Храм Вятки с 300-летней историей

свято и ангелы

Вечный двигатель «Ковра-самолета» 

В житиях святых мы находим многочисленные свидетельства о почти молниеносной способности святых подвижников перемещаться на значительные расстояния. Первый опыт сверхъестественного, «волшебного» перемещения в Новозаветное время мы встречаем в книге «Деяний святых апостолов». По исходу апостолов в Иерусалим, ангел Господень сказал Филиппу: «встань и иди на полдень, на дорогу, идущую из Иерусалима в Газу, на ту, которая пуста» (Деян. 8. 26).

филип и евнух

Повинуясь Ангелу, Филипп встал  и пошел по указанному пути; и вот, муж Эфиоплянин евнух Кандакии, царицы Эфиопской, хранитель всех сокровищ ее, приезжавший в Иерусалим для поклонения, возвращался и, сидя на колеснице своей, читал пророка Исаию». Наставив евнуха в правильном понимании пророческого текста и благовествовав ему о  спасительном подвиге Господа Иисуса Христа, апостол Филипп его  крестил. По крещении евнуха, Филипп восхищен был Ангелом Господним и Ефиоплянин не видел его и продолжал путь свой домой, радуясь. Апостол Филипп оказался за много километров от места крещения евнуха - личного секретаря Эфиопской царицы - в одном  из главных Филистимских городов на восточном берегу Средиземного моря (Деян. 8, 26-39).

 василий 3

Из русских святых даром воздушного перемещения был наделен блаженный Василий Московский, живший во времена Иоанна Грозного во второй половине 16 века. Как повествует его житие, однажды при многих свидетелях,  Василий Блаженный пересек Москву-реку, неведомым образом поднявшись над ней.

василий 2

Но святые подвижники нередко получают от Бога дар «путешествовать» по всему миру, даже не выходя за порог своего жилища. Оставаясь на одном месте (буквально!), они в благодати Святого Духа способны обозревать всю землю, творя в своих таинственных странствиях сокровенные милости и бесчисленны чудеса. Приведем малую толику свидетельств.

 

Сокровенные пути преподобного Амвросия Оптинского 

Монахиня Белевского Крестовоздвиженского монастыря, основанного в 1625 году и закрытого большевиками вскоре после революционного бунта 1917 года,  рассказывала: "В 1883 году приехала к покойному батюшке отцу  Амвросию жена одного сельского священника и спрашивает сестер монахинь, сидевших в хибарке в ожидании его благословения: "Где тут найти мне благодетеля моего, монаха Амвросия, который спас мужа моего от смерти?" "Что такое случилось у Вас? Каким образом спас? - раздались вопросы со всех сторон. - Пожалуйста, расскажите". "Едва и теперь могу я опомниться от ужаса злодейского покушения, — так начала сельская матушка. — Муж мой, священник, готовился служить Божественную литургию и накануне после правила лег спать в своем кабинете, а я заснула у себя в спальне. Вдруг чувствую, что кто-то меня будит. Слышу голос: "Вставай скорее, а то мужа убьют". Я открыла глаза, вижу: стоит монах. "Тьфу, какая бредня! Бес искушает", - проговорила я, перекрестилась и отвернулась.

 Амвросий оптинский

Но не успела я заснуть, как во второй раз толкает меня кто-то, не дает мне спать и повторяет те же слова: "Вставай, а то убьют мужа". Смотрю — тот же монах. Я опять отвернулась, перекрестилась и хочу опять заснуть. Но монах опять дергает одеяло и говорит: "Скорей, как можно скорей беги, вот сейчас убьют". Я вскочила с постели, побежала в зал, который отделял кабинет мужа от моей спальни, и что же вижу? Кухарка моя идет с огромным ножом в кабинет моего мужа, и уже она в дверях его. Побежала я, вырвала сзади с плеча ее огромный нож и спрашиваю: "Что это такое значит?" "Да я хотела, — отвечает, — мужа твоего убить за то, что я ему покаялась в грехе своем, а он наложил на меня много поклонов на каждый день; я просила его помиловать меня, убавить поклоны, так нет, не хочет. Он меня не милует, и я его не помилую". А муж мой, священник, ничего не зная о случившемся, отслужил утром обедню, и мы затем поехали с ним к моей сестре, бывшей также замужем за священником соседнего села. Там я рассказала ей, что какой-то монах моего мужа. Сестра повела меня в свою спальню, и я вдруг увидела на стене фотографию этого монаха. Спрашиваю: "Откуда это у тебя?" "Из Оптиной" — "Какая Оптина? Что это такое? Скажи скорей, где живет этот монах, Ангел Божий, посланный с неба спасать от убийства?" — Схватила карточку его, целовала, прикладывала к голове себе и мужу и решилась непременно лично благодарить его. И вот теперь я, слава Богу, здесь, у спасителя моего мужа". 

