Храм Вятки с 300-летней историей

воково 7 Путь надлежащий

Осенний день для паломнической поездки воскресной школы в село Волково, овеянное старинными легендами, выдался погожий, сухой и теплый. Лучшего дня нельзя было и желать. Тонкие паутинки летели над землей. Их было видно даже в городе, у храма Иоанна Предтечи, откуда по установившемуся обычаю началось наше, уже далеко не первое, автобусное «пешешествие» по священным уголкам земли Вятской. В назначенный час утра автобус пару раз весело чихнул и группа паломников, состоящая из родителей с детьми и прихожан, с молитвой покатила по каменной дороге прочь от города, от шума улиц, красноречиво молчаливых рекламных плакатов и повседневных забот.

Нас ждала встреча с неизведанным! А как бы вы хотели? «Господня земля и исполнение ея вселенная» и каждое место на земле способно рассказать о своей тайне, о своей встрече с Творцом. Господь – Добрый Хозяин. Он никогда не забывает о сотворенной Им земле. Помнит каждую равнину и гору, каждую полянку и опушку. Помнит даже о каждой кочке. Приподнимет Господь кочку и спросит: «Как живешь, Кочка Тепло ли? Хорошо ли земля кормит?» Кочка в ответ только благодарно зажмуриться от счастья. Хорошо жить кочке на свете! А человеку – лучше! Он может не только жмуриться от счастья, но и широко открыв глаза на Божий мир, благодарить Бога устами! И не только устами, но и руками и ногами, и всем своим существом. Вот как благодарил и хвалил Господа, царь и пророк Давид, танцуя и радуясь перед ковчегом Господним, когда Израильский народ переносил его из незавидного места в священный город Иерусалим. 

Миновал мост через реку Вятку. Купающихся что-то не было видно. День-то теплый, а на пляже пусто. Есть на Вятке моржи-купальщики, но они видно презирают прохладненькую водичку, им подавай студеную, с ледяным паром! Вскоре показался резной ларец Макарьевского храма. Когда храм восстанавливали лет двадцать назад, было предложение расписать его как дымковскую игрушку - нарядно, весело. Но разумно отказались. Храм – икона Воскресения в камне. Он должен быть белым, как воскресные ризы. Что это за храм бы получился весь в забавных завитушках, да в цветных кружочках? Не храм, а теремок-теремок бы получился. Весело, конечно, но в храм ходят молиться и радоваться о Господе, а не шумно веселиться. За окном появилось кладбище. Дети не обращали на него никакого внимания. Придет еще время – обратят, а сейчас пусть лучше смотрят на тихие осенние рощицы и поля, согреваемые последним теплом негордого сентябрьского солнца. Взрослые же печально вздохнули. Каждый о своем. Старое кладбище раскинулось широко. У каждого, кто-нибудь, да покоится с миром до Второго Богопришествия. Показалось уместным прочитать стихотворение о кладбище.  

 Любовь к отеческим гробам…
 А. Пушкин 
 
На сельском кладбище, среди сварных оградок,
Цементных столбиков с задачками на счет,
Наивных надписей и сиротливых грядок,
Мне, как живущему, все мирное поет.
 
Поют тюльпанчики в железном обрамленье,
И пироги поют, вобравшие, как твердь,
В себя земную соль трудов и вдохновенья,
И то, что в простоте мы называем - смерть.
 
И как же мне не петь, когда кругом веселье!
На этом кладбище такая благодать.
Здесь каждый Божий день справляют новоселье,
Сажают цветники и учатся считать!
 
И весь объем небес, испытывая тягу
Движения земли, поет о том о сем,
И вышитый крестом, погост подобный флагу,
Нарядной ветхостью скрывает глинозем.
 
Но я не буду петь. Молчат на пепелище.
Безмолвствует душа у гробовых ворот.
И приходя сюда, не обретает пищи,
А только всех друзей по имени зовет!

