полноценного и деятельного члена общества. Что делать матери, если отец отсутствует и педагогика сердца, ума и воли, таким образом, хочешь, не хочешь, достается ей одной? Брать на себя вынужденно не свойственные женщине воспитательно-образовательные усилия? Отчасти, да, придется. Умом и волей Господь женщину не обделял. Речь идет только о правильном, выверенном столетиями, опыте семейной педагогике.  Мать воспитывает сердце, отец – ум и волю. Это не значит, что отец не принимает никакого участия в воспитание сердечной стороны, а мать совершенно не заботит умственное развитие и волевые усилия. Все дело в их кардинальном соотношении.

0b1196021fb124a6950fed3a536130ca

Мать при всем желании не сможет заменить отцовского, «первенствующего» начала. Она женщина и «к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою» (Быт. 3. 16). Кто это сказал? Бог. Феминизм об этом напрочь забыл и как-то постепенно переложил на плечи женщины железнодорожные шпалы общественной жизни «во всем ее многообразии» и безобразии. Но мы говорим сейчас о ценностях христианской семьи, следовательно, и об традиционном для нее иерархическом порядке: «повинуясь друг другу в страхе Божием. Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу,  потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же спаситель тела. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем… Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви (Еф. 5. 21-33). Мы  не будем подробно разбирать глубокий текст послания, остановимся лишь на апостольском утверждении первенствующем начале мужа, а равно и отца,  в семейных отношениях. Еще раз спросим: что делать матери, когда это первенствующее место по причине жизненных обстоятельств оказывается свободным? Занять его самой? Ни в коем случае. Это будет грубой и непоправимой педагогической ошибкой, бросающей детей в порочный круг повторения разрушенного семейного уклада. Такое мы видим сплошь и рядом. Мать-одиночка, дочь-одиночка, внучка, мучительно выбирающаяся из под завалов деструктивных семейных традиций. Для православной женщины-матери ответ очевиден. Пусть вас не смущает  его высота и непосредственность. «Место» мужа для детей в педагогическом процессе должен занять Бог. Ни больше, ни меньше. В общем, это звучит странно и неясно. В частности же, это означает, что мать,   должна отцовские полномочия, родительское первостепенство возложить на Господа Бога. Она призвана полуразрушенную педагогическую горизонталь, вытягивать и укреплять с помощью вертикали Божьей. Конкретику, границы и способы, каждая семья для себя определяет самостоятельно, ибо каждая семья уникальна. Одно из предметно-жизненных воплощений подобной вертикальной модели педагогики мы и находим в житии ныне празднуемых святых мучениц Веры, Надежды, Любови и Софии. Самим делом наименования детей христианскими добродетелями святая София возвела их ум к Престолу Божьему.  Она не требовала от них непосильных духовных подвигов, считая, что постоянное совершение малых добрых дел станет крепким основанием для христианской жизни. Маленькими шагами, детской поступью в Царство Небесное – такова была педагогическая задача Софии.

49308193_0_3096f_cd113af8_L 

Ковчежец с мощами святых мучениц

Главное, что всякое дело в сознание девочек она проводила через педагогическую вертикаль; прилагала немалые усилия, чтобы оно волилось и совершалось, словно «перед очами Божьими». Практически это означало, что каждое дело начиналось и заканчивалось молитвой. Приобретя добрый навык с детства, для трех сестер такой порядок был естественным и   радостным. Ни у кого из них от кратких, но многократно употребляемых за день, христианских молитв «крыша» не поехала. Монастыри столетиями живут по схеме, в которой физический труд сочетается с глубокой молитвой. Достаточно вспомнить старца Силуана Афонского. Он был монастырским экономом (весьма хлопотливое послушание!), но сумел стяжать опыт благодатной непрестанной молитвы. Святая София не занималась совершением правильного «педагогического процесса». Она любила Бога и устраивала жизнь своих детей в соответствии с жизнью местной христианской общины – Церкви. Каждый день она посвящала тому, чтобы оживотворить сердца, обнадежить ум и укрепить волю своих детей через общую церковную молитву и участие в Таинстве Плоти и Крови Христовой. Это еще одна конкретная составляющая вертикальной педагогики. Таких духовых столпов в воспитательном деле может быть много или мало. Это зависит от сил и произволения самих родителей. Важно, чтобы они были. Без этого вертикально-духовного вектора педагогики, любое воспитательное усилие родителей  будет указывать неправильные цели и средства, как сломанная стрелка компаса. 

Ковчежец с мощами святых мучениц

Страдания мучениц Вера, Надежды, Любови и Матери их Софии еще раз напоминают нам слова Христа: « В мире скорбны будите!» Наша скорбь задевает не только нравственное начало, в большей мере она относиться ко всей человеческой природе. Птицы задохнутся под землей. Рыбы умрут в небе. Слоны потонут в море. У каждого существа свой путь на земле. Человек - создан для райской жизни. Земля не его дом. Она временное пристанище. Человек скорбит, мучается и задыхается на земле. Он идет этим путем, но не этот путь предназначил ему Бог от начала времен. Придет другое состояние мира и «мы изменимся». Не будет болезней и страданий. Будут другие имена: Вечность, Жизнь и Любовь. Много веков для всего православного мира история святых мучениц является символом радости веры, примером духовной стойкости и неподдельного мужества. Она и сегодня и до конца времен будет восхищать и звать людей к Богу и в Его Церковь.

c450070c7762