Старец Амвросий был молитвенником за всю Россию. Бывало, во время молитвы лицо его преображалось, и он физическим образом поднимался  на воздух. Всем невольным очевидцам он запрещал разглашать о подобных случаях «волшебного» воспарения с предостережением: "А то лишишься моей помощи и благодати". 

 Таинственная «газета» преподобного Силуана Афонского  

Преподобный Силуан Афонский был почти нашим современником. Он скончался на святой горе в русском монастыре святого великомученика Пантелеимона в 1937 году, убеленный мудростью и сединами. Старец Силуан всю жизнь нес послушание монастырского эконома, заведующего и смотрящего за хозяйственной частью. Беспокойное послушание, не помешавшее ему достичь благодатных вершин святости. Его ученик архимандрит Софроний Сахаров написал о нем книгу «Старец Силуан», отрывок из которой приводим целиком:

силуан афонский

«В течение многих лет большою швальнею - швейной мастерской -  монастыря заведовал отец Диадох, монах во всем примерный, до педантичности аккуратный; любитель богослужения, начитанный, тихий нравом и благородный в общении с людьми, он пользовался общим уважением. Однажды, в день его Ангела, зайдя к нему, я нашел его в обществе своих духовных друзей: одного старца-духовника, Отца Трофима и Старца Силуана. Что было до меня — не знаю, но я услышал следующее:

Духовник рассказал что-то прочитанное им в газете и, обратившись к Старцу Силуану, спросил:
          — А Вы, Отец Силуан, что скажете по этому поводу?
          — Я, Батюшка, не люблю газет и газетных новостей,— ответил он.
          — Почему так?
          — Потому что чтение газет омрачает ум и мешает чисто молиться.

          — Странно,— говорит духовник.— По моему, наоборот, газеты помогают молиться. Живем мы здесь в пустыне, ничего не видим, и так душа постепенно забывает о мире, замыкается в себе, и молитва от этого слабеет... Я когда читаю газеты, то вижу, как живет мир и как страдают люди, и от этого у меня появляется желание молиться. Тогда служу ли я Литургию, молюсь ли у себя в келии, я от души прошу Бога за людей и за мир.

          — Душа, когда молится за мир, без газет лучше знает, как скорбит вся земля, знает она и какие нужды есть у людей, и жалеет их.
          — Как может душа знать от себя, что творится в мире? — спросил духовник.
          — Газеты пишут не о людях, а о событиях, и то неверно; они приводят ум в смущение, и правды из них все равно не узнаешь, а молитва очищает ум, и он лучше видит все.
          — Неясно мне, что Вы хотите сказать? — опять спросил духовник.
          Все ждали ответа Старца Силуана, но он сидел молча, с наклоненной головой, и не позволил себе в присутствии духовника и старых монахов объяснять — каким образом душа, вдали от всего, молясь о всем мире, духом может знать жизнь мира, и нужды и страдания людей. 

 Великий крест «волшебничества» 

Быть чудотворцем неимоверно тяжелый, для большинства людей просто неподъемный крест. Чудотворцы тщательно скрывают свои Божьи «таланты», например, преподобный Амвросий Оптинский, маскировал свой дар врачевания, слегка тюкая по лбу незадачливого болящего богомольца своим сухоньким батожком или посылая его испить воды на святой источник.  Подобным образом преподобный отклонял от себя славу бесподобного целителя. Испытанным методом избегать величания от человеков, был уход в непроходимые пустынные места, однако, и там, как мы читаем об этом в житиях тысяч святых, в том числе и упоминаемого нами преп. Иоанникия Олимпийского, люди находили их и умоляли о чудотворной помощи. Долго оставаться на одном месте для православных «волшебников» было невозможно, но иногда Промыслом Божиим святой на десятилетия или полностью был сокрыт от глаз людей и свою чудесную социальную работу он проводил в безмолвии и совершенном одиночестве. 