 Стихотворение всех умиротворило, стряхнулась мимолетная печаль. Тем более, что и сама дорога этому благоприятствовала. Колдобины, да ямы на русской дороге любую печаль растрясут! Некогда смертную думу думать, держаться надо, а то мигом окажешься на полу. Спасибо тебе, русский веселый ухаб! Ясное дело по такой дороге едем, значит, цивилизация закончилась, скоро будем в селе Волково. И Волково не приминуло тут же появиться во всей своей красе. Дети по обычаю древних матросов, закричали: «Земля! Земля!» и стали изо всех сил грести к берегу, то есть к выходу из автобуса. Но строгий боцман-папа Николай приказал свистать всем обратно на места и сидеть смирно, а то лично высадит на необитаемый остров без телевизора и попкорна. Автобус притормозил у старинных кованых ворот Свято-Троицкого храма и затих. Железные дверцы тихо лязгнули, и мы высыпали, как картошка из мешка на зеленую привратную полянку. 

волково 5

Волковское чудо или о том, как село ноги кормят. 

Догадаться, почему село Волково было так названо, для нас было несложно. Село окружал дремучий лес, полный диких волков. Так и представляешь, жители села сидят, запершись по своим избам, и при свете свечи псалтирь читают, а волки при свете луны им подпевают. Только у каждого своя песня. У людей о Боге, у волков – о несытой доле. Но жители видать были смелые, волков не боялись. Иначе бы никогда не назвали такое красивое место – Волково. Если мы чего боимся, то вслух стараемся об этом не говорить. А тут, пожалуйста, мели языком, сколько душа пожелает: «Волково, Волково, Волково!» Беды не накличешь, только еще чуток храбрости прибавится. Первая была догадка. Вот зачем мы в Волково приехали – за храбростью! Село это, как и село Никульчино, что стоит на высоком берегу реки Вятки древнее. Оба села связывает священная духовная дружба. История их во тьме русских времен. С селами Никульчино и Волково связывают начало христианской истории вятской земли. Они возникли в начале ХII века как первые православные поселения на Вятке. Каждое рождение на земле человека есть чудо, но и зарождение села или города тоже никогда не обходится без чудес. Чудо в данном случае является для людей свидетельством Божьего попечения о выбранном месте для жительства, знаком Божьего Промысла. Без чуда городу не устоять. История Свято-Троицкой церкви села Волково тоже началась с чуда. По преданию, храм хотели построить на горке – самом высоком и гордом земном месте. Для его освящения туда принесли список с чудотворной Казанской иконы Божией Матери. Принесли, поставили, отслужили молебен, разошлись в радости по домам. Утром ахнули, нет иконы, кинулись искать всем миром, нашли. Слава Богу, икона оказалась в нескольких километрах в стороне, в низине на месте древнего кладбища. Икону с почестями возвратили на высокий угор, поставили часовых. Утром глядь - Богородицы опять нет. Стали односельчане укорять караульщиков, дескать, прозевали икону, а те моргают, божатся, что глаз не сомкнули, но не знают, каким образом сей образ исчез. Икону обрели во второй раз на кладбищенском месте. История эта повторилась и в третий раз. Наконец, когда строители по ошибке (вышло что не по ошибке, а ангел Божий крылом их своим завернул) привезли строительный лес не на угор, а на старое кладбище, жители села уразумели, где сама воля Господня определила место для постройки храма. То-то было радости! Одно дело, по своему определению храм возводить и совсем другое, когда Бог словно «в столпе облачном древним Израильтянам» место Себе святое указует, как ладошкой морщинки земли разглаживает! Значит, стоять этому храму вечно! А лес на угоре в память об этом событии до сих пор называется «Церковник».

