Храм Вятки с 300-летней историей

Жертва на храм

Для перевода пожертвований отсканируйте в приложении Сбербанка

На уставную деятельность

Мы ВКонтакте

356035о терпении

Братья и сестры! Да позволено мне будет остановить на этот раз ваше благочестивое внимание на одном весьма частом посещении Божием – телесных болезнях, постигающих нас и наших близких весьма часто.

Душа человека, нередко убежденного и ревностного христианина, под этим тяжелым бременем готова упасть и роптать.

Постигшая болезнь поражает его неожиданностью, смущает и беспокоит его, он в ней видит чисто физическую случайность, он упрекает законы природы, врачей, которые не могут найти ее источник и помочь ему, и все вокруг его виноваты в постигшем его страдании. Совесть больного большею частью спокойна, он не задумывается найти причину своего недуга, не хочет видеть в болезни для себя врачебную силу для охладевшей души. Быть может, и среди вас, слушателей и богомольцев этого святого храма, есть такой, который узнает себя в этом изображении души человеческой. Постараемся найти в болезнях их коренную причину.

Причина болезней заключается в самом человеке, он навлекает на себя ту или иную болезнь. Болезнь всякого рода – это казнь, навлекаемая на человека его собственными грехами, или Сам Господь праведным судом Своим наказывает человека за его пороки – наказанием, которое и в этом случае проявляется милосердием: Будучи же судимы, наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром (1 Кор. 11: 32).

Болезнь, если смотреть на нее с богословской точки зрения, есть великое благодеяние для человека, она исправляет его дурные привычки, предотвращает от грозившей опасности и зла, куда его ведут пороки его. Болезнь дает возможность человеку углубиться в сознание грехов своих и смирить свою гордую и необузданную природу.

Вам, по всей вероятности, приходилось видеть человека цветущего здоровья, полного сил и не знавшего никогда, что такое лекарство. Редко кто из таких людей благодарит Бога за Его милосердие. В большинстве крепкое здоровье дает повод к обольщению, гордости, эгоизму, забвению Бога и привязанности к земному или материальному миру. Подобное явление можно наблюдать и среди нас, старающихся угодить Богу. Например, окружающую атмосферу вы не видите, вы ее не чувствуете, вы не задумываетесь, что было бы с вами, если бы этой атмосферы не было, вы не возносите свои благодарственные молитвы Богу за Его великое благодеяние, думая, что атмосфера существует сама по себе, без своего Первоисточника. Так точно и человек, полный сил и здоровья, думает, что начало его жизни заключается в нем самом, что он никому не обязан и жизнь свою может направлять, как ему захочется, для него высшего авторитета нет.

Напротив, человек больной, прикованный к смертному одру, уповательно просит у Бога помощи, сознавая причину своей болезни и видя ее не в ком или в чем ином, как в своих пороках. Выздоровев, он надолго не может забыть благодеяния Божия и не помышляет, что он когда-нибудь был источником своей жизни и здоровья.

Как только человек зазнался, утопая в гордости и самообольщении, необходимо вразумление Божие. И вот Господь рассеивает призрак наслаждений человека, посылает болезнь, которая в корне убивает всякую гордость и обольщение. Болезнь – это лучший способ вразумить человека, она пробуждает его на краю погибели и бездонной пропасти, в которую он стремительно скатывается по цветущему и приятному спуску, где он нашел бы себе вечный поток мрака и терзаний, если бы болезнь не остановила его. Человек, даже будь он и атеист, прикованный к смертному одру, сознает свою слабость, видит всю несостоятельность людей и врачей помочь ему, в медицине он разочаровывается, и вот он прибегает к Тому, Кто на вечные времена исцелил и спас верующее в Него человечество от греха, проклятия и смерти.

Ему приходят в голову спасительные мысли. Он сознает, как жестоко ошибся в своих надеждах и планах устроить свою жизнь помимо Того, Кто Один Путь, Истина и Жизнь, и, озлобленный на самого себя, он готов изречь проклятие на весь мир со всеми его прелестями; сознает, что все это была суета сует; сознает, что если жизнь земная заключается смертью, то смерть, в свою очередь, ведет к жизни, к жизни несравненно лучшей, тихой и спокойной, где не будет ни стонов, ни болезней, ни страданий, ни воздыханий, где вечное блаженство царствует; он ее находит тихим пристанищем, устроенным на бурном море жизни.

Но, может быть, вы хотели бы спросить меня: если такова цель болезни, если она исправляет грешников, то для чего она посылается людям праведным и беспорочной жизни?