Чудотворная крестная доля Мемнона Египетского 

Житие преподобного Мемнона (память 12 мая)  короткое. Пасхальные вехи его духовного возрастания для нас навсегда останутся недоступными. Удивительно, что сохранилось иконописное изображение лика святого. Можно не сомневаться, что его молитвенные труды и аскетические подвиги по восхождению по лестнице Благодати Святого Духа были на пределе человеческих сил и граничили со смертельным исходом.

святой мемнон.jpeg

Достаточно вспомнить только один эпизод духовного борения из жития преподобного Серафима Саровского: «Однажды во время молитвы он услышал вдруг за стенами келии вой зверя; потом, точно скопище народа, начали ломать дверь келии, выбили у двери косяки и бросили к его ногам старца претолстый кряж дерева, который восемью человеками с трудом был вынесен из келии. В другие разы и днём, особенно же ночью, во время стояния на молитве, ему видимо вдруг представлялось, что келия его разваливается на четыре стороны и что к нему со всех сторон рвутся страшные звери с диким и яростным рёвом и криком. Иногда вдруг являлся пред ним открытый гроб, из которого вставал мертвец.

бесы и святой

Так как старец не поддавался страхованиям, диавол воздвигал на него жесточайшие нападения. Так, он, по Божию попущению, поднимал тело его на воздух и оттуда с такою силою ударял об пол, что, если бы не Ангел-Хранитель, самые кости от таких ударов могли бы сокрушиться». Бесовские страхования – тяжелое испытание для одинокого пустынника, но это еще «цветочки» по сравнению с борением с собственной гордынею и тщеславием. Мирские люди едва ли представляют всю жестокость и смертность брани с этими двумя  тонкими «огнедышащими» страстями. В 19 веке умно и глубоко о преодолении гордыни и тщеславия писал русский святитель Игнатий Брянчанинов.

бесы и святой 2 

Преподобный Мемнон прошел в полной исихии все ступени духовного совершенствования, был удостоен многочисленных «восхищений до третьего неба», божественных откровений, и даров прозорливости и чудотворения. Пустынник Мемнон никогда не стремился ни к «райским восторгам», ни к духовным дарованиям, как и все другие истинные подвижники Христовы. Они даны были ему «туне», как факт, следствие его вхождения в область неизреченного Света Божьего. Единственное, что он просил - «немного милости Христовой». И она ему была дарована. Он был поставлен игуменом над монахами. Трудно было бы отыскать подобного ему кроткого, рассудительного и осторожного в духовных вопросах начальствующего подвижника. Преподобный Мемнон каждый день творил чудеса. Он их не считал, совершал их, как работу Божью, по послушанию, как осуществляют свои дела строитель, врач, тракторист или дворник. Он исцелял неизлечимых больных, в том числе и за сотни километров от своей кельи, так что выздоровевшие не знали о нем ничего. Однажды на сухом безводном месте, по его молитве забил чистый обильный ключ. Небесным взором, проникая через огромные объемы земного пространства, святой Мемнон, как духовный сторож, обходил  просторы морей и океанов,  весьма часто избавляя от потопления корабли, застигнутые страшной бурей и уже идущие ко дну. Не чужды ему были и сельскохозяйственные заботы. Сострадая труженикам полей и огородов, он силой благодати, как горячим ветром, регулярно отгонял темные тучи саранчи, прилетавшие в Египетскую страну и пожиравшую все плоды и травы. Преподобный Мемнон за всю свою таинственную, но недолгую жизнь, совершил бесконечное количество чудес, за что и был назван "чудотворцем". Сердце его изболелось от мирового созерцания бесчисленных, порой невыносимых,  скорбей, выпадающих на человеческую долю. Быть «чудотворцем» - это не волшебной палочкой махать направо и налево, а  как сказал преподобный Силуан Афонский «кровь проливать»

волшебник

Всякий человек (возрадуйтесь дети!) может стать могущественным «волшебником», ибо настоящий «волшебник», Истинный Чудотворец – это святой подвижник, «соцработник» Божий. И становятся им не где-то там, за тридевять земель в тридесятом царстве в королевском государстве, а здесь, на нашей земле, в пределах нашего тварного космоса в любой неказистой пустыньке,  провинциальной глухомани, в древнем афонском скиту или в пристоличном монастыре, было бы желание и терпение, а благодать всегда готова поспешествовать!