Историческая зарисовка

В 1772 году Епископ Вятский Варфоломей (Любарский) выдал храмозданную грамоту на построение каменного храма во имя Святой Троицы. Что это такое храмозданная грамота? Справный документ с печатью и подписью самовладычней, разрешающий во имя Троицы Святой упираться православному народу в Небо в означенном месте. Подробно об этом каждый входящий в храм может прочитать на огласительной настенной надписи, сделанной «для памяти людям любознательным усердием местного жителя села Волково Петром Филипповичем Хрулевым (1820-1874 гг.)». В одном комплексе с храмом были церковно-приходская школа и каменный двухэтажный дом для священнослужителей и клира. Батюшки были всегда рядом. Жили все одной большой клерикальной семьей. Так и видишь картину, высовывается из верхнего окна борода протодиакона и басит вниз: « Отец Вениамин, а не найдется ли у тебя рассыпного чаю на утренний подъем?» «Как не быть, - отвечает протопоп Вениамин, - чай не за чай служим, а за страх и совесть, а потому чайком соседа порадовать завсегда можно!» 100 лет без малого душа в душу жили отцы и матушки святого храма. Богу служили, детей учили, сами наделы свои земельные пахали, огороды пололи, веру православную хранили. Но пришел лютый час богоборческого бунта в 1917 году на русскую землю. И раскидала новая советская власть священных жильцов по всей необъятной России. Всем разная доля досталась: кого в тюрьму затолкали, кого по этапу в Сибирь отправили в лагерь смерти, кого на поселение определили в глухие калмыцкие степи, а кого и к стенке поставили. Горькая участь всем приспела. После революции оба здания у прихода были отобраны, а в 1939 году с колокольни сброшены и отправлены на переплавку все колокола. Замолчал храм. Будоражили его колокола нечистую совесть богоборцев. Теперь только красотой своей немо звал он к покаянию русского человека. 

 С началом Великой Отечественной войны под грозный гул пушек храм закрыли. В Георгиевском приделе построили трехэтажные нары и поселили солдат. Солдаты курили сидя на амвоне, и чтобы согреться, разводили костер прямо на полу в центральном пределе. Но огонь перед железным холодом пасовал. Там, где раньше согревала сердца благодать Божия, вещественный костер не спасал. В бывшем доме священнослужителей разместили обсервационный пункт, куда привозили на лечение истощенных ленинградцев. Что ж дело доброе, а батюшек выгнанных на улицу вместе с женами и малыми детьми все равно жалко. После победы русского народа, пришло ослабление жесткого отношения советской власти для верующих людей. Как-никак народ фашиста победил! По всей русской земле вновь стали открываться храмы Божьи. Получил разрешение на возобновление служб и волковский храм Святой Троицы. Случилось это почти сразу после войны. Значит, маялись, горевали жители Волкова без божественной Литургии, раз так скоро получили всемилостивое разрешение открыть храм. 

24 июня 1945 года на Троицу состоялась первая праздничная служба, которая одновременно была и престольным праздником, то есть днем Рождения храма. На праздник собралось множество народа из тридцати двух окрестных деревень. Весь народ в храм не поместился. Расположились разноцветным покровом вокруг, радуясь тому, что можно хоть живой стеной рядом со стенами храма постоять, вновь согретого огнем Духа Святого. Церковь не в бревнах, а в ребрах. Ребер-то в тот день на храмовом празднике было не сосчитать! Впоследствии храм неугомонные в своей душной злобе власти еще неоднократно пытались закрыть, заколотить его двери для всех страждущих, но каждый раз это было ненадолго. Народ волковский отстаивал свою святыню, и фимиам на службах вновь восходил к Небу. В 80 годы прошлого века наступил окончательный перелом. Богоборческая власть, как и подобает всякой самозваной власти, приказала долго жить. С того времени Литургия и нуждные службы для прихожан в селе Волково совершаются круглый год своим чередом. 