Да, на первый взгляд это кажется нецелесообразным и непонятным. Но, подождите заключать свое суждение. Откуда вы знаете, что человек на вид праведной и беспорочной жизни действительно таков и жизнь его угодна Богу? Нет человека на земле, который мог бы сказать: «Я праведен», и если есть таковой, то он впал в самообольщение. Человек, «аще и един день жития его на земле», согрешил. Большинство людей религиозных испытали на себе карающую руку Божию или, по крайней мере, были свидетелями и очевидцами подобного явления. Счастлив тот больной, который и на смертном одре убеждается, что болезнь приходит не от естественной слабости человека, а посылается Богом, чтобы после испытания возвратить его на спасительный путь. Счастлив тот больной, который и в продолжительной болезни и страданиях видит милующую руку Божию и с сыновей покорностью переносит постигшее его бедствие, сознавая, что он вполне заслужил его. Господь многомилостив и скор на молитву. На смертном одре человек за короткое время может успеть принести плоды покаяния и получить исцеление души своей, а часто и тела и сделаться потом проповедником покаяния. Отрадным явлением в жизни больного бывает, если он призывает пресвитеров для молитвы. Молитва, принесенная с верою, исцеляет больного, и восставит его Господь, и, если он сделал грехи, простятся ему (Иак. 5: 15), – говорит святой апостол Иаков. Молитва укрепляет больного, располагает его думать о Боге и возложить свою надежду на счастливый исход своей болезни на Того, Которому принадлежит жизнь человека.

Печальное явление представляет противоположная картина. Больной чувствует потребность любить кого-нибудь, но он также чувствует, что он всеми оставлен, им никто не интересуется, и ему недостает веры, чтобы полюбить Того, Который содержит в Себе истинную Любовь. Отчужденный от Бога, он снова тяготеет к земле, к тем тварям, которых он только что презирал, а может быть, и проклинал, к тем, которые его вчера оставили на произвол судьбы. Не находя для себя тихой пристани на небе, он тяготеет к земле, в холодности и равнодушии которой он убедился, однако он весь поглощен суетными земными расчетами, о небе и не помышляет.

Другое дело человек – христианин не по имени только, а мыслью и делом. Он еще долго до предсмертной агонии забывает о земле, переносится духом всецело на небо, он чувствует, что он не от мира сего, в котором столько превратностей, непостоянства и измены. Он верит, что человек вообще, а тем более христианин, создан для неба, что обитание его в этой долине смерти и плача, страданий и болезней кратковременно, он верит в вечные обители Отца Небесного, куда не могут войти ни зло, ни грех, ни сама смерть, и вот он на смертном одре утопает в океане раскаяния, поднимает свою слабую, дрожащую руку и осеняет себя знамением Животворящего Креста Христова, жаждет только одного – разрешиться и соединиться со Христом. Его смерть уже не пугает, он в ней видит не заклятого врага, который хочет насильно лишить его земной жизни, а доброго гостя, на крыльях которого он отнесен будет в лоно верующих праотцов, в райские обители. Он готов вместе с возлюбленным учеником Спасителя Иоанном Богословом воскликнуть: «Господи Иисусе, гряди скоро!» (Откр. 22: 20).

У одра больного верующего христианина можем научиться христианскому терпению. Он терпит не потому, что он не в силах помочь себе, он преклоняет свою голову не потому, что Бог есть деспот и что противиться Ему значило бы восстать против Него, и восстать без пользы; нет, он с сыновней преданностью и любовью преклоняется перед волей Бога, ибо он уверен, что воля эта премудра и ведет его к блаженству. Пусть будут суровы посещения Бога, пусть он с каждым днем изнемогает в страданиях телесных, он в страданиях этих видит залог любви и милосердия Господня, и из горящей в болезненном пламени груди вырывается вздох благодарности и надежды на милосердие Божие и уготованную Им будущую блаженную жизнь. Верующий христианин за терпеливое перенесение своих страданий благодарит одного только Бога, он сознает, что и при блестящих силах и здоровье не мог бы перенести посланное испытание, впал бы в уныние, а часто и в отчаяние, он верит, что его укрепляет благодать Божия. Тело страдает – душа радуется, тело немощно – дух бодр, и он среди бедствий и терний скорбей обретает драгоценный цвет терпения христианского.

 

Святитель Мардарий (Ускокович), 5 сентября 1910 г.

https://pravoslavie.ru/137336.html