Добавим мудрых красок в скромную историческую зарисовку. Расположенная в стороне от больших дорог, но достаточно близко от областного центра, старинная церковь для многих наших известных земляков явилась началом духовного поиска. Среди них – Владыка Александр Могилев, архиепископ Костромской и Галичский, работавший в конце 80-ых годов секретарем Вятской епархии. В юношестве он был постоянным прихожанином Троицкой церкви – появиться в единственном действующем Серафимовском храме г. Кирова в подозрительные годы богоборчества для школьника было равносильно социальному самоубийству. Именно в Троицкой Церкви перед Преображением в 1983 по благословению Владыки Хрисанфа была совершена его хиротония в священники. «Аксиос!» - возглашал архиепископ Хрисанф с амвона. «Аксиос!» - отвечал ему народ Божий. «Аксиос!» - гудел Троицкий храм. В храме сохранились древние святыни – иконы пророка Илии и великомученика Георгия. Особую ценность представляет огромная, в человеческий рост, в тяжелом металлическом окладе икона святых страстотерпцев Бориса и Глеба, перенесенная из разрушенного Никульчинского храма. Именно с этим образом, древним списком иконы Бориса и Глеба 15 мая совершается ежегодный крестный ход из Волково в Никульчино, где в 2001 году заново построен деревянный храм. Там икона Бориса и Глеба остается до осени, а 18 сентября крестным же ходом возвращается из Никульчино в Волково. Благодаря этой новой традиции иконы святых страстотерпцев освящают своим присутствием два древнейших поселения вятской земли. В крестном ходе непременно принимают участие жители с. Волкова. Вот почему до сих пор «село ноги кормят». 

Путь небесный и земной 

Войдя в храм и прочитав огласительную храмоздательную надпись мы, малое Предтеченское стадо, приложились к знаменитому древнему образу Бориса и Глеба.

Воково 0

 

Казалось, то не икону мы целовали, а словно живых братьев приветствовали духовным целованием. Настоятель храма, протоиерей Владимир Орлов окинув добродушным оком Предтеченскую детвору, отвлекся на минутку от совершаемого чина Крещения и благословил нас совершить «единое на потребу» - на паломнический пикник. Недолго побыли мы в священных просторах храма. Мягкий свет осеннего дня поманил нас вдаль. Но «даль» оказалась совсем недалеко от храма. Светлая опушка березового леска на краю бескрайнего русского поля привлекла наше внимание. Недолго думая, соборно, в просторечии – дружно, мы решили на ней разместиться со своими пожитками и припасами под шумной кроной толстенных высоких тополей. Дети, как овечки, незамедлительно запрыгали по полянке, радостными криками оглашая пустеющие сентябрьские просторы. Такое поведение не случайно и не бессмысленно. Дети своими голосами озаборили выбранное нами место для пикника. Теперь каждый волк в лесу знал, что это место принадлежит добровольному союзу храмовых пикникеров и не посмеет лязгать зубами вблизи нашей опушки. 

Путь к упоительному отдыху свободен! А паутинки летели и летели, как прозрачные журавлики, зовя в теплые края по «горящим путевкам» осени. Вскоре задымился костер и пустил первые язычки пламени в бело-синее сухое небо.

Волково 2

Из темной чащи потянуло грибной прелью и несколько отважных мам с бесшабашными чадами отправились в лес на охоту. Нет, не на диких зверей, на последние тонконогие грибы. Оставшиеся тоже были не робкого десятка и, вооружившись ножами, набросились на огурцы и помидоры, готовя салат для пикника. Впрочем, досталось и сосискам и хлебу. Все покромсали жалостливые до детского живота мамы и папы. Урон припасам был нанесен сокрушительный и бесповоротный. Наше взяла – угощение для паломников разноцветными горками приятно мозолило глаза. Пора было за дело «помозолить» и уста. Чайник на костре закипал. Грибники вернулись из леса торжественные. Грибов не нашли, но зато вернулись все до одного. А это в наше беспокойное время уже не мало! За трапезой преподаватель Воскресной школы Андрей Кононов ответил на некоторые вопросы родителей, связанные с детской игрушкой. 

- Нет ли у Вас ощущения, что с каждым годом игрушки становятся все разрушительней для души ребенка? Если да, то с чем это связано

- Ощущение двоякое и далеко не однозначное. Игрушку стали изучать не только как вспомогательное игровое средство но шире, как способ глубинного выстраивания личности. Или иначе – эта первая вселенная маленького человека, его «игрушечный», но настоящий макрокосмос. От него личность отталкивается в своем последующем отношении к миру. Игрушка проецируется на весь взрослый мир. Выбирая игрушку – выбираем судьбу! Именно так все серьезно. Это стали понимать после того, как магазины наводнили тысячи уродливых фабричных игрушек и подросли дети, выросшие в этой мутированной игровой среде. Поэтому с одной стороны появились социальные группы и производители, осознавшие духовно-нравственную составляющую игрушки. Но большинство фирм по-прежнему направлены на создание новых форм игрушек, деструктивно захватывающих сознание детей, например, пластиковые электронные подобия живых куриц типа тамагочи (они даже яйца несут!), зайчиков и собачек «Aibo» , нафаршированных электроникой. Жуткие подобия Божьего мира. Самое грустное, что дети начинают их любить и общаться с ними, как с живыми существами, тратя душевные силы на пластиковых роботов.

- Можете привести положительный пример появления новой для России игрушки за последние 15-20 лет?

- Деревянная игрушка, шагнула далеко за пределы 19 века. Не только бирюльки, кубики, счетные палочки, юла. Дизайнеры в содружестве с православными педагогами придумывают замечательные игровые новшества, например, деревянный ксилофон, особые деревянные конструкции, развивающие абстрактное воображение или учащие логически мыслить. Появился конструктор типа «Лего», из которого можно собрать храм. Но это спорная вещь. Храм собрали, но его нельзя разбирать, раскатывать по бревнышкам. Он храм Господень, пусть и игрушечный, но для ребенка настоящий. Выглядит такой собранный храм неказисто. Никому не подаришь. Вот, если бы собрать храм, раскрасить самому и подарить! Но ограничивать ребенка только народной игрушкой не стоит. Сегодня создаются замечательные электронные игрушки-пособия. Меня в свое время порадовал электронный глобус, радиоуправляемый танк с веб-камерой на башне, радиоуправляемый вертолетик, летающий по комнате. Научиться управлять таким самолетиком совсем не просто. А сколько радости приносят ребенку его летные фигуры! И отнюдь не только мальчику, но и девочкам тоже. Жаль, что уходят в прошлое заводные модели. Почему? Их можно было разбирать до винтиков, узнать, как все это работает и вновь собрать в единое целое. 

- Как думаете, насколько сейчас общество, Церковь и каждая отдельная семья осознают существование проблемы игрушки? 

 Игрушка не «проблема». Проблема в нас, во взрослых. Это мы даем детям в руки игрушки. Лет 5-6 назад принести в воскресную школу монстрообразную или агрессивную игрушку для родителей было пустяковое дело. Приходилось долго объяснять, проводить общие беседы. Сегодня ситуация изменилась. Порой доходит до смешного, мамы (и даже папы!) отнимают у мальчиков игрушечные пистолеты и прячут от девочек чебурашек и пупсиков. Мотивы? Пистолеты - насилие, чебурашка – монстр, пупсики развивают раннюю сексуальность. Как в поговорке - «ожегшись на молоке, дуем на воду». Но это все же исключения. 

Беседа в «соавторстве» с жареными сосисками и горячим чаем на свежем воздухе на всех произвела благоприятное впечатление. Вывод был ясен. В большинстве своем в православных семьях достаточно хорошо представляют, какие игрушки следует давать своим детям. После походной трапезы пришла пора детских подвижных игр: «Тетёра шла», «Мыльные пузыри», «Прятки», «Гуси-гуси». Радости у детворы были полные штаны. Полные известно чего. Дети бегали, и широкие штаны их раздувались от ветра, как паруса. Того и гляди унесет за тридевять земель в американское царство гамбургеров и лотерейных билетов. 

Воково 1

Вдоволь набегавшись, умаявшиеся дети расселись вместе с родителями под кроной трех тополей. Пришел час православной сказки-притчи «Богатырский меч». Написал ее преподаватель воскресной школы Андрей Кононов 15 лет назад. Она долго лежала на самом дне жесткого диска. Ни разу он ее никому не читал и не рассказывал. Сегодня было представление сказки, немного театрализованное. В ненарочном спектакле принял участие сам автор и юный прихожанин Василий Щемелев. Специально для представления он взял в поездку деревянный меч в ладных ножнах с металлическими заклепками. Сказка началась. Дети слушали, захватив дыхание, с широко раскрытыми глазами, казалось, они представляют себя сказочными героями.

 

БОГАТЫРСКИЙ МЕЧ
      

богатырский меч 2                      

В один город, славный своими мастерами и богатством, пришел богатырь в сияющих доспехах. Меч у него был большой и острый, щит крепкий. Все горожане обрадовались его приходу. Город страдал от набегов разбойников. Они грабили горожан, забирая у них все, даже младенческие люльки и подушки. Рассказали люди богатырю о своей беде. Белым гневом загорелось его сердце. Поднялись люди во главе с богатырем на разбойничьи полчища и стали их сокрушать одно за другим. Богатырь всегда шел впереди, поражая врагов мечом направо и налево. Много было сражений, еще больше побед. Но люди устали от войны, заключили с разбойниками мир и стали жить с нечистью в ладу. Слабая она стала нечисть, лядящая. Проще им так показалось. А богатыря наградили чин по чину: «Живи, богатырь, в нашем городе сколько хочешь! Ешь, пей, веселись по добру по здорову! За порядком следи!» Остался богатырь в городе. Латы и меч повесил на стенку своего жилья. Навеселился он от души и стало ему скучно. «Что мне делать? Чем помочь?» - спрашивал он у людей. Отвечали ему горожане: «Мучают нас крысы и коты по ночам! Беснуются, спать не дают!» Взялся богатырь за дело небогатырское. Много лет он воевал со всякой городской живностью. Всех истребил: и крыс и мышей и даже тараканов. Никто его об этом не просил. Но такие уж они люди – богатыри, раз за дело взялся, держись, будет биться до конца хотя бы и против одного таракана, если он враг.

 Годы шли один за другим. Погрузнел богатырь, отяжелел сердцем. Город среди холмов стал еще богаче и удачливей в делах. Слава о нем прокатилась по всем окрестным землям. Совсем богатырь забыл о своем богатырстве. Спрашивали его пришлые люди на базаре: «Кто ты такой?» «Крысолов! – отзывался он с доброй улыбкой. Но однажды вновь пришла беда. Полчища разбойников осмелели, и двинулись на город. Шли они несметных числом и всех разбойных людей, что встречались им на пути, звали с собой на поживу. Горожане, завидев с высокой башни темную тучу врагов прибежали к богатырю за помощью. Со слезами стали они его умолять о защите. Вспомнил богатырь о своем богатырском звании, снял со стены меч и остолбенел. Долгие годы он не брал его в руки. Превратился богатырский меч в негодную железяку, в ржавый хлам. Снял богатырь щит, а тот и вовсе как старый трухлявый пень рассыпался. Взошел богатырь на крепостную стену, сел и горько заплакал. Увидел плачущего богатыря мальчик Василий и подошел к нему. В руке у мальчика был детский деревянный мечик. Добрый был мальчик.

- Что ты плачешь, Крысолов? - спросил он, - Возьми мой меч. Посмотри, какой он красивый и крепкий! У тебя, наверное, никогда не было такого меча?

- Не было, – согласился богатырь, - был у меня похожий, но он проржавел.

- У тебя был настоящий железный меч? – удивился мальчик – Что же ты им делал? Разгонял крыс?

- Нет, я сражался с врагами!

- С врагами? Настоящими? Но с ними сражаются только богатыри!

- А я и есть богатырь!

- Ты богатырь? Богатыри никогда не плачут! Плачут трусы.

- Я плачу не от страха. Много лет я помогал людям, гонял котов, истреблял крыс и мышей. Я забыл свое главное дело на земле: защищать людей! Горе мне. Враги идут на город, а у меня нет оружия и доспехов.

- А как же мой крепкий меч?

- Мальчик, он для игры. В настоящем бою он не выдержит ни одного удара.

- Он очень крепкий! Под его ударами раскалываются даже камни! Мой отец плотник. Он сделал его из дубовой доски, когда менял в храме пол. Он сказал мне: «Самсон в свое время ослиной челюстью победил тысячи филистимлян, а ты попробуй этим, деревянным!»

 Все горожане попрятались по подвалам. Никто не верил в победу. Взял богатырь меч из рук мальчика и вышел один против врагов на неравный бой. Сомкнули враги ряды свои теснее. Встал богатырь перед ними и поднял деревянный меч высоко к небу. Вражьи полчища пришли в ужас. Смертельный страх сковал сердца врагов. И побежали они врассыпную как блохи, кто куда, с криками и воплями: «На нас идет богатырь с деревянным мечом! Он такой могучий, что может голыми руками всех нас, как полудохлых мышей передушить! Бежим! Бежим!» А богатырь, исполнившись отваги, стал так бешено вращать деревянным мечом, что тот загорелся и запылал как тысяча свечей. Еще в больший трепет пришли враги и побежали так быстро, что даже подметки у них задымились. Слава пошла о богатыре. С тех пор все разбойники, какие есть в мире, стали объезжать город за тридевять земель, за тридесять царств. Богатырь вернулся в город. Горожане выбрались из подвалов. Целую неделю шел пир горой. Все поздравляли богатыря с победой. Лучшие мастера сковали ему новый меч и новые латы. «Оставайся у нас богатырь! – вновь просили его боязливые горожане. Но богатырь не захотел больше задерживаться. «Я богатырь! – ответил он, - и дело мое богатырское! Понял я, что нельзя тому, кого Бог призвал защищать людей, оставлять свою службу и ловить крыс. Он должен идти дальше!» И ушел богатырь и далеко за городские ворота провожал его мальчик Василий, крепко сжимая в руках, овеянный победным огнем свой деревянный меч.

 

Автор замолчал. Сказочная история легла на сердца слушателей. Дети присмирели. Даже стало немного грустно, что среди нас нет такого могучего богатыря. Зато был мальчик Василий со своим деревянным мечом. Он то и предложил всем детям напоследок поиграть в прятки. Что тут началось. Визг, шум, беготня. С ума можно сойти! Преподаватель, родители, дети бегали по полю, прятались в кустах, в густой траве, за деревьями. Один мальчик спрятался за забором. Его никто долго не мог найти. Прятки вполне подходящая игра для воскресной школы. «Спрятаться», значит, словно умереть. Когда тебя находят, ты будто «воскресаешь», начинаешь жизнь заново. В этом-то и заключается радость игры в «прятки». Мы прячемся, чтобы нас нашли. Я скрываюсь от всех, чтобы меня «откопали», сказали «Лазарь, гряди вон!», согрели и назвали любимым. Игра закончилась, пришла пора прощаться с нашей облюбованной полянкой. Мы вернулись к храму, удивительным образом никого на пути не растеряв. Бывают же такие чудеса! 

 Увидев нас, автобус радостно заржал, завилял хвостом и открыл свое пузатое железное чрево. Это так мы с детьми представили нашу посадку. Все улыбались, но на сердце было хоть и светло, но грустно. Почему время так быстро летит, когда тебе так хорошо? В селе Волково, словно на Святой Земле, везде чувствуется живое присутствие Господа. Не верите? Поезжайте, благодать вас сама переубедит. Автобус набрал ход. Осенняя дорога запылила мукой. За автобусом или нам так только показалось, бежали волки, но не те дикие и лесные, а наши родные, мысленные. Они нас не догонят. Овечки Божьи вернуться в город к храму Иоанна Предтечи целыми и невредимыми, раздобревшими на осенней травке, хлебе и сосисках, хотя вроде бы овечки сосиски не едят. Так и случилось! Мы вернулись в город, а наши души еще долго, как прозрачные осенние паутинки, трепетали над селом Волково.